О лингвисте и литературоведе из города Харькова (Украина).

Шесть лет назад, 17 декабря, исполнилось 105 лет со дня рождения Ю.В. Шевелёва.
В те памятные морозные дни 2013-го, вокруг установки мемориальной доски Ю.Ш., в городе Харькове разгорелся скандал.
В тот же день журналист  «Комсомолки» узнал и опубликовал интересные факты из жизни знаменитого ученого.
Оксана ЯКУШКО. (17 декабря 2013) — 1352
«История жизни Юрия Шевелева — готовый сценарий для голливудского  фильма. В ней есть и дворянское происхождение, которое главный герой скрывал полжизни, и побег из страны Советов ради лучшей доли, и награда за годы голода, смертельных опасностей и скитаний — блестящая научная карьера в Гарварде и признание по всем мире…
… https://ru.wikipedia.org/wiki/Шевелёв,_Юрий_Владимирович
Псевдоним: Юрий Шерех; (17.12.1908, Харьков, Российская империя — 12.4.2002, Нью-Йорк, США)…
@https://kp.ua/kharkov/429377-fyloloh-yuryi-shevelev-bezhal-na-zapad-chtoby-ne-stat-ubyitsei@
Юрий Владимирович Шевелёв Юрій Володимирович Шевельов, George Y. Shevelov;
фамилия при рождении — Шнейдер; — украинский лингвист и литературовед, американский славист, филолог, писатель, историк литературы и литературный критик. Действительный член Научного общества им. Шевченко и Украинской Академии искусств и наук, член НАН Украины…
Филолог Юрий Шевелев Бежал На Запад… — Новости На Kp.ua
https://kp.ua/kharkov/429377-fyloloh-yuryi-shevelev-bezhal-na-zapad-chtoby-ne-stat-ubyitsei
Юрий Шевелев почти тридцать лет прожил в доме «Саламандра», в квартире № 46. Генеральская семья въехала в пятикомнатные апартаменты в 1915-м и покинула их зимой 1943 г
…В 1990-х в один из приездов в Харьков Юрий Шевелев вместе с другом, профессором  ХНУ им. Каразина Игорем Муромцевым, наведался в родной дом «Саламандра».
— Мы уже подошли к дверям его бывшей квартиры, но Шевелев, как человек воспитанный, вдруг сказал: «Давай не будем беспокоить людей», — рассказал профессор…
Сын обрусевшего немца, генерал-майора Русской императорской армии Владимира Карловича Шнейдера, во время Первой мировой войны (1916) сменившего свою немецкую фамилию на русскую (отец впоследствии погиб на войне, по другим сведениям в эмиграции в Югославии).
Мать — Варвара Медер. Юрий был пятым ребёнком в семье. Двое умерли в младенческом возрасте, ещё двое — в раннем детстве, так что Юрий у матери остался один.
ОБРАЗОВАНИЕ
Учился у Леонида Булаховского в Харьковском университете, защитил кандидатскую диссертацию в 1939 году, там же до войны преподавал славянское языкознание.
В своих воспоминаниях «Я, мені, мене … (і довкруги)», Шевелёв характеризует начало Великой Отечественной войны словами «коварное нападение оголтелого фашизма»; по его оценкам, это была «бессмысленная война двух диктаторов», в которой он не хотел принимать участия.
Первые месяцы войны Шевелёв провёл в Харькове, продолжая преподавательскую и научную работу и ожидая скорого развала фронта и победы нацистской Германии. Он был уверен, что Советский Союз быстро распадётся и Германия одержит такую же молниеносную победу, как до этого в Польше, Франции, Югославии и Греции. Поэтому Шевелёв считал все предпринимаемые советским руководством меры бессмысленными и уклонился от направления на работы по сооружению противотанковых укреплений. Как доцент вуза, Шевелёв был освобождён от призыва на фронт.
..17 сентября 1941 года по доносу, как он полагал, своего соседа, главного редактора украиноязычной газеты «Социалистическая Харьковщина» М. А. Файбышенко, Шевелёв был доставлен на допрос в НКВД, который длился около двенадцати часов. Учитывая реальную угрозу подвергнуться репрессиям, Шевелёв согласился стать сексотом и, как он утверждал, до своего отъезда в эвакуацию писал доносы под псевдонимом «Шевченко» исключительно на Файбышенко, мстя ему таким образом за его донос. Впоследствии Шевелёв объяснял это тем, что «надо было выиграть время до прихода немцев. Это было дело не годов, а дней или недель. За это время я мог ни с кем не встречаться, за исключением Файбышенко…». Именно вербовкой НКВД Шевелёв объяснял в своих воспоминаниях, почему для него стало невозможным оставаться в советской стране, а эмиграция стала неизбежной — он понимал, что после возвращения советской власти ему бы пришлось вновь работать на спецслужбы, что было для него невыносимо.
Позднее, с ухудшением положения на фронте, «бронь» для доцентов была отменена, но Шевелёву всё же удалось избежать призыва из-за неразберихи в харьковском военкомате, и, снявшись с военного учёта в Харькове 23 сентября 1941 года, в начале октября 1941 года он выехал в эвакуацию «на восток» (sic). Теперь военнообязанный Шевелёв должен был встать на воинский учёт по месту прибытия в пункте эвакуации, но, как писал сам Шевелёв, это было ещё одной причиной не очень стараться доехать до места назначения — доехав лишь до Красного Лимана, Шевелёв сделал вид, что заболел и вернулся в Харьков. Позднее Шевелёв писал об этом так: «Я не имел ни малейшего желания проходить военную муштру, а ещё меньше — погибнуть в бессмысленном поединке Сталин — Гитлер, где ни один не защищал интересы ни мои, ни моего народа…»… Вернувшись в Харьков, Шевелёв, по собственным воспоминаниям, опасаясь приходить в свои квартиры, скрывался в хирургическом госпитале, куда попал при содействии знакомого врача-окулиста, который поместил Шевелёва на больничную койку с диагнозом «Myopia et Staphyloma post». Из госпиталя выписался на следующий день после захвата Харькова вермахтом, чувствуя себя спасённым от «лап НКВД»…
Как писал Шевелёв в своих мемуарах, имея возможность, как этнический немец, зарегистрироваться «фольксдойче», что давало бы скудный, но регулярный продуктовый и топливный паёк и иные преимущества, не стал этого делать, так как, по собственным словам, «не хотел становиться немцем». В оккупированном Харькове семья Шевелёва проживала в одной из пустующих квартир, что остались после эвакуации еврейских семей.
В своих воспоминаниях Шевелёв писал, что «новая жизнь» у него началась с появлением в Харькове газеты «Новая Украина» (укр. «Нова Україна»), издававшейся оккупационной администрацией на украинском языке с 7 декабря 1941 года и занимавшейся пропагандой успехов немецких и союзных войск на фронтах Второй мировой войны..
В ЭМИГРАЦИИ
В 1944—49 годах Шевелёв проживал в Словакии, Германии, Швеции. В Германии он преподавал в Украинском свободном университете в Мюнхене (1946—1949) и получил там степень доктора наук (1949). Он был также вице-президентом литературного объединения МУР (1945—1949). В 1950 году выехал в США.
После переезда в США работал преподавателем русского и украинского языков в Гарвардском университете (1952—1954), помощником профессора (1954-1958) и профессором славянской филологии в Колумбийском университете (1958-1977), президентом Украинской академии искусств и наук (1959—1961, 1981—1986). Он был одним из основателей «Ассоциации Слово — Ассоциации изгнанных украинских писателей». Шевелёв был избран международным членом Национальной академии наук Украины[10] и почётным доктором Альбертского университета, Лундского университета, Харьковского национального университета и Национального Университета Киево-Могилянской Академии..
В 2000 году был награждён Национальной премией Украины имени Тараса Шевченко.
Библиография его трудов насчитывает 872 названия…
В 1979 году вышла книга «Историческая фонология украинского языка».
12 апреля 2002 года умер в Нью-Йорке.
История
Есть у Шевелёва и работы по истории. В 1954 году он написал в Бостоне статью «Москва, Маросєйка», посвящённую последствиям Переяславской рады 1654 года. Юрий Шевелёв рассуждал об «истории большой и ещё не законченной войны» — так он охарактеризовал «историю культурных связей между Украиной и Россией». В статье он сделал вывод:
Три страшных врага украинского возрождения — Москва, украинский провинциализм и комплекс Кочубеевщины. Все они, писал Шевелёв, «живут и сегодня»: «…запекла ненависть Михайла Драгоманова не знищила українського провінціалізму. Запекла ненависть Дмитра Донцова не знищила Москви. Запекла ненависть В’ячеслава Липинського не знищила комплексу Кочубеївщини. Сьогодні вони панують, і вони урочисто справляють ювілей Переяслава.»
В написанном на польском языке историко-философском труде «Шляхта на Украине» (1909) Липинский обосновал решающую роль шляхты в процессе формирования украинской государственности и призвал её бороться за возрождение Украины. В 1910 году переехал в Краков (Польша). В 1912 году здесь вышел сборник его фундаментальных научных трудов и исторических документов «Z dziejów Ukrainy» («Из истории Украины») — своеобразный итог его исторических исследований в ранний период творчества, куда вошли такие работы, как «Название Русь и Украина и их историческое значение», «Станислав-Михаил Кричевский», «Богдановым путём», «Документы Руины» и др. Автор посвятил его «хлопоманам» В. Антоновичу (которого считал своим учителем), П. Свенцицкому и Т. Рыльскому. В 1912 году выступил инициатором создания Украинского информационного комитета, целью которого стала пропаганда за рубежом идеи создания Украинского независимого государства…

Share
Статья просматривалась 406 раз(а)

7 comments for “О лингвисте и литературоведе из города Харькова (Украина).

  1. Александр Биргер
    12 апреля 2020 at 23:50

    Михаил Кульчицкий — «всех нас лучше и выше»… Борис Слуцкий https://vk.com/topic-2579023_25168253
    “Слуцкий был верным другом своим друзьям — живым и павшим. Но ни о ком он не писал с такой болью и нежностью, как о Кульчицком — возможно, самом талантливом из всех. Кажется, никто ещё не догадался выпустить все стихи Слуцкого о Кульчицком отдельной книжкой…
    * * *
    Я помню твой жестоковыйный норов
    и среди многих разговоров
    один. По Харькову мы шли вдвоем.
    Молчали. Каждый о своем.
    Ты думал и придумал. И с усмешкой
    сказал мне: — Погоди, помешкай,
    поэт с такой фамилией, на «цкий»,
    как у тебя, немыслим.— Словно кий
    держа в руке, загнал навеки в лузу
    меня. Я верил гению и вкусу.
    Да, Пушкин был на «ин», а Блок — на «ок».
    На «цкий» я вспомнить никого не мог.

    Нет, смог! Я рот раскрыл.— Молчи, «цкий».
    — Нет, не смолчу. Фамилия Кульчицкий,
    как и моя, кончается на «цкий»!
    Я первый раз на друга поднял кий.
    Я поднял руку на вождя, на бога,
    учителя, который мне так много
    дал, объяснял и помогал,
    и очень редко мною помыкал.

    Вождь был как вождь. Бог был такой как нужно.
    Он в плечи голову втянул натужно.
    Ту голову ударил бумеранг.
    Оборонясь, не пощадил я ран.
    — Тебе куда? Сюда? А мне — туда.

    Я шел один и думал, что беда
    пришла. Но не искал лекарства
    от гнева божьего. Республиканства,
    свебодолюбия сладчайший грех
    мне показался слаще качеств всех.

  2. Александр Биргер
    18 марта 2020 at 3:58

    Э.В. Лимонов
    * * *
    И речки и холмы да-да
    это все да
    это все да
    и речки и холмы да-да
    проходят медленно назад
    В карете шелковый шнурок
    О отведи головку вбок!
    Не видно мне красивой этой рощи!
    . . . .
    В этих жутких и страшных ботиночках
    на любимой прекрасной ноге
    в этих шляпах шнурках и резиночках
    я люблю тебя Боже мой — где…
    и речки и холмы да-да
    это все да
    это все да
    и речки и холмы да-да…

    Хоронили сочинителя…
    ***
    Хоронили сочинителя
    Хороша была весна
    Пришла девочка в калошках
    очень плакала она

    Закрывалась ручкой слабою
    долго плакала она
    не смогла стать русской бабою
    да купить ему вина

    волосы его поглаживать
    обнимать его сама
    от могилы отгораживать
    не давать сойти с ума

    Впереди и май и майское
    впереди на сколько лет?
    а его уж дело райское
    там зимы и вовсе нет

    Хоронили рано сочинителя
    по Москве ходившего в руках
    В качестве участника и зрителя
    он писал что существует — ах!

    заново им названа печально
    милая земельная судьба
    Всех таких и быстро и нахально
    закрывают тесные гроба

    Ах родная родная земля…
    * * *
    Ах родная родная земля
    Я скажу тебе русское — «бля»
    До чего в тебе много иных
    молодых и нагих

    Так зачем же тебе я — урод
    народившийся из темных вод
    подколодных ночных берегов
    городов

    Так зачем я тебе от стены
    Где всегда раздвигали штаны
    Где воняет безмерно мочой
    Так зачем я тебе городской
    Краснощеких возьми деревень
    У них поросль растет каждый день
    Я зачем тебе с тонким лицом
    Со здоровым носись подлецом

    Отвечает родная земля
    — Ты назад забери свое «бля»
    Только ты мне и нужен один
    Ты специально для этих равнин

    Ты и сделан для этой беды
    для моей для травы-лебеды
    И для шепота ржавых ножей
    Я ищу бедной груди твоей

    Но за службу такую плачу
    Твое имя свиваю в свечу
    и горит же она все горит
    тебя всякий из русских простит

    И поймет все поймет
    шапку снимет и слезы прольет

  3. Александр Биргер
    14 марта 2020 at 2:33

    Soplemennik
    Э. Пасика скончался несколько лет назад.
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Спасибо, В.С. , я читал работы Э.П. (и об Э.П.)
    Имеются 32 работы Э.П. в Заметках и 7 – в Мастерской.
    Видел и Ваш печальный пост от 2016-05-22 в Чикаго: “Вы опоздали…”
    p.s. Рудольф Хайкин, Март 2017.
    Ушёл из жизни один из эрудированных членов нашей мельбурнской русскоязычной общины Эллан Пасика, заслуживший уважение большого числа соотечественников своей хорошей способностью к интересной для нас журналистике и присущими ему высокими стандартами справедливости и порядочности. Для него также было обычным делом прийти на помощь тем, кто в этом нуждался…

  4. Александр Биргер
    13 марта 2020 at 21:17

    Всвязи с обрушившейся на Эдуарда Бормашенко клеветой,
    считаю необходимым не выходить из Портала, а принимать более активное участие.
    А также — попытаться убедить уважаемого Э.Б. не оставлять
    Портал, не отдавать его некомпетентным проходимцам, что бы ни
    происходило. Всё, что могу придумать сейчас – повторить стихи харьковчанина Эллан Пасика.
    Автор Э.П., в далёкой Австралии, видит Харьков, жел-дор. столицу, свой город детства — «Божьей межой между лесом и степью…»
    Какое нам всем дело, дорогой Эдуард, до комментариев тех,
    кто этой межи не видит?
    До тех, кто не понимает, что памятники Шевченко,
    Лермонтову, Шолом Алейхему… это — памятники Поэзии., Духу.
    Будьте здоровы и вЕселы.
    С уважением , А.Б.
    * * *
    Харків – Божа межа
    поміж лісом і степом.
    Шлях чумацький лежав
    Попід зоряним небом.

    Він і зараз шляхів
    Залізничних столиця,
    Та столичних верхів
    Йому більше не сниться.

    Як колись зустрічали
    На Держпромі зорю,
    Як тоді будували
    Монумент Кобзарю

  5. Александр Биргер
    13 марта 2020 at 4:46

    Стихи.ру
    Харьков, Ностальгичное
    Эллан Пасика
    * * *
    Харків – Божа межа
    поміж лісом і степом.
    Шлях чумацький лежав
    Попід зоряним небом.

    Він і зараз шляхів
    Залізничних столиця,
    Та столичних верхів
    Йому більше не сниться.

    Як колись зустрічали
    На Держпромі зорю,
    Як тоді будували
    Монумент Кобзарю

  6. Александр Биргер
    13 декабря 2019 at 0:47

    Inna B.- (624): А почему бы вам, г-н Зайцев, не показать пример?
    — — — —
    М. Зайцев — 2019-12-12 (639):Так примеры есть, мадам, за примерами дело не стало. Есть толковые отзывы, глубокие мысли, доверительный анализ.. Да, видно, не в коня корм…
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Пожалуй, Вы правы. Ни количеством “ пулемётов”, ни вашим, ни другим примером дело не исправишь. Если читатель толком не прочёл “Войну и мир”, “Казаков”, “После бала”…, учить читать его/её поздно.
    Цу шпет.. слишком много других, привычных кормов.
    * * *
    Л. Н. Толстой. После бала . Рассказ.
    — Вот вы говорите, что человек не может сам по себе понять, что хорошо, что дурно, что все дело в среде, что среда заедает. А я думаю, что все дело в случае. Я вот про себя скажу. Так заговорил всеми уважаемый Иван Васильевич…
    у Ивана Васильевича была такая манера отвечать на свои собственные, возникающие вследствие разговора мысли…
    — Да что же было? — А было то, что был я сильно влюблен…
    Это была …, да, Варенька Б…
    Она и в пятьдесят лет была замечательная красавица. Но в молодости, восемнадцати лет, была прелестна: высокая, стройная, грациозная и величественная, именно величественная. Держалась она всегда необыкновенно прямо, как будто не могла иначе, откинув немного назад голову, и это давало ей, с ее красотой и высоким ростом, несмотря на ее худобу, даже костлявость, какой-то царственный вид, который отпугивал бы от нее, если бы не ласковая, всегда веселая улыбка и рта, и прелестных, блестящих глаз, и всего ее милого, молодого существа.
    — Каково Иван Васильевич расписывает….
    — Хоть я и охотник был до шампанского, но не пил, потому что без вина был пьян любовью, но зато танцевал до упаду — танцевал и кадрили, и вальсы, и польки, разумеется, насколько возможно было, всё с Варенькой. Она была в белом платье с розовым поясом и в белых лайковых перчатках, немного не доходивших до худых, острых локтей, и в белых атласных башмачках…Мазурку танцевал не с ней, а с одной немочкой…Но, боюсь, в этот вечер был очень неучтив с ней, не смотрел на нее, а видел только высокую стройную фигуру в белом платье с розовым поясом, ее сияющее, зарумянившееся с ямочками лицо и ласковые, милые глаза. Не я один, все смотрели на нее и любовались ею, любовались и мужчины, и женщины, несмотря на то, что она затмила их всех. Нельзя было не любоваться….
    p.s.
    A. Крамер (637): …А дело в том, что понимая характер, лучше понимаешь творчество! Может быть, не всегда, но в данном случае – определенно!… будучи тонким понимателем мужского характера, женщин он описывал поверхностно, «поведенчески», схематично…Разве это не связано с его характером?
    С неумением сочувствовать, сопереживать, с его нелепыми «маленькими добрыми делами», в которых не было души, а только притворство, игра в человеколюбие?…

  7. Александр Биргер
    11 декабря 2019 at 19:47

    Шесть лет назад, 17 декабря, исполнилось 105 лет со дня рождения Ю.В. Шевелёва. В те памятные морозные дни 2013-го, вокруг установки мемориальной доски Ю.Ш. в городе Харькове, разгорелся скандал.
    В тот же день журналист «Комсомолки» узнал и опубликовал интересные факты из жизни знаменитого ученого.
    Оксана ЯКУШКО. (17 декабря 2013) — 1352
    «История жизни Юрия Шевелева — готовый сценарий для голливудского фильма. В ней есть и дворянское происхождение, которое главный герой скрывал полжизни, и побег из страны Советов ради лучшей доли, и награда за годы голода, смертельных опасностей и скитаний — блестящая научная карьера в Гарварде и признание по всем мире…
    https://ru.wikipedia.org/wiki/Шевелёв,_Юрий_Владимирович
    ..В 2000 году был награждён Национальной премией Украины имени Тараса Шевченко.
    Библиография его трудов насчитывает 872 названия…
    В 1979 году вышла книга «Историческая фонология украинского языка».
    12 апреля 2002 года умер в Нью-Йорке…

Добавить комментарий