Разговор с Владимиром Янкелевичем

Владимир Янкелевич
— 2019-11-19 04:09:12(120)

Вообще-то нравится — не нравится, это дело вкуса. Вот Соня Тучинская в восторге от Льва Толстого, а я его терпеть не могу. Так и что с этого?
Меня заинтересовала тема. Кратко ее можно выразить словами — «Пришедшего убить тебя — встань и убей первым». В Израиле это больной вопрос. Например — несколько пьяных пацанов-эфиопов напали на мальчишку. (https://stmegi.com/posts/71863/ekspertiza-solomon-taka-upotreblyal-alkogol-i-gashish-pered-intsidentom/) Офицер полиции, гулявший с семьей, сделал им замечания. Тогда те стали кидать в него (и жену с ребенком) камни. Офицер сделал предупредительный выстрел, но рикошет убил одного из нападавших. Установлено, что он был пьян и под наркотиками. Сейчас судят офицера. Завтра выдвинут обвинительное заключение. Много не дадут, но вот остальные соучастники нападения на офицера не беспокоятся. Их то никто не трогает. Это понятно, эфиопы уже разок ставили Израиль на уши. Боятся власти, а раз так — то будут наглеть дальше…
Автор отреагировал на эту нездоровую ситуацию.
В свое время Герцена спрашивали по поводу одного мемуариста, можно ли писать такие некачественные тексты… Он ответил, что можно, так как никто не обязан читать.


Владимир, Вы сами в каждом последующем своем тексте выступаете все более тонким стилистом, превращающим  полит-аналитику и публицистику, умело прошитую великолепными цитатами, чуть ли не в прозу. Вот начало последнего Вашего текста, это же прелесть, что такое:

События, происходящие в Израиле, заставляют беспокоиться о здоровье значительной части арабского населения — от такого количества конфет, которые они на радостях раздают при любой проблеме в Израиле, у них вконец может испортиться здоровье.

Прямо по Чуковскому: начинать надо так, чтобы читателя оторопь взяла. Это он о своих лекциях по литературе.

Так вот, у Вас, значит, абсолютный симбиоз ЧТО и КАК. А когда речь идет о чужой халтуре, выдаваемой за худ. прозу в жанре «рассказ», вы вдруг грудью встаете на ее защиту. Я, разумеется,  не читала последний опус столь полюбившегося вам автора. Мне хватило еврейского мальчика, не устающего разыскивать после войны любимую женщину пленного немца, которому он ребенком в голодное послевоенное время без устали скармливал бутерброды своей еврейской мамы. В РАССКАЗЕ тема — дело десятое. Там, по крайней мере,  мне по простоте моей представляется.
Вы скажете, как не прочитав текста, кто бы то ни было смеет о нем судить. А вот так:

— А вам, что же, мои стихи не нравятся? — с любопытством спросил Иван.
— Ужасно не нравятся.
— А вы какие читали?
— Никаких я ваших стихов не читал! — нервно воскликнул посетитель.
— А как же вы говорите?
— Ну, что ж тут такого, — ответил гость, — как будто я других не читал? Впрочем… разве что чудо? Хорошо, я готов принять на веру. Хороши ваши стихи, скажите сами?
— Чудовищны! — вдруг смело и откровенно произнёс Иван.
— Не пишите больше! — попросил пришедший умоляюще.
— Обещаю и клянусь! — торжественно произнёс Иван.

Прозревший Иванушка Бездомный — не частый случай в сегодняшнем литературном процессе.

Разгоны длинные у меня выходят. Болезнь такая. Я ведь, собственно,  не об этом хотела с Вами разговор завести. А прокомментировать Вашу фразу о любви к Толстому, подразумевающей, видимо, что тому, кто на нее обречен, недоступно понимание гениальной простоты и мудрости той самой мысли из Талмуда:

«Пришедшего убить тебя — встань и убей первым».

А вот представьте себе, что мысль эта настолько мне внятна, и настолько она важна и злободневна сегодня, что когда Израиль изнывал по адской июльской жаре в обустроенных эфиопами пробках, я написала о полицейском, рикошетной пулей убившем юного преступника, бросавшего камни в него и его семью, чтобы не мешал отбирать смартфон у более слабого товарища.

https://tuchiki.livejournal.com/104473.html — «Эфиопская буза — взгляд из Америки». В тексте выражается уверенность, основанная на грустном американском опыте, что если ни в чем не повинный полицейский не будет оправдан,  то «черные» израильтяне станут шантажировать Израиль forever. Это не имеет значения, что ему «много не дадут». Важен сам факт — ему вынесен не оправдательный, а обвинительны приговор.

И вот сегодня стало известно, что «правосудие» израильское, не к ночи будет помянуто, вынесло такое решение:

Виновный в гибели 18-летнего Соломона Теки сотрудник полиции Израиля будет признан виновным в халатности, повлекшей за собой смерть человека. В ходе следствия установлено, что офицер нарушил служебные инструкции, регламентирующие применение оружия.При этом следствие отметило тот факт, что полицейский был атакован молодыми людьми: это могло повлиять на решение о применении служебного оружия. Также отмечено, что полицейский не использовал все имеющиеся в его распоряжении средства для прекращения хулиганских действий. Решение доведено до членов семьи Теки и представляющих ее интересы адвокатов.

На самом деле это чудовищное в своем чисто оруэлльском, нелепом и подлом двуемыслии решение надо, я думаю, читать так:

Несмотря на то, что сотрудник полиции, пытаясь предотвратить действия юного преступника Соломона Теки, и защищая свою и чужие жизни,  действовал обдуманно и в согласии с законом, мы вынужденны наказать его по таким-то статьям. В противном случае был бы очень велик шанс, что члены эфиопской общины повторят июльский сценарий с перекрыванием шоссе, коктейлями Молотова,  и даже попытками свести с рельс поездной состав. Предъявляя решение суда членам семьи преступника, мы надеемся, что оно удовлетворило и их, и эфиопскую общину в целом. Израильтянам, жертвам июльских акций, нужно смириться с нашим решением, и не выходить на акции протеста, если они не хотят повторения летнего сценария.

Да, так о чем это я, Владимир? О том, что любовь к классике (Толстому, в частности) не обязательно отбивает здравомыслие, способность к анализу причинно-следственных связей в окружающем тебя мире, и прочее.

Читатель, чей отзыв  показался Вам высокомерным, на мой взгляд, еще мягко об этом очередном «продукте творчества» сказал. А я вот прочла его отзыв и вспомнила, что этот самый читатель на всю жизнь сражен Томасом Манном («Иосиф и его братья»), а прозу Толстого называл «магической».  Как же он может судить о РАССКАЗЕ лишь по тому, о ЧЕМ там написано? Хотя, и Вы это знаете, идеологически мы с «читателем» расходимся на 180 градусов.

А Герценом, величайшим  стилистом  всех времен и народов, Вы зря свое попустительское отношение к чужой халтуре прикрываете. Герцен в данном случае иронизирует. Герцен презирал следующее за ним поколение революционных демократов за то, что они о Пушкине через губу писали.

Как-то монолитно серьезно, и даже назидательно получилось, что совершенно не соответствует моему к Вам отношению, которое — симпатия и уважение в равной степени.  Иногда и уколы зависти случаются, когда Вас читаю.

Удачи Вам, на Вашем позарез нужном Израилю поприще,  Владимир!

 

 

Share
Статья просматривалась 151 раз(а)

5 comments for “Разговор с Владимиром Янкелевичем

  1. Владимир Янкелевич
    23 ноября 2019 at 18:09

    Соня, Вы человек, умеющий читать. Да и в логике не откажешь.
    Как Вы смогли из прочитанного построить такую конструкцию —
    «А прокомментировать Вашу фразу о любви к Толстому, подразумевающей, видимо, что тому, кто на нее обречен, недоступно понимание гениальной простоты и мудрости той самой мысли из Талмуда: «Пришедшего убить тебя — встань и убей первым» — я понять не в состоянии. Это абсолютно не «подразумевающей, видимо». Просто одному нравится бланманже, а другому… то, что нравится. Я просто отказался обсуждать текст Левковского в терминах «нравится/не нравится» и обратил внимание на проблему, которой собственно и посвящен его рассказ.
    Дело в том, что в терминах «нравится/не нравится» можно разорвать в клочки очень многие тексты на Портале. Только нужно ли это? Нужно ли писать «Бред собачий»?
    Я считаю для себя возможным так относиться к текстам, где существенные фактологические ошибки. Как это было, например, по отношению к переводу немецкой статьи о подводных лодках.
    Качество литературных текстов, на мой взгляд, обычно определяется редколлегией. В данном случае такого органа нет. Печатаются авторы с самыми разносортными текстами. Вот поэтому вполне уместен подход Герцена — «Никто не обязан читать». Я думаю, что такой подход абсолютно верен, и я его придерживаюсь.
    Но сам посыл написанного — отталкивание всепрощения — я думаю Вы отметили верно.

  2. Соня Тучинская
    20 ноября 2019 at 22:44

    Л.Беренсон
    — 2019-11-20 20:29:23(244)

    Разговор с Владимиром Янкелевичем
    by Соня Тучинская • 19 ноября 2019 •
    ****************************************
    Уважаемая госпожа Тучинская! Очередной Ваш превосходный текст (стиль, язык, логика)!
    По сути: полицейскому предъявлено обвинение в убийстве по халатности — он стрелял в асфальт (что запрещено правилами), пуля рикошетом убила хулигана. Ваше восприятие этой драмы, по-моему, справедливо, но наша ситуация (в стране, в мире, сейчас) однозначно требует: не будь правым — будь умным. Отсюда и поведение властей.
    Что касается оценок прочитанного. Не вижу необходимости публиковать отрицательные (тем более уничижительные) отзывы — не тот формат сайта. Здесь никто никого ничему не научит. Перебранки ради — не стоит. Я себе взял давно за правило: не понравившегося автора обхожу вниманием, возвращаюсь, если увижу положительные отзывы интересных мне людей.
    Вот Ваши тексты выискиваю, хотя их тональность не всегда по мне. Пишете хорошо, опять же ИМХО. Здоровья и успехов.

  3. Ефим Левертов
    19 ноября 2019 at 23:05

    Соня! Но вы не написали главного: как наказан офицер полиции за свою «халатность». Если это просто словесное порицание — это одно, а если, к примеру, понижение по службе или, еще хуже, срок — другое.
    Кстати, читатель, прочитавший тот рассказ, признал, что он был резковат, а я солидарен с вами — не стоит читать «писателей», плохо зарекомендовавших себя: у нас здесь нет «революционных демократов», но здесь, в этом мире, от нас уже ничего не зависит.

    • Соня Тучинская
      19 ноября 2019 at 23:31

      Ефим, Вы не самым внимательным образом прочли то, что я пыталась сказать.
      1.Неизвестно, что ему присудили. Но главное не в этом, а в том, что израильский полицейский, не нарушивший закона, НЕ ОПРАВДАН. Цель здесь — не следовать букве закона, а угодить эфиопской общине. Вот об этом и мое первое эссе на эту тему и сегодняшний коммент.
      2. Это не я, а Янкелевич сказал Тененбауму, оставившему отрицательный отзыв на последний рассказ (боюсь имя редаторского фаворита назвать) злостного графомана, что, мол, просто мимо идите, не читайте, а мы будем, раз тема злободневная.
      Я то как раз считаю, что худ. тексты можно открыто обсуждать по законам объявленного жанра, не боясь «ранить» ни сверхчувствительного автора, ни Редакцию, одобрившую текст к публикации.

  4. Соня Тучинская
    19 ноября 2019 at 22:05

    …Я ведь, собственно, не об этом хотела с Вами разговор завести. А прокомментировать Вашу фразу о любви к Толстому, подразумевающей, видимо, что тому, кто на нее обречен, недоступно понимание гениальной простоты и мудрости Талмуда:
    «Пришедшего убить тебя — встань и убей первым».

    А вот представьте себе, что мысль эта настолько мне внятна, и настолько она важна и злободневна сегодня, что когда Израиль изнывал по адской июльской жаре в обустроенных эфиопами пробках, я написала о полицейском, рикошетной пулей убившем юного преступника, бросавшего камни в него и его семью, чтобы не мешал отбирать смартфон у более слабого товарища.
    «Эфиопская буза — взгляд из Америки». В тексте моем выражается уверенность, основанная на грустном американском опыте, что если ни в чем не повинный полицейский не будет оправдан, то «черные» израильтяне станут шантажировать Израиль forever. Это не имеет значения, что ему «много не дадут». Важен сам факт — ему вынесен не оправдательный, а обвинительны приговор.

Добавить комментарий