СТИХОТВОРЕНИЯ-ПЕСНИ ИЗ ПРОШЛОГО ВЕКА

В СУББОТУ ВЕЧЕРОМ…(с интернеТОМ и КОтом Кузьмой)
——————————————————
Аннотация к книге «Антология бардовской песни.»
Автор-составитель Р. Шипов — М.: Изд-во Эксмо, 2006.
«По выражению Булата Окуджавы, «авторская песня — это искусство думающих людей для думающих людей». Явившись в пору потепления общественной атмосферы, авторская песня к нашему времени сумела накопить мощный художественный потенциал..
Данная книга содержит около 600 песен 100 бардов. При отборе предпочтение отдавалось песням, прошедшим проверку временем, ставшим классикой этого вида искусства. Наряду с творчеством основоположников бардовской песни — Михаила Анчарова, Юрия Визбора, Владимира Высоцкого, Александра Галича, Александра Городницкого, Юлия Кима, Новеллы Матвеевой, Булата Окуджавы — в книге представлены
и песни авторов последующих поколений…Подробнее: https://www.labirint.ru/books/153529/
.. Одна из песен, написанных в приятелями-москвичами Алексеем Охрименко, Сергеем Кристи и Владимиром Шрейбергом. Ими же созданы «Батальонный разведчик», «Отелло» (Венецианский мавр Отелло…) и «Гамлет» (Ходит Гамлет с пистолетом…). Созданы они были, в основном, в 1947-1953 гг., однако по поводу песни «Жил-был великий писатель» Сергей Кристи (1921-1986) вспоминал, что он написал ее еще в последнем классе школы, когда проходили творчество Льва Толстого. То есть, написана она была накануне войны и авторство первоначального варианта принадлежит Сергею Кристи.
Все эти песни получили широкое распространение как анонимные, в 1950-е гг. исполнялись инвалидами, собиравшими подаяние в электричках, затем попали в студенческую среду. Авторские тексты были опубликованы лишь в начале 1990-х, и тогда же песни на большой сцене исполнил Алексей Охрименко — последний к тому времени живой соавтор.
Есть похожая песня (на другую мелодию) — «Писатель русский знаменитый». Многие подобные песни так и остались анонимными: некоторые были созданы после войны для студенческих капустников, а также (часто самими студентами) для профессиональных нищих — вагонных и уличных певцов.
Такой сочинительский бизнес процветал в Ленинграде в Театральном институте. Для капустников были написаны, в частности, «Вас просит Каренин Сергей» (см.»Каренина Анна») и «Случай в Ватикане..»

О ГРАФЕ ТОЛСТОМ — МУЖИКЕ НЕ ПРОСТОМ
Алексей Охрименко, Сергей Кристи и Владимир Шрейберг
* * *
Жил-был великий писатель
Лев Николаич Толстой,
Мяса и рыбы не кушал,
Ходил по именью босой.

Он очень удачно родился
В деревне наследной своей.
Впоследствии мир удивился.
Узнав, что он графских кровей.

Граф юность провел очень бурно,
На фронте в Крыму воевал,
А в старости очень культурно
В именье своем проживал.

В имении, в Ясной Поляне,
Любых принимал он гостей,
К нему приезжали славяне
И негры различных мастей.

Вступал он с правительством в трения.
Но был он народа кумир,
Закончил граф «Анну Каренину»,
А также «Войну и мир».

Но Софья Андреевна Толстая
Совсем не такая была,
И, рукопись мужа листая,
Говядины много жрала.

Да, Софья Андреевна Толстая,
Напротив, любила поесть,
Она не ходила босая,
Спасая фамильную честь.

Великие потрясения
Писатель в быту перенес,
И роман его «Воскресение»
Читать невозможно без слез…

Легко нам понять-догадаться.
Ведь все мы живем на земле,
Что так не могло продолжаться
В старинной дворянской семье.

Наскучило графу все это.
Решил он душой отдохнуть —
Велел заложить он карету
И в дальний отправился путь.

В дороге, увы, простудился,
И на станционном одре
Со всеми беззлобно простился
И милостью Божьей помре.

На этом примере учиться
Мы все, его дети, должны —
Не надо поспешно жениться,
Не выбрав хорошей жены.

Не надо, ребята, поспешно жениться,
Не выбрав хорошей жены,
Нельзя под венец или в загс торопиться
Последствия будут грустны!..
— — — —
Лев Толстой
ВАРИАНТЫ (8)
1. Жил-был великий писатель…

Жил-был великий писатель
Граф Лев Николаич Толстой,
Не ел он ни рыбы, ни мяса,
Ходил по деревне босой.

Жена его Софья Андревна
Обратно, любила поесть.
Она не ходила босая,
Спасая фамильную честь.

Из этого в ихнем семействе
Был вечный и тяжкий разлад:
Его упрекали в злодействе –
Он не был ни в чем виноват.

Имел он с правительством тренья,
И был он народу кумир
За роман свой «Анна Каревна»,
За роман «Война да мир».

Как спомню его сочиненья,
По коже дирает мороз,
А роман его «Воскресенье»
Читать невозможно без слез.

В деревне той, Ясной Поляне,
Ужасно любили гостей.
К нему приезжали славяне
И негры различных мастей.

Однажды покойная мама
К нему в сеновал забрела.
Случилась ужасная драма,
И мама меня родила.

В деревне той, Ясной Поляне,
Теперь никого, ничего…
Подайте ж, подайте, славяне,
Я сын незаконный его!

2. Я родственник Левы Толстого

В одном великолепном именье
Жил Лев Николаич Толстой.
Ничего из мясного не кушал,
Ходил, натурально, босой.

Жена его — Софья Толстая,
Напротив, любила поесть,
Она не ходила босая,
Спасая дворянскую честь.

Однажды почтенная мама
На графский пришла сеновал.
Случилась там страшная драма,
Граф маму изнасиловал.

Вот так разлагалось дворянство,
Вот так распадалась семья.
В результате такого фулюганства
Родился подкидышем я.

Я родственник Левы Толстого,
Его незаконнорожденный внук…
Так подайте чего-нибудь такого
Из ваших мозолистых рук!

Граф долго на фронте сражался
И много медалей принес.
Но роман его «Воскресенье»
Читать невозможно без слез.

Отправился в путь он предлинный
В рубахе дырявой, как есть,
В пути заболел скарлатиной
И вынужден был умереть.

Об этом узнали в Поляне,
Об этом услышал Бомбей,
И горько рыдали славяне
И негры различных мастей.
p.s. малость — из Ю-тюба, не один же «ИНтырнет»:

иннТЫРнету — н е т ! Читателям — РАдоваться!

Share
Статья просматривалась 820 раз(а)

17 comments for “СТИХОТВОРЕНИЯ-ПЕСНИ ИЗ ПРОШЛОГО ВЕКА

  1. Александр Биргер
    29 декабря 2020 at 1:36

    «Журналы для медленного чтения»
    Журнальный зал существует уже 24 года. На сегодняшний день это самая представительная и полная библиотека русских толстых журналов…
    она включает в себя 3943 толстых журнала и 75 000 литературных произведений»
    _________________________
    Алекс Тарн
    Треугольник Бродского
    https://magazines.gorky.media/interpoezia/2020/3/treugolnik-brodskogo.html
    Опубликовано в журнале Интерпоэзия, номер 3, 2020
    Алекс Тарн – поэт, прозаик..Автор нескольких книг. Стихи и проза публиковались в журналах «Октябрь», «Интерпоэзия», «Иерусалимском журнале»…

    В трех координатах, меж трех вершин и трех ребер треугольника замкнута человеческая жизнь. Во-первых, конечно, Время – текучее и текущее, расступающееся перед нами, как вода перед лодкой, и снова смыкающееся за кормой. «Мы отчасти синоним воды, которая точный синоним времени», – сказал Бродский в своем эссе «Набережная Неисцелимых». Гондолу, в которой он вместе с несколькими не слишком близкими людьми скользил по воде лагуны-Времени в направлении Сан-Микеле – Острова Смерти, где в конечном итоге и был похоронен, можно и должно уподобить человеческому бытию.
    Смерть – вторая вершина, вторая координата жизни. Она постоянно присутствует рядом, как бы мы ни старались забыть о ней, заглушить ее настойчивые напоминания. И, наконец, третья вершина – След настоящего. След, который мы силимся оставить после себя: наше настоящее, которому назначено остаться вещами, домами, деньгами, детьми, стихами, симфониями или хотя бы памятью о них. Памятью, Следом, который на какое-то время заместит нас, ушедших, и будет таким образом отрицать нашу личную Смерть – пока вода Времени не сомкнется и за самим этим отрицанием.
    Нигде эта трехкоординатная модель не выражена с такой яркостью и образной силой, как в упомянутом эссе Иосифа Бродского. «Мы отчасти синоним воды…» – обратите внимание на это «отчасти». Люди и в самом деле по-разному строят свои треугольники. Кто-то вовсе не думает о Смерти, да еще и упрекает за «мрачные мысли» тех, кто этим мыслям не чужд. Кто-то живет, махнув рукой еще и на След, оставив себе единственную координату – Время. Жизнь как времяпрепровождение… Это так и зовется в русском языке: человек «поглощен текучкой», или, в терминах Бродского, превратился в почти полный «синоним воды»….
    Поэты – тоже люди, текучка присутствует и в их жизни, но именно «отчасти». Они не могут позволить себе забыть о двух других координатах. Поразительно устойчивая многолетняя связь Иосифа Бродского с Венецией объясняется тем, что он видел в этом городе близкую к совершенству модель жизненного треугольника. И не только видел, но и оставил ее потрясающее по силе и точности ТО, «техническое описание», manual по работе с этой моделью. Понимая ответственность и важность задачи – ведь речь идет об основах бытия, и составителю ТО не хотелось бы, чтобы будущему юзеру прищемило нос, а то и оторвало голову, – поэт долго испытывал manual на себе. Окончательная версия «Набережной Неисцелимых» датирована 1989 годом – семнадцать лет после того, как 32-летний Иосиф впервые вышел за дверь Стацьоне и замер, пораженный запахом «мерзнущих водорослей». Семнадцать лет подготовки! Семнадцать лет почти ежегодных визитов в «повторяющийся сон» Венеции! Семнадцать лет почти ежегодных отъездов оттуда, каждый из которых казался ему окончательным: ведь «оставив его позади, оставляешь его навсегда…»
    … Это значит, что красота присутствует в мире наряду со Временем, но, в отличие от Времени, не текуча, а постоянна, неизменяема, то есть вечна. А вечное присутствие и есть вечное настоящее. Красоту, по Бродскому, можно уподобить совершенной пропорции размеров, гармоничному сочетанию звуков, точной сопрягаемости слов – все это существует вне времени и вне материи, по типу платоновских эйдосов-идей, но на более глубоком, более общем уровне (ибо платоновские идеи суть прообразы вещей, а красота – прообраз идеи).
    Отсюда следует и основополагающий вывод эстетики Иосифа Бродского, гласящий, что «…целью красота быть не может, что она всегда побочный продукт иных, часто весьма заурядных поисков». В самом деле, можем ли мы ставить своей целью создание того, что уже существует, причем существует вечно? Человек может лишь проявить красоту – проявить как побочный продукт, случайно, по ходу дела – по ходу какого-либо конкретного, вполне материального, заурядного дела. Венеция прекрасна не потому, что ее строили «для красоты»; этот центр купеческой республики, этот город торгашей, считавший монеты и набивавший мошну, был более чем материален по духу и приземлен, хотя и стоял на воде. Венеция просто получилась такой. Она получилась, а, скажем, столь же торгашеский Амстердам – нет, точно так же, как в стихотворении вдруг выскакивает одна прекрасная строка, а другие остаются тусклыми.
    Творчество Бродского – последовательная реализация этого принципа. Он никогда не конструирует красоту – он просто ждет ее прихода, и ее явление в общем случае мало связано с предыдущими – временами и в самом деле заурядными – поисками. Но как ухватить, как вытащить за хвост эту трудноуловимую русалку? Только работой глаза, только неустанным трудом наблюдателя. Глаз – вот главный инструмент Бродского. «Венеция есть возлюбленная глаза», – пишет он, и нет для него высшей похвалы.

  2. Борис Рушайло
    7 декабря 2020 at 21:14

    Хорошая история!
    Так вот кто написал песенку, кот. звучит в блестящем фильме «Менялы».
    А еще вот песня «про графа босого» -https://www.youtube.com/watch?v=IHWq7GOWh_U&ab_channel=shwatznieger

  3. Александр Биргер
    23 ноября 2020 at 7:26

    Две песни Булата Окуджавы
    ————————————————————
    http://lib.ru/KSP/okudzhava.txt
    Булат Окуджава: поэтический сборник
    См. также
    Песни Булата Окуджавы
    Полное собрание поэзии Окуджавы у Сергея Фролова

    НОВОЕ УТРО
    * * *
    Не клонись-ка ты, головушка,
    от невзгод и от обид,
    мама, белая голубушка,
    утро новое горит.

    Все оно смывает начисто,
    все разглаживает вновь…
    Отступает одиночество,
    возвращается любовь.

    И сладки, как в полдень пасеки,
    как из детства голоса,
    твои руки, твои песенки,
    твои вечные глаза.
    1957

    Булат Окуджава. О Володе Высоцком
    * * *
    О Володе Высоцком я песню придумать решил:
    вот ещеодному не вернуться домой из похода
    Говорят, что грешил, что не к сроку свечу затушил …
    Как умел, так и жил, а безгрешных не знает природа.

    Ненадолго разлука, всего лишь на миг, а потом
    отправляться и нам по следам по его по горячим.
    Пусть кружит над Москвою охрипший его баритон,
    ну а мы вместе с ним посмеемся и вместе поплачем.

    О Володе Высоцком я песню придумать хотел,
    но дрожала рука и мотив со стихом не сходился…
    Белый аист московский на Белое небо взлетел,
    черный аист московский не черную землю спустился.

  4. Александр Биргер
    16 июля 2020 at 3:23

    САША ЧЁРНЫЙ
    Жалобы обывателя
    * * *
    Моя жена — наседка,
    Мой сын — увы, эсер,
    Моя сестра — кадетка,
    Мой дворник — старовер.

    Кухарка — монархистка,
    Аристократ — свояк,
    Мамаша — анархистка,
    А я — я просто так…

    Дочурка — гимназистка
    (Всего ей десять лет)
    И та социалистка —
    Таков уж нынче свет!

    От самого рассвета
    Сойдутся и визжат —
    Но мне комедья эта,
    Поверьте, сущий ад.

    Сестра кричит: «Поправим!»
    Сынок кричит: «Снесём!»
    Свояк вопит: «Натравим!»
    А дворник — «Донесём!»

    А милая супруга,
    Иссохшая как тень,
    Вздыхает, как белуга,
    И стонет: «Ах, мигрень!»

    Молю тебя, создатель
    (совсем я не шучу),
    Я русский о б ы в а т е л ь —
    Я просто ж и т ь х о ч у!

    Уйми мою мамашу,
    Уйми родную мать —
    Не в силах эту кашу
    Один я расхлебать.

    Она, как анархистка,
    Всегда сама начнёт,
    За нею гимназистка
    И весь домашний скот.

    Сестра кричит: «Устроим!»
    Свояк вопит: «Плевать!»
    Сынок кричит: «Накроем!»
    А я кричу: «Молчать!!»

    Проклятья посылаю
    Родному очагу
    И втайне замышляю —
    В Америку сбегу!..
    1906

  5. Александр Биргер
    3 июля 2020 at 17:34

    http://znamlit.ru/publication.php?id=7625 Журнал«Знамя» 6, 2020 ГОД ПАСТЕРНАКА
    Наталья Иванова Поверх календарей

    И кажется, не время года,
    А гибель и конец времён|
    Борис Пастернак

    «Названия сборников, статей и эссе о писателях-классиках часто включают в себя слово «время». Понятие растяжимое и всеохватное, с размытыми контурами, многозначное и метафизическое, философское и физическое, в этих случаях время обозначает эпоху, историко-литературный и общественный контексты — «Пушкин и его время», «Достоевский и его время», «Ахматова и ее время»… — примеров можно привести множество.
    Но есть в русской литературе поэт, у которого время всегда конкретное, будь это время суток или время года, месяц, день месяца, чем-то выдающийся. Или — время как времена жизни. У которого на все есть свой календарь, «череда» (одно из нередко встречаемых в его поэтическом лексиконе слов) событий частной — природной — общественной — исторической — политической жизни…
    Важная для Пастернака единица летоисчисления — это календарь поколения, которое он всегда отмечал — как в письме Марине Цветаевой 23 мая 1926 года, в разгар их эпистолярного романа, характеризуя ее так:
    поэт, «таимый и отогреваемый на груди поколением», а Владимира Маяковского — как «оправдание нашего поколения» («Охранная грамота»). Пастернак возвращает такую единицу измерения времени, как поколение, даже эпохе:
    Нас мало. Нас, может быть, трое
    Донецких, горючих и адских.
    …Мы эпохи,
    Нас сбило и мчит в караване…«

  6. Александр Биргер
    23 апреля 2020 at 3:33

    О двух поэтах (и поэтессе)
    *
    Дурёха! Сколько я убил трудов, чтоб научить — не верь без паспортов… Пой лазаря и песенку без слов, чтобы добраться до кустов. А доберёшься — где былой кураж?
    Он мнёт сорочку, не ставит точку, чтоб ты распухла от трудов, как почка по весне, листок к листочку…
    ——————————————————
    В 1936 году 18-летний Павел Коган  написал стихотворение «Гроза»
    ***
    Косым, стремительным углом
    И ветром, режущим глаза,
    Переломившейся ветлой
    На землю падала гроза.
    И, громом возвестив весну,
    Она звенела по траве. . .
    Вдруг задохнулась и в кусты
    Упала выводком галчат.
    И люди вышли из квартир,
    Устало высохла трава.
    И снова тишь.
    И снова мир.
    Как равнодушье, как овал.
    Я с детства не любил овал!
    Я с детства угол рисовал!
    20 января 1936
    А через 8 лет,  в 1944, 19-летний Наум Коржавин, взяв эпиграфом к своему стихотворению последние две строчки из стихотворения Когана, написал другие строки.  Настроение строк Коржавина совсем другое, чем у строк Павла Когана.
    * * *
    Меня, как видно, Бог не звал
    И вкусом не снабдил утонченным.
    Я с детства полюбил овал,
    За то, что он такой законченный.
    Я рос и слушал сказки мамы
    И ничего не рисовал,
    Когда вставал ко мне углами
    Мир, не похожий на овал.
    Но все углы, и все печали,
    И всех противоречий вал
    Я тем больнее ощущаю,
    Что с детства полюбил овал.
    1944
    *
    Из статьи И.И. Когана:
    «Несмотря на раннее политическое «прозрение»» Н.Коржавина, стихотворение об овале, которое он написал в 1944 году и в котором полемизирует с Павлом Коганом и его  знаменитой формулой («Я с детства не любил овал – я с детства угол рисовал»), — осталось его программным произведением. Это эстетическая программа поэта, тесно связанная с его соц-политическими воззрениями…»
    :::::::::
    Добавлю, — с его воззрениями в 1944 г…
    Вечная память обоим Поэтам, таким же разным,
    как угол и овал.

  7. Александр Биргер
    21 марта 2020 at 21:14

    Как читать Баратынского • Arzamas
    https://arzamas.academy/mag/797-baratynsky
    Бродский называл «Запустение» Баратынского лучшим стихотворением русской поэзии. Дебютировавший в печати несколькими годами позже Пушкина (первая публикация — в 1819…
    Пушкин переживал: «Признание» Баратынского настолько совершенно, что теперь ему стыдно будет печатать свои элегии. Бродский называл «Запустение» Баратынского лучшим стихотворением русской поэзии. В день 220-летия замечательного, но до сих пор не вполне оцененного русского поэта рассказываем о его стихах…
    — — —
    Евгений Б. Запустение
    Я посетил тебя, пленительная сень,
    Не в дни веселые живительного мая,
    Когда, зелеными ветвями помавая,
    Манишь ты путника в свою густую тень,
    Когда ты веешь ароматом
    Тобою бережно взлелеянных цветов,-
    Под очарованный твой кров
    Замедлил я моим возвратом.
    В осенней наготе стояли дерева
    И неприветливо чернели;
    Хрустела под ногой замерзлая трава,
    И листья мертвые, волнуяся, шумели;
    С прохладой резкою дышал
    В лицо мне запах увяданья;
    Но не весеннего убранства я искал,
    А прошлых лет воспоминанья.
    Душой задумчивый, медлительно я шел
    С годов младенческих знакомыми тропами;
    Художник опытный их некогда провел.
    Увы, рука его изглажена годами!
    Стези заглохшие, мечтаешь, пешеход
    Случайно протоптал. Сошел я в дол заветный,
    Дол, первых дум моих лелеятель приветный!
    Пруда знакомого искал красивых вод,
    Искал прыгучих вод мне памятной каскады;
    Там, думал я, к душе моей
    Толпою полетят виденья прежних дней…
    Вотще! лишенные хранительной преграды,
    Далече воды утекли,
    Их ложе поросло травою,
    Приют хозяйственный в нем улья обрели,
    И легкая тропа исчезла предо мною.
    Ни в чем знакомого мой взор не обретал!
    Но вот по-прежнему, лесистым косогором,
    Дорожка смелая ведет меня… обвал
    Вдруг поглотил ее… Я стал
    И глубь нежданную измерил грустным взором,
    С недоумением искал другой тропы.
    Иду я: где беседка тлеет
    И в прахе перед ней лежат ее столпы,
    Где остов мостика дряхлеет.
    И ты, величественный грот,
    Тяжело-каменный, постигнут разрушеньем
    И угрожаешь уж паденьем,
    Бывало, в летний зной прохлады полный свод!
    Что ж? пусть минувшее минуло сном летучим!
    Еще прекрасен ты, заглохший Элизей,
    И обаянием могучим
    Исполнен для души моей.
    Тот не был мыслию, тот не был сердцем хладен,
    Кто, безыменной неги жаден,
    Их своенравный бег тропам сим указал,
    Кто, преклоняя слух к таинственному шуму
    Сих кленов, сих дубов, в душе своей питал
    Ему сочувственную думу.
    Давно кругом меня о нем умолкнул слух,
    Прияла прах его далекая могила,
    Мне память образа его не сохранила,
    Но здесь еще живет его доступный дух;
    Здесь, друг мечтанья и природы,
    Я познаю его вполне;
    Он вдохновением волнуется во мне,
    Он славить мне велит леса, долины, воды;
    Он убедительно пророчит мне страну,
    Где я наследую несрочную весну,
    Где разрушения следов я не примечу,
    Где в сладостной тени невянущих дубров,
    У нескудеющих ручьев,
    Я тень, священную мне, встречу.

  8. Александр Биргер
    15 марта 2020 at 3:03

    Л.Л,- “Ну если «снизу» и с учетом пышных, многослойных нарядов, которые были на дамах того времени…”
    . . .
    Дурёха! Сколько я убил трудов,
    чтоб научить — не верь без паспортов…
    А Л. и лазаря споёт и песенку без слов,
    чтобы добраться до кустов.

    А доберётся — где былой кураж?
    сомнёт сорочку, не ставит точку,
    чтоб ты распухла от трудов, как почка
    по весне, листок к листочку.

    Давно увяли ландыши и травы
    и, вспоминая детские забавы,
    ты отвернулась от меня
    и упорхнула в дальние дубравы.

    Прощай, не нужно больше слов…
    Плыёт куда-то стадо облаков

  9. Александр Биргер
    21 февраля 2020 at 23:09

    https://www.svoboda.org/a/30421500.html 21 февраля 2020
    Поверх барьеров с Игорем Померанцевым. «Мой язык — древний, но не дряхлый»
    В разделе «Родной язык» рассказывает и поёт грузинская певица Ирма Сохадзе*** Сельскохозяйственная православная община в Михново (Литва)*** «Красное сухое»: что и как пьют в «Иностранном легионе» (Франция)…

  10. Александр Биргер
    1 февраля 2020 at 7:28

    http://staroeradio.ru/audio/7577
    Пастернак Б — Цветы ночные утром спят
    («Вакханалия», чит. М.Царев)
    Бори́с Леони́дович Пастерна́к (29 января 1890, Москва — 30 мая 1960, Переделкино, Московская область) — русский писатель, один из крупнейших поэтов XX века, лауреат Нобелевской премии по литературе (1958).

    ВАКХАНАЛИЯ
    (отрывок)
    Цветы ночные утром спят,
    Не прошибает их поливка,
    Хоть выкати на них ушат.
    В ушах у них два-три обрывка
    Того, что тридцать раз подряд
    Пел телефонный аппарат.
    Так спят цветы садовых гряд
    В плену своих ночных фантазий.
    Они не помнят безобразья,
    Творившегося час назад.
    Состав земли не знает грязи.
    Все очищает аромат,
    Который льет без всякой связи
    Десяток роз в стеклянной вазе.
    Прошло ночное торжество.
    Забыты шутки и проделки.
    На кухне вымыты тарелки.
    Никто не помнит ничего.
    1957

  11. Александр Биргер
    19 декабря 2019 at 7:06

    Владимир Высоцкий
    ———————————-
    @https://www.youtube.com/watch?v=GEK-GYuYP-A@             
    Высоцкий На след напали суки. Высоцкий на дому у Александра  
    Митты, Москва. 3 часть. Запись 1 января 1975 года.

    https://www.youtube.com/watch?v=On__xj5ojZc
    До Воркуты идут посылки долго, 1972 г.

  12. Александр Биргер
    10 декабря 2019 at 20:08

    Виктор Каган : Первый день рождения Бориса Кушнера без него…Теперь остаётся только вспоминать, возвращаться к его стихам и текстам.
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Борис Абрамович Кушнер (1941-2019) — математик, поэт, публицист.
    Памяти Новеллы Матвеевой
    Борис Кушнер
    “..Прощай. Мир Тебе и земной поклон. Светлая память.”
    * * *
    Пилы звенят, стучат молотки —
    Весело строят дом.
    И сразу прохожих шаги легки,
    Сразу светло кругом.

    На стройку птицы глядят из крон, —
    Ариям нет конца.
    И если даже день похорон,
    Тень сбегает с лица.

    Пусть дом незатейлив — четыре окна,
    Не герцогам этот дворец.
    А если в оркестре флейта одна,
    Её поддержит певец.

    И пусть листва заметает след,
    И голос флейты затих. —
    Вместе с домом строит поэт
    Свой незатейливый стих.
    5 сентября 2016 г.,
    Pittsburgh

  13. Александр Биргер
    5 декабря 2019 at 4:22

    в Среду вечер-ком
    ——————————
    ALokshin — 2019-12-04 (109) : Н. Ситников — свидетель времени
    (Пелевин и велосипеды)
    https://www.facebook.com/nikita.sitnikov1/posts/2793161607381915
    ”Nikita Sitnikov shared a memory. Yesterday at 4:12 PM ·
    МОЙ «ДРУГ» ВИКТОР ПЕЛЕВИН.
    Это было лет 15 тому назад. В Лондоне проходила встреча с Пелевиным. Тогда Юра Колкер с ВВС писал, а я фотографировал для Лондонского курьера компании russianuk.com. Виктор был очень закомплексованным, при ответе на вопросы выверял каждое слово… После выступления я пригласил его на улицу, покурить. Мы непринужденно болтали, и он расслабился. Некурящий английский профессор-славист всё пытался вклиниться в наш разговор, все очень интересовались Пелевиным. Тогда я предложил Виктору пофотографироваться с велосипедами, помня, что эти двухколёсные создания фигурируют в его произведениях. Тёмные очки он снимать не захотел, но с удовольствием стал участвовать в моих фотопровокациях. Только потом я узнал, что он не даёт интервью и не разрешает себя фотографировать, особенно в России. Ведёт затворнический образ жизни. Позднее обнаружил, что некоторые мои фотографии Пелевина гуляют по интернету (даже без упоминания автора), демонстрируются в разных российских телепередачах о нём, иногда в форме компьютерных рисунков с них…
    Мне не жалко фотографий, просто забавно, что эти фото стали уникальными…
    ALokshin — 2019-12-05 (142) Н.Ситников — свидетель времени. Похороны В.Буковского
    https://www.facebook.com/nikita.sitnikov1/posts/2761428703888539
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::;::::::::::::::::::::::::
    Напрасно, уважаемый А.Л., 142-ой поместили, извините — imho.
    Не все понимают, о чем Вы: вставит опять какой-никакой сударь не то и не туда, представляете, ЧТО он сможет увидеть? Грех один с фотографиями Никиты С., никак не “хавают их пипл”. Вообще, днём пипл заняты своими делами.
    .. Может, к полуночи, когда страсти дневные затихнут, буду помещать свои скорбные строки.
    “А как заметют, мы воздухом здесь дышим…” а не заметют – так тому и быть.
    «Не в театре», о д н а к о, и не в кордебалете, в сети виртуАльной, в сети…

  14. Александр Биргер
    21 ноября 2019 at 22:15

    Benny B — Красная Черта это пассивное принятие БДС мэйнстримом умеренно-левых евреев (на общенациональном уровне США или Канады).
    Если такое произойдёт, … из неё срочно НАДО уезжать — без всякой связи с успехом или неудачей Трампа или любого другого консерватора.
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Браво, уважаемый В.В., всё верно, согласен с Вами; однако, где найти другой глобус?

  15. Александр Биргер
    19 ноября 2019 at 23:31

    В прЫнципе, для ВЫяснения авторства текстов «народных» песен, приходится перепахать немало, как говорили в Одессе — «как следует гороху наесться»
    🙂 https://otvet.mail.ru/question/48797982
    «Он вышел родом из народа, Как говорится, парень свой. Ему хотелось очень выпить, Ему хотелось закусить. Он просто вышел из народа… Как вышел, так упал на снег» — принадлежат Н. М. Рубцову…
    Николай Рубцов — Стихотворения —
    https://yandex.ru/video/search?text=Стихи Николая Рубцова Он вышел родом из народа%2C Как говорится…
    https://profilib.org/chtenie/147138/nikolay-rubtsov-stikhotvoreniya-4.php
    Николай Рубцов — Стихотворения…. С момента выхода первой книги Николая Рубцова (1965) появились десятки рецензий, статей…
    Глеб Гарбовский имел полное право взять 4 (четыре) строчки, чтобы сделать то, что ему требовалось, i m h o.
    . . . . . . . . .
    Веселитесь, господа! Жизнь прекрасна “в стране больших бутылок” (копирайт Алексея Хвостенко).

  16. Александр Биргер
    18 ноября 2019 at 5:34

    “начнём с Батальонного разведчика…” —
    поёт Владимир Высоцкий ( один из «вагонных» вариантов)
    https://www.youtube.com/watch?v=dUmqb9bWZ0c

  17. Александр Биргер
    17 ноября 2019 at 16:03

    В СУББОТУ ВЕЧЕРОМ…с интернеТОМ и КОтом Кузьмой
    —————————————————————————
    «По выражению Булата Окуджавы, «авторская песня — это искусство думающих людей для думающих людей». Явившись в пору потепления общественной атмосферы, авторская песня к нашему времени сумела накопить мощный художественный потенциал..
    Одна из песен, написанных в приятелями-москвичами Алексеем Охрименко, Сергеем Кристи и Владимиром Шрейбергом. Ими же созданы «Батальонный разведчик», «Отелло» (Венецианский мавр Отелло…) и «Гамлет» (Ходит Гамлет с пистолетом…). Созданы они были, в основном, в 1947-1953 гг., однако по поводу песни «Жил-был великий писатель» Сергей Кристи (1921-1986) вспоминал, что он написал ее еще в последнем классе школы, когда проходили творчество Льва Толстого. То есть, написана она была накануне войны и авторство первоначального варианта принадлежит Сергею Кристи.
    Все эти песни получили широкое распространение как анонимные, в 1950-е гг. исполнялись инвалидами, собиравшими подаяние в электричках, затем попали в студенческую среду. Авторские тексты были опубликованы лишь в начале 1990-х, и тогда же песни на большой сцене исполнил Алексей Охрименко — последний к тому времени живой соавтор…
    Такой сочинительский бизнес процветал в Ленинграде в Театральном институте. Для капустников были написаны, в частности, «Вас просит Каренин Сергей» (см.»Каренина Анна») и «Случай в Ватикане..»

    О ГРАФЕ ТОЛСТОМ — МУЖИКЕ НЕ ПРОСТОМ
    Алексей Охрименко, Сергей Кристи и Владимир Шрейберг
    * * *
    Жил-был великий писатель
    Лев Николаич Толстой,
    Мяса и рыбы не кушал,
    Ходил по именью босой.

    Он очень удачно родился
    В деревне наследной своей.
    Впоследствии мир удивился.
    Узнав, что он графских кровей.

    Граф юность провел очень бурно,
    На фронте в Крыму воевал,
    А в старости очень культурно
    В именье своем проживал.

    В имении, в Ясной Поляне,
    Любых принимал он гостей…

Добавить комментарий