Татьяна Хохрина по поводу ареста историка и реконструктора Олега Соколова, признавшегося в убийстве и расчленении бывшей студентки

Конец света подступил вплотную. Арктические льды тают, медведи отказываются впадать в зимнюю спячку, вместо снега льет теплый майский дождь и птицы разворачиваются по пути в жаркие страны, стремительно возвращаясь обратно. Но ладно бы только это. Знаменитый ученый, педагог, воспитатель юных душ (от слова «душить»), переполненный любовью к Наполеону и к Жозефинам постпубертатного возраста местного розлива, практически не слезая с коня и не окончив Бородинского сражения, недрогнувшей рукой убивает возлюбленную и с ловкостью мясника Черемушкинского рынка препарирует ее.

Медийное пространство вздрогнуло и взорвалось. Вот то, что мы так долго ждали! Наперегонки, удваивая длительность посвященных событию передач, центральные каналы смакуют подробности, жонглируют реальной информацией и досужими сплетнями, собирают всех фриков вне зависимости от их прикосновения к теме и обсуждают, предполагают, решают. Даже странно, почему в рядах участников еще нет привычных фигур: Джигарханяна с женами разного созыва, подлинных и фальшивых детей Спартака Мишулина, поющего насильника Серова и прочих источников хайпа последнего времени. Потому что создается твердое ощущение, что как Соколов был реконструктором своих представлений о наполеоновской эпохе, так сейчас телевидение становится реконструкторами своих представлений о правосудии в отношение его.

Все участники, оказывается, одновременно являются историками высшей категории, прокурорами, судьями, психиатрами, адвокатами, педагогами, моралистами и наместниками Господа Бога. Оказывается, все все знали давно, все всё подозревали давно, все, затаив дыхание, следили за доцентом Ганнибалом Лектером СПГУ, который пил непросыхая и в этом состоянии читал лекции, бил студентов, растлевал студенток, скакал в мундире по полям, мучил и убивал лошадей в мнимых сражениях, был крупным ученым, у которого нет практически ни одной действительно научной работы, и дослужился для Ордена Почетного Легиона. Все требуют правосудия, дуче Соловьев, срываясь на фальцет, хрипит :»Твой удел — смерррррть!», забыв в борьбе за соблюдение закона,что закон пока Соколова преступником не считает, ведь до суда еще далеко. Итоговое заключение по обсуждаемой истории выносит Жириновский, самый давний, известный и успешный реконструктор депутатской деятельности.

Вообще же это дело действительно знаковое и исключительное. Не по совершенному деянию, увы. Любой юрист таких историй расскажет десяток, просто участники их менее известны и интересны. Дело это символично, на мой взгляд , тем, что оно удивительно точно отражает суть сегодняшней жизни. Вокруг сплошные реконструкторы. Профессионализм и последовательное занятие делом не в чести. Кто-то, имея в анамнезе сто других занятий и профессий, изображает экономиста, кто-то — юриста, кто-то — эколога, кто-то — психолога, каждый десятый — писатель, поэт, художник, дизайнер, фотограф и проч., а все вместе — представители самой часто встречающейся сейчас деятельности — устроители праздничных мероприятий. Почему же тогда одному из них не поиграть в Наполеона…

В основе реконструкции лежит не только знание деталий и интерес к теме. В основе реконструкции лежит условность. Эта условность вышла далеко за пределы реконструкций. Она пронизала практически все сферы жизни. Условные врачи условно лечат условное здоровье, а условные прокуроры предъявляют условные обвинения условным преступникам. Условная мораль позволяет женатому преподавателю открыто жить со своей студенткой или аспиранткой, переодически их ратируя, и, не моргнув, в паре с ней вести занятия и вальсировать в реконструкциях. Создается ощущение, что и сама смерть условна, что это реконструкция смерти закончится и действующие лица, не переодев мундиров и кринолинов, выйдут на поклон. Если учесть, что вполне реальна квалификация деяния как убийство в состояние аффекта, где максимальная(!) санкция — три года в лагере общего режима, не удивительно, если примерно так и будет и доцент Олег Соколов не успеет два раза удариться об землю, как выйдет на волю и продолжит скакать по полям. Его кумиру Наполеону на Святой Елене было суждено пробыть дольше и с более печальным результатом…

Ужасно только одно. Условность окончилась на жизни этой несчастной девушки и смерть ее безусловна. При этом никто не объявляет Je Suis Анастасия Ещенко, но растет движение Je Suis Олег Соколов. Интересно, куда зайдет реконструкция его истории….

Share
Статья просматривалась 124 раз(а)

1 comment for “Татьяна Хохрина по поводу ареста историка и реконструктора Олега Соколова, признавшегося в убийстве и расчленении бывшей студентки

  1. Виктор (Бруклайн)
    12 ноября 2019 at 17:19

    Татьяна Хохрина по поводу ареста историка и реконструктора Олега Соколова, признавшегося в убийстве и расчленении бывшей студентки

    Конец света подступил вплотную. Арктические льды тают, медведи отказываются впадать в зимнюю спячку, вместо снега льет теплый майский дождь и птицы разворачиваются по пути в жаркие страны, стремительно возвращаясь обратно. Но ладно бы только это. Знаменитый ученый, педагог, воспитатель юных душ (от слова «душить»), переполненный любовью к Наполеону и к Жозефинам постпубертатного возраста местного розлива, практически не слезая с коня и не окончив Бородинского сражения, недрогнувшей рукой убивает возлюбленную и с ловкостью мясника Черемушкинского рынка препарирует ее.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий