Евгений Витковский. Чёрный машинист

Хоть борись, хоть совсем обойдись без борьбы
и последнюю лошадь отдай коногонам.
Надвигается поезд из темной трубы,
и смыкается тьма за последним вагоном.

Он летит, будто вызов незримым войскам,
будто кобра, качаясь в мучительном танце,
капюшоном скребя по глухим потолкам
на обычную схему не вписанных станций.

Как летучий голландец, немой и слепой,
как фрегат, погасивший огни бортовые,
этот поезд, наполненный темной толпой,
противусолонь топчет пути кольцевые.

То ли тысячу дней, то ли тысячу лет
он ползет, на безглазую нежить похожий,
и в потертую черную робу одет
совершенно седой машинист чернокожий.

Чуть заметное пламя мерцает внутри,
пассажиры молчат, обреченно расслабясь,
по масонскому знаку на каждой двери,
и в оконных просветах дымится канабис.

Бесконечная ночь тяжелее свинца
и куда непрозрачней надгробного флёра.
А в вагоне качаются три мертвеца –
престарелый кондуктор и два контролёра.

Этот поезд кружит от начала веков,
ибо полон подарков, никем не просимых,
на вагон там по сорок латышских стрелков
при восьми лошадях и при верных максимах.

Сквозь туннели ползет, по кривой унося
то, чего никогда не потерпит прямая.
В этом поезде едет, пожалуй, что вся,
так сказать, пятьдесят, извините, восьмая.

В этом поезде в бездну спешат на футбол,
только некому думать сейчас о футболе
в том вагоне, где кровью забрызганный пол
представляет собой Куликовское поле.

Темнота и туман, и колеса стучат,
и струится дымок догорающей травки,
каковую привез из республики Чад
машинист, что пошел в мертвецы на полставки.

Не мечтает страна о царе под горой,
только смотрит, застывши, на черного змея,
и рыдает униженный бог Метрострой,
самого же себя уберечь не умея.

Растворяется мир в конопляном дыму.
Тишина, обступая, грохочет набатом.
И уносится поезд в кромешную тьму,
чтоб пропасть на последнем кольце тридевятом.

Share
Статья просматривалась 269 раз(а)

1 comment for “Евгений Витковский. Чёрный машинист

  1. Виктор (Бруклайн)
    8 ноября 2019 at 23:06

    Евгений Витковский. Чёрный машинист

    Хоть борись, хоть совсем обойдись без борьбы
    и последнюю лошадь отдай коногонам.
    Надвигается поезд из темной трубы,
    и смыкается тьма за последним вагоном.

    Он летит, будто вызов незримым войскам,
    будто кобра, качаясь в мучительном танце,
    капюшоном скребя по глухим потолкам
    на обычную схему не вписанных станций.

    Как летучий голландец, немой и слепой,
    как фрегат, погасивший огни бортовые,
    этот поезд, наполненный темной толпой,
    противусолонь топчет пути кольцевые.

    То ли тысячу дней, то ли тысячу лет
    он ползет, на безглазую нежить похожий,
    и в потертую черную робу одет
    совершенно седой машинист чернокожий.

    Чуть заметное пламя мерцает внутри,
    пассажиры молчат, обреченно расслабясь,
    по масонскому знаку на каждой двери,
    и в оконных просветах дымится канабис.

    Бесконечная ночь тяжелее свинца
    и куда непрозрачней надгробного флёра.
    А в вагоне качаются три мертвеца –
    престарелый кондуктор и два контролёра.

    Этот поезд кружит от начала веков,
    ибо полон подарков, никем не просимых,
    на вагон там по сорок латышских стрелков
    при восьми лошадях и при верных максимах.

    Сквозь туннели ползет, по кривой унося
    то, чего никогда не потерпит прямая.
    В этом поезде едет, пожалуй, что вся,
    так сказать, пятьдесят, извините, восьмая.

    В этом поезде в бездну спешат на футбол,
    только некому думать сейчас о футболе
    в том вагоне, где кровью забрызганный пол
    представляет собой Куликовское поле.

    Темнота и туман, и колеса стучат,
    и струится дымок догорающей травки,
    каковую привез из республики Чад
    машинист, что пошел в мертвецы на полставки.

    Не мечтает страна о царе под горой,
    только смотрит, застывши, на черного змея,
    и рыдает униженный бог Метрострой,
    самого же себя уберечь не умея.

    Растворяется мир в конопляном дыму.
    Тишина, обступая, грохочет набатом.
    И уносится поезд в кромешную тьму,
    чтоб пропасть на последнем кольце тридевятом.

Добавить комментарий