Мой результат спора двух аполитичных

Спор был о Высоцком. Оппонент был за то, что «Высоцкий не ставил перед собой задачи – спасение социализма… Высоцкий не был диссидентом и борцом с социализмом, коммунизмом и т.п. Высоцкий, прежде всего, был гражданином и патриотом своей страны, который видел проявления несправедливости и перекосы в обществе, видел недостатки и остро реагировал на это и всячески желал посредством творчества своего помочь людям и государству своему, как бы это пафосно ни прозвучало». И он цитировал как доказательство слова из песен. В частности, такие: «Так наш ЦК писал в письме закрытом — Мы одобряем линию его!» И над оппонентом смеялись сторонники антикоммунизма Высоцкого: «Ну уж если в строках про ЦК не разглядеть иронии (я бы даже больше сказал — издёвки), то… я не знаю, нужна ли вообще дальнейшая дискуссия…».

Моя аполитичность другого рода.

Я считаю, что Высоцкий – гений. Гений потому, что в большинстве его произведений есть следы подсознательного идеала. Они улавливаются подсознаниями восприемников. Что обеспечило огромную популярность Высоцкого. Мой лучший товарищ, глядя в отпуске где-то на толпу слушающих магнитофон, откуда лились новые песни, поражался, насколько разные люди восхищались Высоцким. – Объяснение простое: трогал наше подсознание.

А так считать – аполитичность с моей стороны.

Переводя в сознание, разные люди приводили Высоцкого к прокоммунизму (как я), к патриотизму, который аполитичен (как мой оппонент) или к антикоммунизму (как посмеявшийся над моим оппонентом).

Любопытно вдуматься, в чём прав или не прав мой оппонент со своей цитатой.

Письмо рабочих тамбовского завода китайским руководителям

(слушать тут)

   
  В Пекине очень мрачная погода,

У нас в Тамбове на заводе перекур, –

Мы пишем вам с тамбовского завода,

Любители опасных авантюр!

 

 

Тем, что вы договор не подписали,

Вы причинили всем народам боль

И, извращая факты, доказали,

Что вам дороже генерал де Голль.

 

 

Нам каждый день насущный мил и дорог, –

Но если даже вспомнить старину,

То это ж вы изобретали порох

И строили Китайскую стену.

 

 

Мы понимаем – вас совсем не мало,

Чтоб триста миллионов погубить, –

Но мы уверены, что сам товарищ Мао,

Ей-богу, очень-очень хочет жить.

 

 

Когда вы рис водою запивали –

Мы проявляли интернационализм, –

Небось когда вы русский хлеб жевали,

Не говорили про оппортунизм!

 

 

Боитесь вы, что – реваншисты в Бонне,

Что – Вашингтон грозится перегнать, –

Но сам Хрущев сказал еще в ООНе,

Что мы покажем кузькину им мать!

 

 

Вам не нужны ни бомбы, ни снаряды –

Не раздувайте вы войны пожар, –

Мы нанесем им, если будет надо,

Ответный термоядерный удар.

 

 

А если зуд – без дела не страдайте, –

У вас еще достаточно делов:

Давите мух, рождаемость снижайте,

Уничтожайте ваших воробьев!

 

 

И не интересуйтесь нашим бытом –

Мы сами знаем, где у нас чего.

Так наш ЦК писал в письме открытом, –

Мы одобряем линию его!

 

1963

Ассоциация вспоминается. Жаль, очень общо вспоминается.

Пользуясь хрущёвской оттепелью, мы, студенты, решили проявить политическую инициативу и написали письмо в ООН. Решили, пусть оно будет от факультета. Для чего на комсомольском собрании курса сумели побороть президиум и голосованием обязать курсовое бюро внести наше предложение на рассмотрение на факультетском уровне. На следующем курсовом собрании бюро отчиталось, что ему удалось только организовать запрос о целесообразности письма в министерстве иностранных дел СССР, и оттуда, мол, пришёл ответ, чтоб мы воздержались, ибо сейчас не время выходить с этим заявлением в ООН, а вот через несколько месяцев будет удобный момент, и заявление будет сделано от имении СССР.

С такой личной ассоциацией можно ждать горькой насмешки над разрешённостью властями письма рабочих какого-то тамбовского завода китайским руководителям. Собаке сказали фас – она и залаяла. Жалкая собака. (Когда – много после окончания института – я слал письмо в ЦК, я его передал через проводницу в Москву, там его получил на вокзале родственник, вскрыл и прочёл, что конверт, который он найдёт во вскрытом конверте надо понести на Старую площадь и там опустить его в почтовый ящик. Что он и сделал.)

И какой же тогда идеал у того, кто горько жалеет собаку? – Да конечно же, идеал настоящего социализма, какого нет в СССР. Настоящесть – в ежедневном увеличении доли самодеятельности за счёт государства, пока государство не исчезнет, что означит наступление коммунизма. Этого идеала, в такой чёткости, в сознании Высоцкого быть, конечно, не могло. Очень уж корчевала власть такие мысли десятки лет. Термина анархия (без центральной власти) в сознании большинства стал синонимом хаоса. Ко мне самому такая чёткость пришла десятилетия спустя. Но подсознание – всемогуще. От него можно ждать многого. В том числе и распоряжения возникновением каких-то элементов песни. И эти элементы должны отличаться от элементов простой иронии над бесправием и послушностью советских людей власти, тоталитаризму, который осуществлял тогда «наш ЦК» (наш – вследствие присущего тоталитаризму патернализма – без иронии). Не совет какого-нибудь уровня, который мы выбирали, а ЦК, которого большинство, не партийное, не выбирало ни прямо, ни косвенно.

Итак, простая ирония должна работать на понимание Высоцкого как антикоммуниста. А ноты горечи – на понимание его прокоммунистом.

Есть ли в песне второе?

Надо ли быть для этого в курсе китайско-советских реалий? – На всякий случай – войдём. В пику хрущёвскому (неосознаваемому) повороту, грубо говоря, к капитализму – к потребительству, но под тоталитарным руководством, Китай сделал крутой левый поворот – увеличить производство за счёт его укрупнения на базе коммун, создаваемых сверху (большой скачок за счёт энтузиазма вместо профессионализма). И то, и то не было упомянутым выше настоящим социализмом.

При этом иронизирование над левизной Китая может дать доводы скорее для идеала возвращения капитализма в СССР, чем для идеала настоящего социализма.

Вышучивание неподписания в 1963 году Францией и Китаем (не имевших атомного оружия и жаждавших его разработать) Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах с державами,  ядерное оружие имевшими, вряд ли годится для поиска следов подсознательного идеала. Или годится?

Со стороны Китая это ж левизна: предатель-де коммунизма, СССР, скооперировался с врагами коммунизма США и Великобританией… Естественно, что натравленная собака называет, наученная хозяином, такое обоснование неподписания словами «извращая факты». Но что тогда есть продолжение обоснования: «вам дороже генерал де Голль»? – Это ж насмешка над пустопорожним лаем абы за что.

Точно то же с упрёком, что были ж времена, когда Китай опережал всех в военном отношении (порох, Великая Китайская стена). Это ж передёрг. Китай всю свою историю только оборонялся и никогда не был агрессором.

Хозяин велел лаять – лаю. Так бездумие собаки осмеивается? Раж продажного существа? Или со всё же выгодой для продажного? Хозяин поощрит. Распределение ж всяких благ – от хозяина зависит. – То есть осмеивание за раж, который за выгоду – это осмеивание всё же прокоммуниста, а не прокапиталиста. Ибо для прокапиталиста выгода – это главное.

Только вот есть ли где тень личной выгоды? А если нет – не является ли это минус-приёмом, так называемым: когда нарочито умалчивается то нехорошее, о котором все знают.

Это нехорошее – заорганизованность.

   
  У нас в Тамбове на заводе перекур, –

Мы пишем вам с тамбовского завода,

Вы верите, что мыслим именно перекур? Кто тогда жил, знает, что кому-то наверху было поручено с ещё большего верха организовать письмо трудящихся. Тот кто-то письмо сочинил. Кто выше, письмо согласовал. И отдал распоряжение созвать собрание (а не перекур), письмо зачитать и быстренько проголосовать. – Действия с марионетками. А кто сопротивляется этому положению дел – получает всякие отказы по его ходатайствам о тех или иных сверху распределяемых благах (квартиру, секцию, ковёр…). – Тоталитаризм. Общий враг и реставраторам капитализма с того личным предпринимательством, и желающим социализма с самодеятельностью. Оба могли надеяться мирно победить друг друга и своих противников. И обоим не нужна третья мировая война. В которой только незнающим могло думаться, что можно кому-то победить. И этих незнающих больше было в Китае. И там элита считала ревизионизмом отказ от войны, как средства воцарения коммунизма на всей планете.

Пахнет перспективой общего фронта тех и других (левых и правых диссидентов в СССР) против ультралевых перегибов Китая.

Даже против Хрущёва, залетевшего в новый культ личности и волюнтаризм в1963 году, тоже намечается общий фронт насмешек.

Так что: нет козыря ни у кого насчёт того, над кем именно насмехается в песне Высоцкий? Над выгодоискателем для себя или над радетелем за нового человека, члена самоуправляющегося коллектива?

Вот тут не выход ли?

   
  Нам каждый день насущный мил и дорог

Что если из-за соотнесённости с вышеоценённым как передёрг упрёком насчёт пороха и Великой Китайской стены – дороговизна каждого дня обособляется от контекста?

Тогда насмешка Высоцкого оказывается направленной на мещанина, на того, из-за засилья кого в последнем счёте и произошёл провал так и не спасённого от лжесоциализма социализма. Провал, до которого Высоцкий не дожил, а желал, чтоб и вообще случился не провал, а случилось бы возвращение в социализм.

Подтверждением может служить строчка, из-за которой статью я начал писать: «Так наш ЦК писал в письме открытом».

Это письмо (http://aleksandr-kommari.narod.ru/kpss_kpk.html) гигантское длиною. Сам Высоцкий, может, и сумел его прочесть от начала до конца, раз уж оно залетело к нему в текст, а он целился на сочинения на века, как он раз Любимову признался. (У меня слабая надежда на века – я не смог письмо одолеть.) – Но ясно (для вникшего сколько-то в дело), что имеется в виду подлипала, которого перед написанием своего доморощенного письма кто-то очень подкованный проинструктировал. И подлипала инструкцию выполнил, сам письмо ЦК не читая. Над кем, подлипалой, Высоцкий и надсмеялся. И подлипалой не мог оказаться радетель настоящего социализма, с возрастающей самодеятельностью. – Какая ж это самодеятельность, если ты не сам прочёл письмо ЦК?!.

А вот выгодоприобретатель – запросто. И над ним, прокапиталистом (выгода – превыше всего), как было не посмеяться.

Мог ли оказаться таком въедливым насчёт политичности насмешник аполитичный, каким Высоцкого понимает мой оппонент?

Мог, но вероятия меньше, чем политически злой, пусть и подсознательно политичный.

Я лично, политизированный, вообще отказывался ходить на какие бы то ни было собрания. Может, поэтому у меня так обострено чутьё на политический протест.

 

5 ноября 2019 г.

Share
Статья просматривалась 181 раз(а)

Добавить комментарий