Межиров

  Не исключаю, что желание «рвануться в бытие иное» преследовало его всю жизнь. Была на нем эта печать, или, если угодно, клеймо инакости.

Тамара Жирмунская

 

Грешен.

Слышал фамилию Межиров. Столкнулся с его стихами в порядке выпада против моей обороны: Россию травят, а называние травли нетравлей есть тоже травля.

Это травля политическая. Россия опять, как недавно СССР, предлагает человечеству альтернативу жизни. Пока невнятно. Но там чуют. И – травят. Как собаки медведя. Только вот задерживается, — как точно заметил русофоб Александр Сытин, — охотник с рогатиной или с ружьём, чтоб поставить точку в этой травле. Боится или что?

Точка – окончательное решение русского вопроса: уничтожение русской самобытности и России как страны.

Поэтому знакомство с творчеством Межирова, привлечённым для травли России, у меня началось… Каюсь… Извращённо. – Я задал поисковику вопрос: «к какому политическому лагерю примкнул Александр Межиров».

Но, роясь в ответах на этот вопрос, я наткнулся на открытие художественного смысла его творчества. И поставил его в эпиграф. – Дикость? – Дикость. Однако эти слова осветили всё, что я успел к той минуте о Межирове и у Межирова мельком прочесть. – Он ницшеанец.

Вот так, шиворот навыворот, пришло ко мне в этот раз озарение о художественном смысле творчества имярек. И за то я каюсь.

 

 

А теперь я хочу поблагодарить моего оппонента: мне ещё никогда не приходилось читать у кого-то об иномирии как подсознательном идеале ницшеанства, а в упомянутом эпиграфе – слово инакость. Похожее. Мне ценна такая находка.

Объяснюсь.

По неизвестной мне причине в нынешней России, не только в бывшем СССР, ницшеанство находится в некотором загоне. До сих пор не решаются прямыми словами называть ницшеанцем Чехова.  Я сам испугался, когда мне это открылось в разборе «Степи». В диссертации Шалыгиной (http://shaligina.narod.ru/disser_1.htm), подводящей Чехова под ницшеанство, ни он так назван, ни есть слово «иномирие». Там, правда есть упоминание о подсознании:

«Постановка философской проблемы времени в творчестве А.П.Чехова позволяет нам выделить общий для пограничных областей многих наук предмет – механизмы и способы трансформации ритмического воздействия в аритмические процессы в сознании и подсознании человека…

…Эстетическое удовольствие, улыбка победы над злом мира смягчают тяжесть «срывной» для организма человека ситуации».

Это уже близко к признанию, что «улыбка победы над злом мира» есть иномирие. Но… Не написано.

А Тамара Жирмунская что-то подобное написала. И я рад.

Тяжело, знаете ли, быть первопроходцем. (Меня наверно, простят, если кто-то это уже написал, а до меня не дошло.) А она написала это в тот же год (2009), когда и меня озарило о Чехове (правда, и в том озарении иномирие ещё отсутствовало — http://art-otkrytie.narod.ru/chehov.htm).

 

 

Из-за таких обстоятельств в СССР и России с ницшеанством и иномирием следует хороший вывод для творцов этого толка на этой территории: вероятнее всего их ницшеанство находится в состоянии не сознаваемого идеала, а – подсознательного. А именно следы этого последнего я смею считать критерием художественности произведения.

Объяснюсь.

Противоречивости и неожиданности текста я считаю теми следами, если озарение об их значении касается всего произведения.

Если всего произведения не касаются, а, так сказать, с местным эффектом – это эстетическое, по-моему. Оно может быть и вне искусства. Как Вейдле здорово сказал, что немецкое blitz лучше русской молнии.

 

 

Надо ли говорить, что в ницшеанство человек приходит не просто из-за разочарования, а из-за страшного разочарования? От разочарования в действительности романтики, например, из неё бегут в прекрасную внутреннюю жизнь. Так это ещё не далеко, Этот мир всё-таки. Христиане убегают дальше – в благое для всех сверхбудущее, тот свет с вечным Царствием Небесным для бесплотных душ. Ницшеанцы удирают подобно – в иномирие, но принципиально антихристианское. Обычные верующие – некие коллективисты, особенно – православные, верящие, что прощены будут все. (Не тут ли начало противостояние индивидуалистского Запада и соборной России?). А ницшеанцы – супериндивидуалисты. Действительно, другому даже трудно представить, как может быть идеалом (то есть чем-то позитивным) принципиально недостижимое метафизическое иномирие. Христианство – радостное в последнем счёте. Ницшеанство – наоборот, мрачное, хоть и «улыбка победы над злом мира».

 

 

И ещё. Нечто, роднящее индивидуалистский Запад с российской цивилизацией и менталитетом. Заключающимся, по-моему, в цитате из Феофана Затворника (оборванной мною): «Дело не главное в жизни, главное – настроение сердца». – Так мало ли какое может стать настроение сердца. Может – и в ницшеанское иномирие бросить.

Межирова, русского душою, похоже, бросило.

Проверим.

Напутствие

   
  Согласен,

    что поэзия должна

Оружьем быть (и всякое такое).

Согласен,

     что поэзия —

                война,

А не обитель вечного покоя.

 

 

Согласен,

      что поэзия не скит,

Не лягушачья заводь, не болотце…

Но за существование бороться

Совсем иным оружьем надлежит.

 

Сбираясь в путь,

      стяни ремень потуже,

Меси прилежно

        бездорожий грязь…

Но, за существование борясь,

Не превращай поэзию

               в оружье.

 

Она в другом участвует бою…

Спасибо, жизнь,

        что голодно и наго!

Тебя

  за благодать, а не за благо

Благодарить в пути не устаю.

 

Спасибо,

     что возможности дала,

Блуждая в элегическом тумане,

Не впутываться в грязные дела

И не бороться за существованье.

 

          1954

Признаюсь, комедия в том, что пару десятков лет после 1954 года моей присказкой стало такое: искусство – не жизнь! Присказка базировалась на чёткой формуле Атанаса Натева, что искусство – это непосредственное и непринуждённое испытание сокровенного мироотношения человека с целью совершенствования человечества. – Для пояснения скажу, что жизнь воздействует непосредственно и принудительно (только воздействие личным примером таково же, как и у искусства). И именно потому искусство – не жизнь. Оно – испытание.

Натев писал там и тогда, где и когда бессознательное не было в чести. Поэтому «сокровенное» лишь эхо подсознательного идеала. Доведённое до крайности это «не жизнь» звучит так: искусство (неприкладное, прикладное усиливает знаемое) есть способ общения подсознаний автора и восприемника по сокровенному поводу.

Так мне почему-то кажется, что Межиров не об этом написал стихотворение.

Мало ли каким посюсторонним подсознательным идеалом вдохновлено может быть стихотворение: Долга, Счастья, Личной Пользы, Абы Какой жизни, Гармонии, Трагического Героизма и т.д. У каждого поэта – своим. Так вот конкретности Межирова: «скит», «лягушачья заводь», «болотце», «бездорожий грязь», — шепчут мне, что он каким-то одним – из множества мыслимых – идеалов был вдохновлён, а не дал он в алгебраическом виде формулу вообще искусства (неприкладного, повторяю). Что не идеалом Долга, видно по слову «должна», находящемуся в контексте отрицания этого идеала. Слова «голодно и наго», данные тоже в контексте отрицания, отвергают идеалы и Трагического Героизма и Долга. Негативный контекст словам «благо» и «существованье», отвергают все остальные, перечисленные выше идеалы.

И получается, что Межиров вдохновлён или религиозным идеалом («благодать») или равновеликим антирелигиозным, ницшеанским иномирием.

Если предположить, что инстинкт художника не позволял ему в 1954 году слово «благодать» применять «в лоб», в религиозном смысле, то остаётся только метафизическое ницшеанское иномирие. (Ибо типов идеалов в принципе немного, порядка шести или чуть больше.)

 

 

Но даже и такой непостижимый, скажем так, идеал, как ницшеанский со временем может стать постижимым для его обладателя. Перейти из подсознания в сознание. И как тогда высокое презрение ко всему Этому миру выразится? В огульном очернительстве.

В 1995, похоже, году, в США, Межиров опубликовал поэму «Позёмка», отвергающую гласность в СССР и всё там последующее:

   
  Но в тебя не верю, гласность,

Вижу всю твою напрасность,

Неестественность твою,

Безусловную опасность –

.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

И почти никто не смог

Осознать за этот срок,

За почти четыре года

Похоронок и могил,

Что желанного Исхода

День победный не сулил.

Победишь на поле брани,

А глядишь — в твоем сознанье

Побежденный победил.

И уже не спас его художник в нём, потому что художник в нём умер, потому что исчез из его подсознания идеал.

Как факт – это «в лоб» высказанное «фэ» такому политическому явлению как гласность, это иносказательное, «почти в лоб», именование фашизма.

Хоть в самом деле он в нынешней России имеется (пусть перечисляющий организации и с перегибом многих называет фашистами):

«Умеренные — 23 организации: 1. Российский общенародный союз — РОС, 2. Национально-Демократическая Партия — НДП, 3. Новая Сила, 4. ЭО Русские, 5. Великая Россия — ВР, 6. Национал-демократический альянс — НДА, 7. Народный собор — НС, 8. Русское Имперское Движение — РИД, 9. НСР (Национальный Союз России), 10. Собор русского народа — СРН, 11. Русское общественное движение — РОД, 12. Национальное русское освободительное движение — НРОД, 13. Партия защиты российской Конституции «Русь» — ПЗРК «Русь», 14. Национал-патриоты России — НПР, 15. Национал-демократическое движение «Русский Гражданский Союз» — НДД РГС, 16. Нация Свободы — НС, 17. Русское Национал-патриотическое движение, 18. Сопротивление, 19. Национальная Социалистическая Инициатива — НСИ, 20. Конгресс русских общин, 21. Реструкт, 22. ОД «РАССВЕТ»(Общественное Движение «РАССВЕТ»), 23. Национальная организация русских мусульман.

Радикальные — 22 организации: 1. Народное ополчение имени Минина и Пожарского — НОМП, 2. Другая Россия, 3. Русский Фронт Освобождения «Память» — РФО, «Память», 4. ООПД «Русское национальное единство» — «Гвардия Баркашова», 5. ВОПД «Русское национальное единство» — ВОПД РНЕ, 6. Движение «Александр Баркашов», 7. Национально-державная партия России — НДПР, 8. Народная национальная партия — ННП, 9. Истинное русское национальное единство — ИРНЕ, 10. Балтийский Авангард Русского Сопротивления — БАРС, 11. Русский объединённый национальный альянс (РОНА), 12. Гвардия Христа, 13. Национальный союз — НС, 14. Союз православных хоругвеносцев— СПХ, 15. Союз русского народа — СРН, 16. Северное братство — СБ, 17. Чёрная Сотня, 18. Движение Парабеллум, 19. Национал-социалистическая партия Руси — НСПР, 20. Партия Свободы — ПС, 21. Русский Образ, 22. Национал-синдикалистское наступление — НСН.

Запрещенные — 8 организаций: 1. Движение против нелегальной иммиграции — ДПНИ, 2. Национал-социалистическое общество — НСО, 3. Национал-большевистская партия — НБП, 4. Славянский союз — СС, 5. Фронт национал-революционного действия (ФНРД), 6. Русский общенациональный союз — РОНС, 7. Лига обороны Москвы, 8. Формат 18» (https://www.politforums.net/internal/1513698336.html).

Художник, творец неприкладного искусства, умер в Межирове. Но остался творец искусства прикладного и просто стиховой публицистики. Очень пригодных для травли нынешней России.

 

30 июля 2019 г.

Share
Статья просматривалась 93 раз(а)

Добавить комментарий