Отщепенец

Плохо быть отщепенцем.

У меня многослойное отщепенство.

Главное – это, что я для себя выработал такой критерий художественности, что его – в таком чётком виде – и нет ни у кого.

В чём он? – Я не считаю художественным то, в чём я не нахожу следов подсознательного идеала. Следами я считаю в первую очередь текстовую противоречивость и недопонятность, озарение-расшифровка которых касается всего произведения.

Не касающееся всего произведения: выраженность чего-то так, как иначе и не выразишь или выраженность так, что словами это не передать – это, по-моему, не художественное, а эстетическое качество. Оно и вне произведения искусства может быть. Отличный пример – слова Вейдле, что немецкое blitz лучше русской молнии.

Обращение к подсознательному вообще не приветствуется в научном сообществе. А я претендую своими толкованиями на научность. И – являюсь отщепенцем. Меня не признают учёные с большим  именем.

Но я надеюсь на будущее, пусть и посмертное, и мне стало безразлично моё отщепенство.

Тот факт, что многие творцы нехудожественных (по-моему) произведений считают их художественными, вынудил меня в итоге начинать писать о них, не дочитав до конца книгу, не досмотрев до конца кино (я ж не знаю заранее ценность произведения). – Разоблачение в нехудожественности (в моём духе) получается тогда автоматически. А в разоблачении я вижу пользу. Так же автоматически получается и похвала, тоже, по-моему, не бесполезная, хоть и привлекается такая мутная категория как подсознательный идеал.

Меня попросили прокомментировать фильм «Синонимы» (2019) Лапида.

Первым мне попалось на глаза описание. Израильский парень, мол, презирает своё еврейское происхождение, уезжает в Париж. Конец текста такой:

«…но отказаться от себя и изменить свою участь не просто» (https://hdmax.club/217-synonymes-2019.html).

А в начале:

«Побродив по улицам незнакомого города, главный герой заселяется в пустую, холодную квартиру, найдя ключ от неё под ковриком».

Признаюсь, будучи прочтённой, эта чушь с ключом мною не была замечена. – Почему? – Думаю, из-за абстрактности словесного текста. Ну мало ли, что можно представить? Например, что парень замёрз, зашёл на лестницу греться. Там тоже холодно. И он устал ходить. Отдохнуть бы… Чтоб сесть, скорчиться и тем согреть самого себя, он сел на мягкий коврик перед дверью, привалившись спиной к деревянной двери (всё же не каменная стена). Почувствовал что-то твёрдое под собой, мешающее сидеть. Приподнял коврик – там ключ. Он его взял и примерил к дверному замку. – Подошёл. И он вошёл в чужую квартиру.

Что-то такое, наверно, провернулось в подсознании (опять оно), и я, прочтя, не заметил ничего невероятного. А невероятное в принципе может наводить на подозрение, что тут след подсознательного идеала (типа: сказка намекает на мечту… правда, намёк как раз и есть признак осознанности того, на что намёк… есть признак прикладного искусства, призванного усиливать знаемое переживание {скажем, невозможность еврею отказаться от еврейства}, что в моих глазах лишило б произведение художественности).

Тут вы, читатель, сразу понимаете, что для мня прикладное искусство (с осознаваемым идеалом) – второсортное, а неприкладное (с неосознаваемым) – первосортное.

Но обратимся к собственно фильму.

Когда я стал смотреть, меня сразу стали колоть неправдоподобные нюансы.

Я принялся пересматривать, чтоб записать сюда. И вижу. На 58-й секунде парень с улицы вошёл на лестничную клетку и деловито побежал вверх. (Он что: знает, куда идти?) Так же целенаправленно парень нагибается над ковриком перед дверью, вынимает оттуда завёрнутый в бумагу ключ, разворачивает бумагу, вынимает ключ, вставляет в дверь и отпирает её. (Он знает, что французы имеют обыкновение класть ключ под коврик перед дверью? На улице был сплошной рёв огромного города… Париж?!)

Невероятно.

Парню невероятно везёт. Наверно, ему и дальше будет невероятно везти на чужбине, но она останется чужбиной. Метод – от противного. Осознаваемая цель. Прикладное искусство.

В конце второй минуты парень, не сняв рюкзака, открывает окно. То есть он вошёл не в «холодную квартиру».

Чего он решил вторым делом принять душ, если так не холодно? – Наверно, чистоплотный. Он с дороги. Может, привычка такая, приобретённая в жарком Израиле.

Помылся, встряхнулся и… голый выходит из ванной. – Он не хочет пользоваться чужими полотенцами? Он хочет из рюкзака достать своё полотенце?

Логично.

Не логично, что рюкзака нет.

А при пересмотре я специально обратил внимание, что, войдя в квартиру и закрывая дверь, слышался щелчок. Дверь заперлась. Никто войти не мог. Через открытое окно – тоже (парень же взбегал по лестнице) – окно высоко.

Невероятно.

Или понятно: для везения нужны проблемы, чтоб их преодолевать. – Чего далеко ходить? – Лишить его одежды – вот и проблема.

Но это ж как-то низкопробно… Или цель оправдывает средства.

Если нет в традиции системы Станиславского, то сойдёт низкопробность.

Впрочем, этот скепсис у меня возник при пересмотре. А в первом смотрении я не поверил, что люди нашли, в какой квартире случилась беда.

Ну хорошо, почему эта пара сразу не открыла дверь на звонок парня и крики о помощи и что ему холодно, ещё можно представить, что они были в постели (вон, он в халате, она в нижнем белье). Не успели. Зато торопились, отзывчивые, вон, аж в неглиже выбежала женщина на лестницу. – Отзывчивость надо подчёркивать с самого начала, так требует задание фильма и некоторая грубость его выполнения. Задание осознанное. Прикладное искусство перед нами.

Почему я не поверил, что женщина нашла, в какой квартире случилась беда?

Чтоб ответить на этот вопрос я и затеял пересмотр. – Она открыла дверь своей квартиры на лестницу, вышла на неё и сразу стала смотреть вниз по лестнице, а не вверх. Хоть парень бегал и на этаж, и на два этажа выше.

На всей лестнице лежит ковровая дорожка. Парень, сбегая поначалу на первый этаж, высушил мокрые ноги о дорожку и мокрые следы перестал оставлять, бегая на этаж, два и три этажа выше. Но женщина и не смотрела на дорожку. Она почему-то сразу знала, что беда этажом ниже. И туда и позвала своего мужчину. А только потом обнаружилась открытая дверь, которую, возвращаясь в «свою» квартиру, парень забыл захлопнуть. – То есть перед нами киноляп. Непродуманность. Или это такой стиль, неряшливый? Опрощённый.

А почему, собственно, парень в панике не захлопнул дверь? – Он замёрз мокрый. – Тут актёр вспомнил установку режиссёра, что беда не только в том, что он обворован до гола, но и холодно (все забыли про открывание окна). И от замерзания – паника и забывание захлопнуть дверь.

Ладно, простим.

Но ведь переигрыш в том, как панически парень греется горячей водой из душа. И уж совсем переигрыш, что, сморённый всем случившимся и горячей водой, парень уснул в ванне.

Нет, я понимаю: задание. Надо ж пробудить отзывчивость французов. Они и умилились, глядя на спящего. Потом мужчина послушал ухом, бьётся ли сердце парня. – Бьётся. – А тот не просыпается от прикосновения к нему. О. Он не просыпается даже от вынимания его этими двумя из ванны.

Нет, тоже понятно: надо ж ого какую отзывчивость у французов пробудить. Даёшь прямо потерю сознания опекаемому.

Грубо?  Или цель оправдывает средства…

Но в такой грубости нечего ждать такой тонкости, как следы подсознательного идеала. И зачем тогда мне тратить время на этот фильм?

Пара дотащила парня до кровати в спальне (кровать хозяином не убрана), положили его на кровать и укрыли одеялом. А парень так и не открыл глаза.

Мне стало противно. 10 минут двухчасового фильма.

Как парень заговорил, открыв, наконец, глаза на понятном французам языке? Ну, можно думать, что он же готовился уехать во Францию – так выучил язык. А почему имеется в виду, что у парня никакого акцента? – Потому же, почему он окно открывал. От повсеместной халатности в создании фильма.

Объективности ради надо признать, что по словам парня:

«Я должен был только переночевать тут», —

можно отказать в невероятности тому факту, что он обнаружил ключ под половиком. – Просто так было условлено с кем-то ещё в Израиле, что ему положат под половик ключ по такому-то адресу. Зато то, что не показано, как он, уходя из этого дома, возвращает ключ под половик, не говорит об аккуратности создателей фильма.

Говорят, не надо выпивать море, чтоб понять его вкус – хватает капли. Капля показала, что фильм для меня безнадёжен как ценный.

Нет, я попробовал его смотреть дальше. Но плохой звук на всех сайтах и моя глухота отвратили от этого занятия. Если я не ошибся, он не художественный.

 

29 июля 2019 г.

Share
Статья просматривалась 101 раз(а)

Добавить комментарий