Ещё один самоубийца

Андрей Ширяев…

Так случилось, что для «первого» самоубийцы, Бориса Рыжего, у меня нашлось (см. http//http://art-otkrytie.narod.ru/ryzhii.htm), чем мотивировать, что он «предвидел» смерть человечества от прогресса (перепотребления). «Предвидел» в кавычках, потому что подсознанием предвидел, раньше других. А как до сознания дошло – так покончил с собой: не получится ж дальше стихи сочинять под влиянием подсознания.

А в статье Павла Басинского о Ширяеве критик сделал выпад, как бы предвидя такого вот экстремиста, как я:

«Самоубийство НИЧЕГО не проявляет особенно «поэтического» в стихах поэта, хорошего или плохого» (https://rg.ru/2013/10/21/shiryaev.html).

Я могу ответить тоже выпадом. Он в той же статье написал:

«Мы живем в ужасном мире. Мы, в частности, живем в мире, где поэту, чтобы громко заявить о себе, нужно совершить самоубийство».

Так как поэтам жить, если даже такой критик не может их разбирать.

Он написал о процитированных двух стихотворениях Ширяева:

«Это — поэзия. Вне сомнения».

И сие есть весь анализ. Про синтез я уж не говорю, потому что впечатление такое, что я – тот редкий тип, который озабочивается тем, что хотел сказать автор (ответ я и полагаю синтезом после анализа; до синтеза обычно дело не доходит).  Плюс, в своём экстремизме я дошёл до требования к себе искать синтез в следах подсознательного идеала автора, не меньше. (Это у меня неожиданности, недопонятности, противоречия, вообще ЧТО-ТО, словами невыразимое для людей обычных, и лишь критикам дано более или менее успешно намекнуть {для чего, собственно, и нужна критика}.)

Так вот я попробую проанализировать.

Я подумал и… приведённое Басинским стихотворение (первое) напишу с выделением самых сильных ударений:

  Так и будет. Вымокнет сирень,

смолкнут скрипки, выгорят обои,

и поманит пением сирен

этот мир, покончивший с тобою.

 

И не хватит воска. А дожди

не способны вылечить от жажды.

Я когда-то вспомню — подожди

это тело, данное однажды.

Ударения создают образ двух предсмертных судорог, слабеющих: 4 ударения, 4, 3, 3 и 3 ударения, 3, 2, 2. – Вот это, да, «говорит», что перед нами – поэт. – Такое сознанием не сделаешь.

А содержательно…

Это сочинено в пику «Одиссее»  Гомера. Для спутников Одиссея хватило воска, чтоб залепить уши гребцов (они спаслись, их не соблазнили пением смертоносные сирены). Одиссей же уши не залеплял, зато велел себя крепко привязать к мачте, а если попросит знаками себя отвязать, то подойти и привязать дополнительно. – И они все спаслись. И (см. http//http://art-otkrytie.narod.ru/gomer2.htm) Гомер только сознанием воспевал изворотливость Одиссея. А подсознанием он – от непереносимости этой суеты сует (потому такое нагромождение приключений у Одиссея) – Гомер «хотел» вообще в иномирие какое-то антибожеское улететь. (Пройдя по ссылке, вы узнаете, что случилось в древнейшей Греции, что привело Гомера к ТАКОМУ разочарованию во всём-всём-всём, и почему Гомер – ницшеанец.)

Ширяев тоже имеет дело с иномирием каким-то. Сознательно – в тексте «в лоб» отражено: «Я [моя бессмертная душа] когда-то вспомню – подожди – / это тело, данное однажды». Насколько это христианская душа, не знаю. Христианская из Рая (а в православии Чистилища нет; и в православии все получат прощение), — христианская душа из Рая не мечтает о земном теле. Так что «я» атеист, мысленно исследующий, что будет после его смерти.

А почему он умер (дал себя сиренам соблазнить)? Потому что «понял» (подсознанием), что эра Потребления («дожди») всё человечество убьёт (ну хоть изменением климата от выбросов СО2). А утолить Потребление невозможно. Смерть человечества неизбежна. Так зачем самому жить? – Автор и умер, осознав, что вдохновляло его сочинять.

Это – реализм, первым угадывание в социуме того, что другие ещё не чуют.

Реалист не ницшеанец. Он не ненавидит земное. Он просто видит раньше других. Если б человечество смогло («подожди», но оно не сможет) мирно перейти от прогресса к его остановке (например, к коммунизму с его принципом «каждому по РАЗУМНЫМ потребностям»), то можно б представить: «Я когда-то вспомню… это тело, данное однажды».

Второе стихотворение, процитированное Басинским, такое (я обнаруживаю в нём тоническую систему стихосложения {повторяется количество ударений «от рифмы до рифмы»}):

О`блако прича`ливает к горе`.

1 2 3

К о`блаку прича`ливает самоле`т.

1 2 3

Та`к ли уж ва`жно в этой просто`й игре`,

1 2 3 4

кто` и кого` наско`лько переживе`т?

1 2 3 4

 

Бра`тское не`бо, вла`жная простыня`.

1 2 3 4

Зве`зды ложа`тся в па`шню плечо`м к плечу`.

1 2 3 4 5

Се`мя двудо`льное, космополи`та, меня`,

1 2 3 4

пу`сть закопа`ют в ко`смос. Я та`к хочу`.

1 2 3 4 5

Это эхо той революции в поэзии (переход с силлабо-тоники на тонику), которую сделал Маяковский, когда ещё была инерция Октябрьской революции. Когда инерция кончилась, вернулась силлабо-тоника. А потом нагрянула контрреволюция 1991. И теперь – время опять тонической системы.

Басинский правильно судил: «Это — поэзия. Вне сомнения». – Жаль только, что он не умеет анализировать и синтезировать.

 

7 июня 2019 г.

Share
Статья просматривалась 83 раз(а)

Добавить комментарий