Арсений Тарковский. Первые свидания

Свиданий наших каждое мгновенье
Мы праздновали, как богоявленье,
Одни на целом свете. Ты была
Смелей и легче птичьего крыла,
По лестнице, как головокруженье,
Через ступень сбегала и вела
Сквозь влажную сирень в свои владенья
С той стороны зеркального стекла.

Когда настала ночь, была мне милость
Дарована, алтарные врата
Отворены, и в темноте светилась
И медленно клонилась нагота,
И, просыпаясь: «Будь благословенна!» —
Я говорил и знал, что дерзновенно
Мое благословенье: ты спала,
И тронуть веки синевой вселенной
К тебе сирень тянулась со стола,
И синевою тронутые веки
Спокойны были, и рука тепла.

А в хрустале пульсировали реки,
Дымились горы, брезжили моря,
И ты держала сферу на ладони
Хрустальную, и ты спала на троне,
И — боже правый! — ты была моя.
Ты пробудилась и преобразила
Вседневный человеческий словарь,
И речь по горло полнозвучной силой
Наполнилась, и слово ты раскрыло
Свой новый смысл и означало царь.

На свете все преобразилось, даже
Простые вещи — таз, кувшин,- когда
Стояла между нами, как на страже,
Слоистая и твердая вода.

Нас повело неведомо куда.
Пред нами расступались, как миражи,
Построенные чудом города,
Сама ложилась мята нам под ноги,
И птицам с нами было по дороге,
И рыбы подымались по реке,
И небо развернулось пред глазами…
Когда судьба по следу шла за нами,
Как сумасшедший с бритвою в руке.

Share
Статья просматривалась 410 раз(а)

1 comment for “Арсений Тарковский. Первые свидания

  1. Виктор (Бруклайн)
    28 июня 2019 at 15:50

    Арсений Тарковский. Первые свидания

    Свиданий наших каждое мгновенье
    Мы праздновали, как богоявленье,
    Одни на целом свете. Ты была
    Смелей и легче птичьего крыла,
    По лестнице, как головокруженье,
    Через ступень сбегала и вела
    Сквозь влажную сирень в свои владенья
    С той стороны зеркального стекла.

    Когда настала ночь, была мне милость
    Дарована, алтарные врата
    Отворены, и в темноте светилась
    И медленно клонилась нагота,
    И, просыпаясь: «Будь благословенна!» —
    Я говорил и знал, что дерзновенно
    Мое благословенье: ты спала,
    И тронуть веки синевой вселенной
    К тебе сирень тянулась со стола,
    И синевою тронутые веки
    Спокойны были, и рука тепла.

    А в хрустале пульсировали реки,
    Дымились горы, брезжили моря,
    И ты держала сферу на ладони
    Хрустальную, и ты спала на троне,
    И — боже правый! — ты была моя.
    Ты пробудилась и преобразила
    Вседневный человеческий словарь,
    И речь по горло полнозвучной силой
    Наполнилась, и слово ты раскрыло
    Свой новый смысл и означало царь.

    На свете все преобразилось, даже
    Простые вещи — таз, кувшин,- когда
    Стояла между нами, как на страже,
    Слоистая и твердая вода.

    Нас повело неведомо куда.
    Пред нами расступались, как миражи,
    Построенные чудом города,
    Сама ложилась мята нам под ноги,
    И птицам с нами было по дороге,
    И рыбы подымались по реке,
    И небо развернулось пред глазами…
    Когда судьба по следу шла за нами,
    Как сумасшедший с бритвою в руке.

Добавить комментарий