В День Победы (повтор)

«Эклер» в День Победы.

Память о сестре сберёг, как смог. Десяток фотографий. Краноармейская книжка. Старший сержант 82-го зенитно-артиллерийского полка. Значок «Отличный артиллерист» на красной суконной подложке. Письмо к нашей маме от её любимого, давнего друга со школьных лет с просьбой отпустить к нему в часть после демобилизации. Письмо из отдела аспирантуры с тремя оценками «отлично» и отказом в приёме. Оттиск статьи по редкой форме рака…
Утром 9-го мая я её увидел спящей напротив, в маминой ночной рубашке. Как так? Москву давным-давно не бомбили. Их часть стояла под Москвой, где-то около станции «Красный строитель». Восьмого вечером легко дали увольнительную на сутки (почти всегда возвращалась со спиртом от подруг, работающих в госпиталях или ещё с чем-нибудь «интересным»). Но на этот раз в бумаге было что-то не так и патруль отправил сестру в комендатуру на Курском вокзале, где её посадили в камеру с какими-то вокзальными девками. Упросила позвать офицера. Погоны «золотые» хотите? Тогда это был предмет особого вожделения. Ещё бы! Так дайте позвонить! А папа имел отношение к выдаче погон всей армии — всю войну и пять лет после (до изгнания) был большим начальником (ночной папин пропуск я тоже сберёг). Через пару часов прибыл папа со связкой погон…
Репродуктор орал победу, а сестра спала. Внезапно проснулась. Скорей одевайся и пошли! Куда? Одевайся скорее!
Кто-то помнит коммерческий гастроном на Смоленской площади? Я помню запахи. Можете не верить. Там и был куплен один «Эклер», кажется, за 250 рублей. Сестра поставила меня в простенок между двумя дверьми и загородила собой («ремеслуха» паслась около дверей). Откусывали по очереди. Я — вдвое больший кусок. Сестра видела и смеялась. Пешком вдоль всего Арбата вернулись домой.

А на фотографии начала1943 года сестра с ближайшей подругой, Маней Левитан. Ещё одна драма военных лет. Маня работала медсестрой в госпитале, в Староконюшенном переулке. Как-то привезли искалеченного красавца-майора. Маня выхаживала его месяца два. И влюбилась. Майор что-то обещал, отбыл и … ни строчки. Что «разгадывать на плохое»? Может быть и погиб.  Война ведь. А дальше — криминальный аборт и нет больше любимой подруги.

Share
Статья просматривалась 124 раз(а)

Добавить комментарий