Два поста с литературной нивы

1. ПОНОШЕНИЕ ПУБЛИКАЦИЙ

Длительное время я считал, что публикации служат узакониванию автора в литературе (более научно – легитимизации). Например, если кто-то говорит, что ты не поэт, просто даёшь ссылку на свои публикации и приговариваешь: «Зря Вы думаете, что разбираетесь лучше всех этих издателей!».

Но какое-то время назад в личном разговоре ветеран литературной сцены мне сказала, что публикации никакого значения не имеют, а важно, с кем ты знаком лично, то есть, с кем ты тусуешься. Мне было неприятно это слышать, тем более, что на дворе интернет, Фейсбук. Да и вообще, все помрут, а быстрее всего те, кто пробивает путь в литературу печенью, а публикации останутся.

Вчера же я увидел на Фейсбуке сразу несколько постов, в которых ставится под сомнение ценность публикаций, а также членства в литературных союзах и литературных премий. Не секрет, что никудышные поэты и прозаики (в просторечье – графоманы) достигли больших успехов в самопродвижении, благо свобода даёт для этого возможности, о которых ранее невозможно было мечтать.

Если тебя не публикуют в традиционных журналах, то возникает социальный заказ на новые, более демократичные, и этот заказ удовлетворяется. То же с союзами писателей, которых стало несчётное число. Сообщается даже, что сочинения графоманов, в частности, на патриотическую тему, проникают в методички для учителей литературы.

Конечно, никудышные стихи бросаются в глаза примитивными, например, глагольными, рифмами, а также банальностью содержания. Низкое качество многих журналов, альманахов, и особенно сборников, очевидно. Должен признать, что сам я не всегда был разборчив в местах публикации.

Но обратная сторона проблемы в том, что сейчас можно делегитимизировать любого, кто тебе не нравится или не входит в твою группировку, несмотря на публикации и членства, не говоря уже о набивших оскомину премиях. И вовсе не требуются глагольные рифмы, или банальность для того, чтобы тебя объявили графоманом. Ведь полной объективности нет и быть не может. Более того, определение «графомании» подстраивается под окружающую реальность и теперь включает в себя и «непомерное честолюбие», ведущее к публикациям, членствам и премиям.

И что же из этого следует? А ничего особенного не следует. Как сказал поэт Левитанский, «следует жить». И идти своим путём, слушая людей, если им есть что сказать, но решения принимая самому. Иметь амбиции, пусть это кому-то не нравится. Может быть, тебе повезёт. А если не тебе, так другому, что тоже хорошо. В этой связи примечательно интервью с одним поэтом в нашем городе, о котором вначале отзывались уничижительно. Но он не обращал внимания, делал своё дело, и дорос до таких размеров, что теперь сам решает, кто поэт, а кто графоман. Разумеется, в пределах собственной тусовки.

2. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС

В предыдущем посте я вынужден был признать, что публикациями уже никого не удивить, а премии так и вообще превратились в стандартные регалии графоманов. Тусовки же очень вредны для печени, да и не у каждого есть возможность им отдаться с успехом, так что уже после первого кира всем закадычный друг. Потусуешься немножко с людьми и им не понравишься – какое-нибудь там классовое чувство или просто несходство темпераментов, кто его знает…

Можно, конечно, на всё это забить и просто творить, как сам себе царь, один. Но наиболее умный подход – участвовать в литературном процессе (ЛП). Процесс этот – не публикации, или не только и не столько публикации. Это и не тусовка, поскольку совместные сидения за бутылкой тут не основное. А основное в ЛП – это то, что литераторы образуют группу, внутри которой они признают друг друга и считают друг друга значительными, реагируют в печати на произведения друг друга. Последнее доказывает, что ЛП – не просто групповщина, явление негативное.

Несмотря на социальные сети, для участия в литературном процессе всё ещё очень важен личный контакт, как и в тусовках. Например, если ты живёшь в деревне или даже в большом городе, похожем на деревню, то невозможно набрать критическое количество собратьев, которые тебя понимают и признают, чтобы запустить ЛП. В таких местах возможна лишь групповщина мелкотравчатая, а для полнокровного литературного процесса интеллектуальных сил недостаточно. Даже если несколько человек объединятся в группу и начнут неустанно писать рецензии друг на друга, все будут только смеяться и говорить: «Кукушка и петух!». Или «Перекрёстное опыление!». Поэтому взгляды должны обращаться на основные культурные центры. А именно, на Москву и на Питер, если кому непонятно. Так мне объяснили те, кто ездит туда регулярно с наших зарубежных задворок.

В завершение этого текста уместно было бы сказать что-то эффектное о литературном процессе, чтобы убедить даже сомневающихся. Но, к сожалению, об ЛП я могу судить только со стороны. Личного опыта участия в ЛП у меня нет. Или есть, но односторонний. Я опубликовал несколько разборов произведений коллег-поэтов. С положительными отзывами всё в порядке, никаких последствий они за собой не повлекли. А за отрицательные отзывы меня стали травить, обзывать графоманом. Сами же по себе мои публикации пока ничьего внимания не привлекли, как, впрочем, и абсолютное большинство публикаций других авторов. В литпроцесс меня пока не приняли. Может быть, я просто сам недостаточно важен, чтобы на мои стихи и эссе коллеги реагировали. Или они просто гораздо хуже литпроцессовских – не мне судить. Так что извините, что мой взгляд на ЛП пока что чисто наружный.

Определённо сказать можно одно. У пишущих вне ЛП практически нет шансов остаться в литературе после смерти. Участие в литпроцессе приводит к тому, что произведения попадают на стол специалистов, которые пишут историю литературы. А как говорит латинская пословица, «написанное — верно». Поэтому у этой группы пишущих есть небольшой шанс закрепиться в коллективной памяти. Преувеличивать этот шанс не следует. Многие литераторы, известные при жизни, через какое-то время провалились в безвесность. Вместе с тем, некоторые литераторы, считавшиеся не первым рядом при жизни, после смерти поднимались в первый ряд (например, Тютчев). Но они были известны в литературных кругах. У абсолютно же неизвестных (пусть даже и имеющих публикации) шансов практически нет.

В заключение стихотворение, навеянное этими размышлениями.

ПЕСНЬ ЕДИНИЦ

Кто абсолютный нуль –
катиться легко по наклонной.
Лишь не думать о крае доступной ещё земли.
Что в движении сонном
сюда принести вы смогли,
как в дождь, вливаясь в подобных округлый гул?

Но единицы сквозь время
летят, словно точные стрелы –
прямо в десятку вонзаются, задрожав,
даже не веря себе, оробело,
отнимают у тысяч серпов урожай,
и своей утверждают навеки величие темы.

Это двоичный код –
да и нет, пустота в середине.
Кто-то мертвый при жизни, а кто-то посмертно живой.
Кто-то время своё и пространство покинет
без следа. Кто-то с тлением бросится в бой,
чтобы шли в бесконечность круги по спокойствию вод.

New York, 3 May 2019

Share
Статья просматривалась 414 раз(а)

4 comments for “Два поста с литературной нивы

  1. Валерий Лесов
    5 мая 2019 at 12:12

    Поэт найдет своего читателя, читатель — поэта. Всегда)

  2. Ефим Левертов
    5 мая 2019 at 10:09

    Уважаемый Дмитрий!
    Вы хороший поэт, и это главное. Не надо копаться в будущем, а надо просто писать стихи и ставить их в свой блог. История расссудит.

    • 5 мая 2019 at 21:21

      Дорогой Ефим,

      спасибо за добрые слова! По этим двум постам велась обширная дискуссия на Фейсбуке — там эта тема вызывает гораздо больший интерес, чем здесь. Большинство людей пишет примерно то же, что и Вы — пиши себе и ни на кого не обращай внимания. Вот ссылки:

      ПОНОШЕНИЕ ПУБЛИКАЦИЙ
      https://www.facebook.com/dgaranin/posts/2292087984146499

      ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС
      https://www.facebook.com/dgaranin/posts/2297480733607224

      Но я считаю, что литераторы, стремящиеся к контактам с коллегами и к продвижению своих произведений в литературной среде, делают это не зря.

  3. 5 мая 2019 at 6:55

    Для тех, кто читал этот текст: добавлены завершающий абзац и стихотворение, навеянное этой темой.

Добавить комментарий