Саратовский элемент Менделеева

В школе уроки химии у меня ассоциировались с моими учителями – «химичками»: одной по прозвищу «жандарм» — Серафимой Васильевной Трефиловой и другой по прозвищу «селедка», совершенно противоположными по своей внешности, по характеру, да и по преподаванию предмета. Помню в химическом кабинете одна из наших «химичек» — «селедка», Ольга Алексеевна Соболева показывала опыт соединения двух химических веществ, в результате реакции которых вспыхнул огонь. Я по наивности быстро скинул с себя пиджак, чтобы потушить возникшее пламя, но «химичка», опередив меня, взяла с классной доски тряпку, и казавшаяся мне опасность была ликвидирована. Вот такая была моя реакция на химическую реакцию…
Поместить этот материал в книге о русских евреях в Саратове подвигла меня лекция «Неизвестный Менделеев» профессора Российского химико-технологического университета имени Д.И.Менделеева, нашего земляка Дмитрия Мустафина в первом корпусе СГУ, посвященная Международному году таблицы химических элементов и 150 – летию периодической системы хими́ческих элеме́нтов Д.И. Менделе́ева.
«Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона» (сокращённо ЭСБЕ) — универсальная энциклопедия на русском языке, изданная в Российской империи акционерным издательским обществом Ф. А. Брокгауз — И. А. Ефрон (Петербург) в 1890—1907 годах. Д. И. Менделеев был не только автором статей ЭСБЕ, но и отредактировал многие из них, заведуя химико-техническим и фабрично-заводским отделами энциклопедии. При этом большинство статей, написанных им лично или в соавторстве, были помечены не именем, а греческой буквой дельта (Δ). Статья «Периодическая законность химических элементов» завершалась словами Д. Менделеева: «Словом, широкая приложимость П. закона при отсутствии понимания его причины — есть один из указателей того, что он очень нов и глубоко проникает в природу химических явлений, и я, как русский, горжусь тем, что участвовал в его установлении». Периодическая система продолжала строиться и пополняться на глазах автора: иллюстрацией этому служит статья «дидимий» (может, это сокращение от Димитрия). В ней, упоминая о том, что Ауэр фон Вельсбах уже разложил этот мнимый элемент дидимий (от греч. — парный, близнец) на празеодим и неодим (в 1882 году).
В честь создателя периодической системы элементов Дмитрия Ивановича Менделеева был назван Менделе́вий — химический элемент с атомным номером 101 в периодической системе, обозначается символом Md. Первые атомы менделевия синтезировали в 1955 американские учёные А. Гиорсо, Б. Харви, Г. Чоппин, С. Томпсон и Г. Сиборг, которые облучали ядра изотопа эйнштейния, трансуранового химического элемента с атомным номером 99. Эйнштейний был открыт в декабре 1952 года и назван в честь Альберта Эйнштейна, легендарного физика 20 столетия, еврея, умершего в год открытия Менделевия.
Но сначала немного еврейской химической истории. Почти все основные библейские персонажи считались адептами алхимии. Первочеловек Адам символизировал красную землю, серу, огонь, а Ева — белую землю, ртуть, влагу. Алхимики полагали, что в те времена сын Ноя Хам записал первую книгу алхимических знаний, названную «Химия» по его имени. Первым немифическим персонажем в ряду эллинистических алхимиков была Мария-еврейка, обширные сведения об опытах и инструментах которой содержатся в сочинениях Зосимы из Панополиса (ок. 300 г. н.э.). Мaрия впервые oписaлa инструменты, мнoгие из кoтoрых и сегoдня мoжнo нaйти в любoй химическoй лaбoрaтoрии, ей же принaдлежат oткрытия рядa веществ, нaпример, сoлянoй кислoты. Сама Мария полагала, что все вещества в природе состоят из единой субстанции. А металлы, как и людей, можно разделить на мужские и женские. Отсюда и знаменитая формула Марии, предназначенная для изготовления философского камня: «Соедини мужское и женское начало – и получишь то, что ищешь».
В одной хронике Аугсбурга, составленной ученым Климентом Эгером в середине XVI века, сообщается, что в 1353 году еврей Типсилес (Tibsiles) изобрёл порох. По некоторым сведениям, это был караим Давид-бен-Йосеф ха-Типлиси (David-ben-Josef ha-Tiplisi, то есть из Тбилиси), жизнь которого считают возможным датировать с 1279 по 1359 годы. В 1890 году Менделеев открыл пироколлодий, который был предложен им в качестве бездымного пороха.
А теперь немного приблизимся к нашему времени. 200 лет назад в Саратовской губернии было положено начало организации первых гимназий. Ещё в 1803 году были приняты «Предварительные правила Народного просвещения», согласно которым во всех губернских городах надлежало открыть гимназии. Но только в 1815 году саратовскому губернатору А. Д. Панчулидзеву поступило указание открыть гимназию. Панчулидзев предложил под гимназию собственный дом, пострадавший от пожара в 1814 году: «каменный, двухэтажный, с деревянным оштукатуренным мезонином, обращенным к Волге, оказался весьма удобен и приличен для гимназии по его обширности и красоте помещения, по сосредоточенности в городе и по близости к собору, созидаемому усердием граждан».
В 1815—1816 годах саратовский архитектор В. И. Суранов и архитектор Казанского учебного округа И. А. Мари подготовили документацию и в июне 1817 года из Петербурга пришло разрешение на приобретение губернаторского дома для гимназии. Любопытно что итальянский архитектор Иосиф Мари (1755—1819) возвел в Казани здание мужской гимназии, которое помещалось на нынешней улице Чернышевского. А в нашей гимназии в 1851-1853 годах преподавателем русской словесности работал Николай Гаврилович Чернышевский, тогда молодой выпускник Петербургского университета.

Основной груз забот по устройству гимназии принял на свои плечи директор Главного народного училища, действовавшего в Саратове с 1786 года Андрей Иванович Шестаков. Он стал самым первым в России профессиональным педагогом, занявшим должность директора общеобразовательных школ в масштабах губернии. Но до открытия своего детища он не дожил, скончавшись весной 1820 года. Юной Саратовской гимназии, открытой в 1820 году, не повезло с первым же директором. А первым директором мужской гимназии стал Алексей Михайлович Ченыкаев, прослуживший на этом посту до 1823 года. Он был выходцем из рода служилых татарских мурз, принявших православие. (Родоначальник Ченыкай мурза Тербердеев, «выехал из Золотой Орды и, вступя в российское подданство, продолжал военную службу, за которую в 1673 году от Государя … жаловали ему деревни с людьми и со крестьяны с пашенной землей …» в Керенском и Кадомском уездах). Закончил кадетский корпус, с 1793 года служил в гвардии, вышел в отставку в чине капитана, был близок к графу Н.П. Румянцеву, служил под его началом в Петербурге, затем пребывал в родовом имении в Саратовской губернии. Место директора гимназии А.М. Ченыкаев получил по протекции и к исполнению служебных обязанностей главы учебного заведения готов не был, ибо вся его предшествующая служба не имела ничего общего с педагогической деятельностью. К тому же грешил финансовыми злоупотреблениями и вёл с учителями «тайную войну», обвиняя всех «в кощунстве и богохульстве». Следствием этого была нездоровая обстановка как среди преподавателей, так и гимназистов. В результате в 1823 году А.М. Ченыкаев был отстранён от должности, при чем на него был сделан начет за «покупку для гимназии ненужных вещей». Он поселился в своем имении, с. Турках, Балашовского уезда, где и умер, в чине коллежского асессора, 14 сентября 1842 года. Им написана комедия в 3-х действиях «Неслыханное диво, или Честной секретарь». Пребывание его на посту директора было признано «бесславным», ибо он «своими действиями — неумелыми и даже недобросовестными — чуть было не погубил с такой любовью лелеянное его предшественником А.И. Шестаковым дело обучения в гимназии».
В Саратовскую гимназию назначен новый директор, выпускник Петербургского Главного педагогического института, директор Тамбовских училищ. «Милостивый Государь мой Иван Павлович! Предлагаю Вам место Директора Саратовских Училищ, и в случае Вашего согласия на сие ожидаю уведомления. С почтением остаюсь Ваш покорный слуга М. Магницкий. 27 марта 1823 г. Санкт-Петербург».
М.Л. Магницкий (1778-1855) правнук создателя первого русского учебника арифметики Л.Ф. Магницкого, друг М.М. Сперанского, с 1819 года попечитель Казанского учебного округа (куда входил Саратов), предложивший царю Александру I «уничтожить Казанский университет». В 1830 году М.Л. Магницкий опубликовал «Отломки философской мозаики степного отшельника М. Простодумова, помещика с. Спасского Саратовской губернии» против философии и науки без христианских начал. Автор доказывал, что «одна религия есть предмет, предохраняющий науки от гниения». В направленной против Карамзина статье «Судьба России» он предвосхищает идеи возникшего позже славянофильства. Полемизируя с историком, писавшем о периоде владычества татар как остановившем развитие России, Магницкий говорит: «Философия о Христе не тоскует о том, что был татарский период, удаливший Россию от Европы, она радуется тому, ибо видит, что угнетатели её, татары, были спасателями её от Европы». Трактат ученого мужа совсем не похож на философию юного лирика Михаила Магницкого.
Не ты ль, Поэзия священна,
Почтенный глас самих богов,
Не ты ль, гармония небесна,
Сквозь вихрь времен, сквозь мглу веков,
Дела великих Леонидов,
Катонов, Кодров, Аристидов,
В концы вселенныя гласишь,
Противу смерти стать дерзаешь,
Героев в гробах оживляешь,
И их бессмертными творишь? (Стихотворение «Поэзия» М.Л. Магницого, тогда ещё молодого 19-летнего поэта, впервые напечатано в альманахе Н.М. Карамзина «Аониды», 1797 г.)

Любопытно сравнить высказывания М. Л. Магницкого с «Заветными мыслями. Познание России» Д. И. Менделеева, написанными на основе отчета по первой русской переписи 1897 г., почти веком позже: «В России народов разного происхождения, даже различных рас, скопилось немалое количество. Оно так и должно быть вследствие того срединного положения, которое Россия занимает между Западной Европой и Азией, как раз на пути великого переселения народов, определившего всю современную судьбу Европы и берегов Средиземного моря, падение Древних Рима и Греции и само появление на Великой Европейской равнине славянской ветви индоевропейцев. Послужив главным путем Великого переселения народов, Россия содержит осевшие на месте их остатки».
Как современны заветные мысли великого химика через сто с лишним лет о нынешней жизни человечества: «Переселение народов не кончилось, еще идет – не только из Европы в другие части света, но и из Китая, но кончиться ему должно в некотором будущем – едва ли еще к нам близком, когда произойдут три неизбежные и уже явно начавшиеся в наше время явления, все прогрессивного свойства: 1) когда общее число жителей повсюду станет, как идет уже ныне, возрастать быстрее, чем было не только в древние века, но и в средние, и дорастет до того, что повсюду теснота приблизится к китайской или английской; 2) когда общее развитие трудолюбия и промышленности, руководимых наукой, т. е. реально опытным исканием долей истины, овладеет недрами земными и солнечной энергией, превращением веществ и питанием людей, устройством жилищ и пользованием океанами и т. д. – в такой мере, уже теперь предвидимой, что для размножения людского и тесноты общей мирной жизни не будет никакого другого препятствия, кроме лени отдельных лиц, которым возмездием за то должны быть нужда и голодная смерть, что, видимо, также уже начинает наступать во всем мире; 3) когда правительства крупнейших государств всего света дойдут до сознания необходимости быть сильными и достаточно между собой согласными для подавления всяких войн, революций и утопических начинаний анархистов, коммунистов и всяких иных «Больших Кулаков», не понимающих прогрессивной эволюции, совершающейся во всем человечестве».
…Осень 1823 года. За 11 лет до появления на свет будущего великого ученого его отец Иван Менделеев пишет в Училищный Комитет Тамбовской гимназии: «В следствие предписания от 14 августа за№ 419 приготовившись к отъезду, не дожидая своего приемника Г-на Цертелева, по причине приближения осеннего времени и другим важнейшим семейным обстоятельствам, поставляю себе обязанностью покорнейше донести училищному Комитету, что я намерен, если Господу Богу будет угодно, 8-го числа сего месяца отправиться к месту своего назначения».
«Милостивый Государь Иван Павлович» — это И.П. Менделеев отец будущего великого химика Д.И. Менделеева, чью таблицу мы навечно запомнили со школьной скамьи.
Вот статья в американской Вики о Дмитрии Меделееве (http://en.wikipedia.org/wiki/Dmitri_Mendeleev -) цитата: «Дмитрий Менделеев родился в Тобольске 8 февраля 1834 года у Ивана Павловича Менделеева и Марии Дмитриевны Корнильевой. Его дед Менделеев — еврейский торговец из Шклова, выкрестился в ортодоксальное христианство в 1804 году и переехал в Петербург…» Фамилия Менделеев, вероятно, образована от еврейского имени Мендель — уменьшительной формы имени Менахем, которое переводится как «утешитель». Иногда это имя переводят как «маленький» или же «справедливый, праведный». И делается такой вывод, что по отцовской линии Дмитрий Иванович Менделеев — либо крещённый много веков назад еврей, либо «жидовствующий», либо, русский, крёстным отцом которого был крещёный еврей из семьи помещиков Менделеевых.
… Менделеевы добирались до Саратова больше недели и прибыли туда в сентябре 1823 г. Хлопот было много: четыре дочери: Мария, Ольга, Екатерина, Апполинария, больной тесть и престарелая няня Прасковья Ферафонтовна, которая нянчила еще Марию Дмитриевну Корнильеву. («Книги- лучшие друзья моей жизни» — говорила дочь тобольского купца).
Старшая дочь Мария родилась в 1811 году. В Саратове родились Елизавета в 1823, Иван в 1824, младшая Маша через год после смерти Марии.

Дмитрий был семнадцатым (по другим данным 19 – м) и последним ребёнком в семье. Ко времени его рождения, из детей оставались в живых два брата и пять сестёр. Девять детей умерли ещё в младенчестве, а троим из них родители даже не успели дать имена. Эта многодетность обращает на себя внимание. Дело в том, что для русской интеллигенции это было нетипично. И даже в глубинных русских деревнях такие семьи были исключительно редки. Такая семья, скорее, похожа на семью ортодоксально верующих евреев. Ограничения на зачатие — противоестественно и незаконно, и всё, что зачато, должно быть выношено, и рождено.
Дед Дмитрий Васильевич Корнильев, основатель Тобольского издательского дома и типографии разорился, перенес тяжелую болезнь – воспаление мозга.
Позже сестра Д.И. Менделеева, жившая в Саратове, во время директорства отца, Е.И. Капустина (Менделеева) вспоминала: «Каждый день дед ходил к обедне, потом в своей комнате читал. Складывал листы в тетрадку и писал стихи и прозу, потом сшивал в толстые домики и укладывал на полки». Так родился исторический журнал, или собрание увеселительных повестей и анекдотов».
Кроме дедушки по матери Дмитрия Васильевича Корнильева, в память которого и был назван последыш, была бабушка Екатерина Ефимовна Шевырина. Обратите внимание на отчество бабушки. Дело в том, что имя «Ефим» является именем еврейским. Оно широко использовалось в прошлом и используется поныне в еврейских семьях. В домашнем обиходе оно звучит «Фима». Могут возразить, что в прошлом имена давались по «Святцам». Это действительно так, но дело в том, что в «Святцах» среди мужских имён этого имени нет. Означать это может лишь одно — семья купца Ефима Шевырина и его дочь Шевырина Екатерина Ефимовна — евреи. Может быть крещёные, но евреи. Следовательно, бабушка Д.И.Менделеева по материнской линии, с известной степенью вероятности, — еврейка!
Отец Ивана Павловича Менделеева Павел Максимович Соколов был священником Вышневолоцкого уезда Тверской губернии. Всего в семье Соколовых было четыре сына: Василий, Тимофей, Александр и Иван, и три дочери: Наталья, Татьяна, и Прасковья. При учёбе в Тверской семинарии сыновья получили разные фамилии (наследуемые фамилии имели только дворяне, «Общий гербовник дворянских родов Российской империи» пишет, что Менделеевы — нетитулованный российский дворянский род): Василий Покровский (по названию прихода), Александр Тихомандрицкий (название прихода, причём эта фамилия постоянно возобновлялась в дальнейшем у священнослужителей этого прихода), Тимофей Соколов (фамилия отца). Иван получил фамилию Менделеев. Д.И. Менделеев считал, что фамилия происходила от словосочетания «мену делать». На самом деле фамилия была дана в честь местного помещика Менделеева, который менял лошадей, так же как Иван сапоги.
Семинарские ведомости за 1798 год. «Иван Менделеев Вышневолоцкого уезда, села Тихомандрица священника Павла сын. 17 лет. Принят в 1795 году. Обучался пиитике, синтаксиме, понятия не худого.1799 год. Обучался риторике, пиитике. Понятия хорошего. 1802 год. Обучался анатомии, физиологии, пафологии и хирургии, немецкому языку, философии, грамматике». В Педагогическом институте И.П.Менделеев изучал французский язык, минералогию, сельское домоводство, эстетику, политэкономию и финансы.
…Комнаты в гимназии, предназначенные для директора, были заняты учителем-инспектором Миллером. Пришлось потесниться. Квартира Менделеева находилась рядом с туалетом, поэтому в комнатах всегда чувствовался неприятный запах.
Из Саратова Менделеев писал письма матери Стефаниде Евдокимовне (происходила из рода Пилёнковых и являлась родной сестрой Василия Пилёнкова – деда П.П.Ершова по матери)
и братьям Тимофею Соколову и Василию Покровскому на родину в село Млево на реке Мсте и просил сообщать о «милой нашей Тихомандрице».
Новый директор гимназии сразу окунулся в водоворот дел. Подготовка к открытию училищ в Вольске и Царицыне, к визиту царя Александра I, который, к счастью, не состоялся. Ремонт зданий гимназии. Менделеев вел преподавания искусств, составил опись книг гимназической библиотеки, сам давал уроки математики и словесности. Следил, чтобы ученики, жившие в пансионе, каждую неделю переменяли белье, а раз в две недели ходили в баню. Вот что Коллежский Асессор Менделеев докладывал своему шефу Магницкому: «По приезде моем в Саратов к должности, заметил я, что бывший Визитатор Саратовской гимназии Директор Пензенских училищ Г. Ложечников продал в здешнюю фундаментную библиотеку некоторые книги ценою по 145 руб. 55 коп., присланные из Департамента Народного Просвещения именно для оной, взяв деньги к себе…».
Честный, добросовестный и ученый, Менделеев пользовался в Саратове общей любовью. «Без Бога ни до порога», — говорил Иван Павлович, иногда ведя урок закона Божьего. Саратовский период жизни И.П. Менделеева был «временем несчастий наших, горестей больше чем радостей». Несколько лет в гимназии продолжалось двоевластие, пока не решился вопрос о назначении И.П. Менделеева директором Тобольской гимназии.
Яков Александрович Миллер, сын французского морского офицера, выпускник Полоцкого иезуитского училища, служил в Петербурге, где, по-видимому, и познакомился с Магницким. Примерно год (с 1823 по 1824) Миллер прослужил старшим учителем физики и математики в Саратовской гимназии (в тот самый момент, когда ее директором был назначен И. П. Менделеев). Затем последовал его стремительный карьерный взлёт: в 1824-1825 гг. Миллер — директор Астраханского училища, а затем, по приглашению Магницкого — адъюнкт Казанского университета. Именно Миллер в эпоху гонений на профессоров философии прочитал на торжественном собрании Казанского университета в сентябре 1825 г. знаменитую речь “Истинная философия не противоречит христианской религии”. Казанские профессора, однако, забаллотировали Миллера в экстраординарные профессора, и Магницкий порекомендовал Миллера на должность и. о. директора Саратовской гимназии. В ноябре 1825 г. Миллер, уже будучи в Саратове, направил первый рапорт в Совет Казанского университета: «Адъюнкт Университета Яков Миллер донес училищному Комитету из Саратова от 3 ноября за № 588 что он вступил в исправление должности Директора Саратовских Училищ, принял от Директора оных Училищ Менделеева в заведование свое остаточных по шнурованным приходорасходных книгам наличных Гимназических суммы».
В Национальном архиве Татарстана хранится «Дело об увольнении Директора Саратовских Училищ Менделеева от сей должности». Многостраничное дело с обвинениями, объяснениями и расследованиями.
Гражданский Губернатор Панчулидзев, получив просьбу от Менделеева, в которой он жаловался на обиды, нанесённые ему от Миллера, вызвался быть между ними посредником, и пригласив их к себе, предложил помириться. Ссорящиеся уговорились разменяться бумагами, которые они писали друг против друга. Менделеев требовал расписки от Миллера в том, что он писал о нём в запальчивости. Миллер хотел письменного удовлетворения, что слова Менделеева: “вон, вон”, были сказаны по необдумости. Предложения были приняты. 19 сентября 1825 года род Менделеевых был внесен в третью часть Саратовской дворянской родословной книги.

Тяжелый год для Ивана Павловича – смерть тестя Д.В. Корнильева, няни, четырнадцатилетней дочери Марии от чахотки, зато родился сын Иван и дочь, которою назвали Марией. В метрической книге Саратовской соборной церкви за 1827 год в главе родившиеся есть запись № 174 от 11 августа «У коллежского асессора Ивана Павлова Менделеева дочь Мария. Восприемники коллежский советник Петр Дмитриевич Сомов, вдова надворного советника Елизавета Ивановна Чигарева» (ГАСО ф. 637, оп. 1. ед. хран. 1591).
И все – таки за этими дрязгами мы видим, что пребывание Ивана Менделеева в Саратовской гимназии в качестве директора было полезным. Выпускники, начавшие учиться при Менделееве, в последствии оказались знаменитыми. Это поэт Эдуард Губер, писавший о гимназии «Здесь, здесь, друзья, мы истину познали,
Здесь сделали мы благость бытия…», его друг, ставший известным химиком Николай Зинин — первый президент Русского химического общества. Михаил Дмитриевич Львов (1848—1899) уроженец Саратова, окончивший нашу гимназию с серебряной медалью в 1866 году, — российский химик-органик, профессор Петербургского технологического института. В 1880 году окончил Саратовскую гимназию Ардалио́н Ардалио́нович Тока́рский (17 [30] ноября 1859, Баланда́ — 21 июля 1901, Москва) — российский психиатр, психолог и гипнолог, доктор медицины. Один из основоположников экспериментальной психологии в России. Золотой медалист 1895 года Александр Евгеньевич Порай-Кошиц — ученый химик-органик, специалист в области технологии красителей, создатель анилино-красочной промышленности в России. Знаменитый химик-органик Владимир Васильевич Челинцев (1877-1947) — тоже воспитанник Саратовской гимназии. Закончил Московский университет. С 1917 года работал профессором на кафедре органической химии Саратовского университета, написал ряд учебников и монографий, выполнил ценные исследования по органической химии.
В Российской Еврейской Энциклопедии можно найти уроженца Саратова Иосифа Евсеевича Старика — советского химика, учёного в области радиохимии, геохимии и исследований радиоактивных элементов в метеоритах, члена-корреспондента Академии наук СССР, доктора химических наук, трижды лауреата Сталинской премии (1949, 1951, 1953), участника испытания ядерного оружия на Семипалатинском полигоне, автора трудов по радиохимии, радиоактивным методам определения возраста горных пород, химии ядерных реакторов и плутония.
С 1941 года ежегодно проводятся Менделеевские чтения — доклады ведущих учёных по темам, затрагивающим все области химии и смежных с нею наук: физики, биологии и биохимии. Менделеевскими чтецами были наши саратовцы: Александр Евгеньевич Порай-Кошиц, Иосиф Евсеевич Старик, Николай Николаевич Семёнов (3 [15] апреля 1896, Саратов — 25 сентября 1986, Москва) — советский физико-химик и педагог, один из основоположников химической физики. Академик АН СССР, единственный советский лауреат Нобелевской премии по химии. Дважды Герой Социалистического Труда.

Мария Ивановна Менделеева (Попова), родившаяся в Саратове была лучшим другом своего знаменитого брата Дмитрия, который еще в бытность его тобольским гимназистом, просил сестру узнать, о чем будут спрашивать на экзаменах, так как муж Марии был преподавателем этой гимназии.
…Любопытны расследования Виктора Моисеевича Финкеля — известного в России учёного, профессора, специалиста по физике твёрдого тела, живущего в США, написавшего «О национальных корнях и других секретах великого Менделеева», о первой любви к еврейке, вероятно крещёной, но еврейке: «Кстати, в те годы в Тобольске проживало много евреев. Так вот, молодой Дмитрий Менделеев познакомился с молоденькой девушкой Сонечкой, существом маленьким и изнеженным. Её отец — Марк Ефимович — служил аптекарем в Тобольском приходе для ссыльных. Сонечка оказалась добрейшей и нежнейшей девушкой. Она любила природу, музыку и всех окружающих её людей, начиная с родителей и кончая кучером Лукой, и сама была любима всеми. Она была классической кисейной барышней. Через год Дмитрий и Сонечка были помолвлены. Однако Сонечка совершенно не представляла себе, что такое — быть замужем, и что такое –семейная жизнь. Во время помолвки она убежала в свою комнату и, обняв свою куклу, с которой до 18 лет играла, заливалась горькими слезами. Сонечка не понимала, любит ли она Дмитрия, но более всего её мучил вопрос: зачем выходить замуж, когда и так всё хорошо? В августе 1857 году стали готовиться к свадьбе, а накануне свадьбы Сонечка сказала отцу: «Папа, когда нас будут венчать, я скажу нет»… Когда приехал Менделеев, Марк Ефимович, сам сильно переживая, сообщил ему об отказе дочери. Дмитрий вышел из кабинета бледный и растерянный. 3 дня он не выходил из дома, только пил воду и лежал. Так Сонечка и Дмитрий Менделеев расстались навсегда». Но это лирика… А вот философские исторические рассуждения уже мировой знаменитости на фоне переписи населения 1897 года о евреях очень интересны.
«В следующем, 23-м, столбце перечислены семиты, живущие в России. Между ними преобладают, как известно, евреи, потому что арабов и прочих семитов у нас очень немного. Числа таблицы показывают большое скопление евреев в Литовско-Белорусском крае, где они составляют около 14 %. Численно и относительно почти столько же евреев в Польском крае, а затем около 8,5 % в Малороссийском крае и около 7 % в Южно-Русском крае.
Во всех остальных краях России евреев поменьше, а всего евреев в России 5,06 млн, т. е. они составляют менее 4 % общего числа всех жителей России. Известно, что ни в одной стране нет такого абсолютного количества и такого процента евреев. Лишенные своего отечества, они рассеялись во всем мире, преимущественно же по берегам Средиземного моря и в Европе, хотя и азиатские страны не лишены евреев. Уживаются они у нас, как известно, благодаря своей юркости и склонности к торговле. Всем известно, что преимущественно по религиозным причинам нигде народ не любит евреев, хотя народец этот обладает многими способностями и свою пользу странам приносит, конечно, не своими кагальными или масонскими приемами и политиканством, а своим торговым посредничеством, которого очень недостает в России, как о том скажу далее. Мне кажется, что евреям у нас предстоит легко доступный выход: ассимилироваться с преобладающим населением, отказавшись от кичливой заносчивости, и встать в ряды обычных тружеников, так как, по мне, русские люди охотно подружатся даже и с евреями.
Религиозные вопросы, благодаря Богу, в настоящее время, после тех передряг, которые произошли во время религиозных войн, когда-то смущавших весь мир, не волнуют ни Россию, ни другие части света, потому что именно здесь «свобода» наиболее уместна, так как всемирной религии все-таки еще нет и ее мир дождется только разве по истечении новых многих испытаний, когда между научным и религиозным сознанием наступит то единство, о каком мечтал еще в былое время Спиноза… (Барух де Спиноза 24 ноября 1632 года, Амстердам — 21 февраля 1677 года, Гаага — нидерландский философ-рационалист и натуралист еврейского происхождения, один из главных представителей философии Нового времени, родился в семье евреев-сефардов, чьи предки после изгнания из Португалии осели в Амстердаме). Российская нация — есть прошлое, настоящее и будущее России, где люди разных национальностей, ощущая себя Русскими, Татарами, Чеченцами, Ингушами, Осетинами, Лезгинами, Даргинцами, Аварцами, Табасаранцами, Кумыками, Азербайджанцами, Черкесами, Карачаевцами, Абхазами, Армянами, Калмыками, Чувашами, Башкирами, Якутами, Бурятами, Евреями и т.п., считая себя Православными Христианами, Мусульманами, Иудеями, Буддистами, представителями других вероисповеданий, одновременно ощущают себя равноправными гражданами единой могучей Великой страны, ощущают себя единой нацией, но при этом сохраняют свою национальную самоидентичность!»

Институт химии Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского, бывший химический факультет берет свое начало с организации в 1909 году кафедры химии на единственном тогда медицинском факультете только что открытого Императорского Николаевского университета. У истоков факультета стояла замечательная плеяда первых профессоров НА. Шлезингера, В.В. Челинцева, В.П. Голуба — выпускников Московского и С-Петербургского университетов. 110 лет этому красивейшему зданию, созданному архитектором Карлом Мюфке. Высокая светлая аудитория, в советское время Ленинская, ныне имени Р.В. Мерцлина, советского химика, доктора химических наук, ректора (1950—1965) Саратовского университета. Роман Викторович основатель научной школы физико-химического анализа, гетерогенных равновесий, разработчик оригинального метода изотермических сечений. Я сижу в самом низу, по – студенчески «нижней» аудитории, расположенной амфитеатром, на первом ряду. Прямо передо мной Менделеевская таблица, да и сам Дмитрий Иванович, вернее его гипсовый бюст, напоминающий памятник Менделееву, установленный в 1954 году на Ленинских горах перед зданием химического факультета МГУ. Автор – белорусский скульптор Андрей Бембель. Во время войны его жена, оставшаяся в оккупации, в своем доме спрятала еврейку Нину Житницкую и ее 5-летнюю дочь Ларису. Нину покрасили в блондинку и оформили в качестве домработницы. Бембелевский монумент представляет собой чугунную скульптуру ученого на гранитном постаменте с памятной надписью. Менделеев изображен пожилым человеком, сидящим в расстёгнутом пальто, полы которого спускаются вниз. Его руки лежат на коленях, одна из них держит книгу. Я смотрю на саратовский безымянный менделеевский бюст и мне кажется, что я слышу старческий, немного глуховатый голос ученого: «…Смысл денег или вознаграждения исключительно сводится к пониманию труда. И те, которые идут за Марксами и считают ценною или принимают во внимание только людскую работу, находятся в грубейшем заблуждении, чего мне даже не хочется и доказывать вследствие очевидности, потому что все высшее и лучшее, начиная с постижения истины, с достижения добра и с произведений искусства, получается большим трудом, но малою работою. Потребность труда для жизни становится очевидною только при развитой общественной организации, которая начинается с так называемого «разделения труда» или его специализации.
Богатство может быть потенциальным, если можно так выразиться, т. е. доступным, находящимся в непосредственном владении данного народа, но вовсе еще не извлеченным или не находящимся в непосредственном распоряжении. Таково, например, богатство почвы или богатство залежей полезных ископаемых, например, руд железа или каменного угля. Таково даже богатство народных сил, т. е. число работоспособных жителей, даже богатство климатическое и т. п. Таких богатств у России несметное количество, но они едва затронуты, и, пользуясь ими, хотя и самыми первобытными способами, страна наша приобрела свое мировое значение. Это про них давно сказано, что «земля наша велика и обильна». Богатство иного рода, т. е. уже находящееся в состоянии, выражаемом прямо деньгами, обыкновенно явно отличается от предшествующего, и в этом смысле Англия или Франция суть страны богатейшие, а Россия принадлежит к числу беднейших.
…Я все же хоть мельком выскажу ту мысль, что Россия, содержа войско и не поддаваясь утопическим соблазнам «разоружения», может, благодаря своему положению, играть важную роль в общем концерте мирного соглашения всех стран и это будет тем легче, чем плотнее она сблизится с Китаем, так как в этом последнем должно ждать быстрых успехов.
Желать улучшения дорог, развитой и правильной торговли, дешевизны всякого рода улучшенных орудий и искусственных удобрений – ведь, в сущности, нечто иное, как желать промышленного строя, потому что только он может доставить все это в таком изобилии и столь дешево, как это нужно для возможности правильного хода земледельческой промышленности в нашей стране». Это было сказано более века назад. А проект Д.И. Менделеева о реорганизации Академии наук предложенный 130 лет назад, злободневен и в наше время: «Наука есть дело вольное и совершенно свободное… Академия, когда-то славная и сделавшая немало как для развития знаний вообще, так и для изучения страны, переродилась, принципы императорской Академии Наук взяли верх над началом русской Академии».
Д.И. Менделеев никогда не был академиком Российской Академии наук. Иностранные ученые выдвигали Д.И. Менделеева на Нобелевскую премию в 1905, 1906, 1907 годах, соотечественники – никогда.
В сентябре 1907 года был избран Распорядительный комитет первого Менделеевского съезда, председателем которого стал Иван Иванович Боргман из семьи обрусевшего еврея.
Не осталось в России прямых потомков Д.И. Менделеева. Внучка Д. И. Менделеева Екатерина Дмитриевна Каменская-Менделеева, яркая, красивая и наделенная от природы многими талантами, умерла в 1991 году в Московском доме для престарелых, а, точнее, в Доме ветеранов науки РАН около метро Коньково в Москве. Правнук великого ученого, Александр Евгеньевич Каменский-Менделеев, провел несколько долгих лет в советских тюрьмах, а после смерти матери продал её комнату в коммунальной квартире на канале Грибоедова в Петербурге и, скорее всего, стал жертвой черных риелторов. Но пока известно, что Александр Евгеньевич Каменский-Менделеев не числится ни в Санкт-Петербурге, ни в Ленинградской области. О горькой судьбе потомков великого ученого я узнал от близкого друга семьи Менделеевых — саратовца, профессора Российского химико-технологического университета имени Д.И. Менделеева Дмитрия Исхаковича Мустафина. Он поддерживал теплые отношения с внучкой и правнуком великого Менделеева, помогая по просьбе Екатерины Дмитриевны в её устройстве и переезде в Московский Дом ветеранов науки, рассказал об их жизни в нескольких журнальных и газетных публикациях, в теле и радио программах, пытался разыскать Евгения Каменского вместе с телевизионщиками Первого канала и НТВ. Прах внучки Менделеева, которую после смерти кремировали в Москве, не был востребован. Её сын в Москву за ним не смог приехать. Через 11 лет после смерти Е. Д. Каменской появилась цементная плита «экономкласса» рядом с могилой ее великого деда. Но под этой кладбищенской плитой нет никакого праха. Эту плиту установили после резких публикаций профессора Д. И. Мустафина о бесчеловечном отношении к потомкам Д. И. Менделеева, еврейская фамилия которого стала самым знаменитым именем российской науки.
P. S. Во времена Менделеева жил такой русский поэт-сатирик Родион Абрамович (Ерухим Зельманович) Менделевич (28 апреля 1867—1927, Москва), прозаик, журналист (псевдонимы «Р. Меч», «Р. М—ч» и «Роб-Рой»), опубликовавший в «Календаре для дам» в 1900 году такие строчки:
Хмурой осени нет
В мире добрых и честных стремлений:
Там царит вечный гений
И любви братский свет!..

Share
Статья просматривалась 191 раз(а)

Добавить комментарий