Вопросы к космонавту Андрею Борисенко и астронавту Джозефу Акабе

Вопросы к космонавту Андрею Борисенко и астронавту Джозефу Акабе

«Петербургский дневник», Августа Орлова. Что общего у российских космонавтов и американских астронавтов и чем они различаются?

Андрей Борисенко. Особое отношение к работе, готовность выполнять все необходимое в любой момент времени, отдавая все при этом все силы и понимая важность этой работы, — это черта и российских космонавтов, и американских астронавтов, и всех людей, кто добрался до космоса, кто там оказался. Но есть разница в профессиональных навыках и системе подготовки российских космонавтов и американских астронавтов.

Джозеф Акаба. Могу сказать точно, что у русских и американцев совершенно разные способы инженерного мышления. Так, в Соединенных Штатах очень любят все усложнять, а в России, наоборот, всегда нацелены на максимальную простоту и эффективность. Например, в российском скафандре «Сокол» есть специальный воздушный карман. Когда космонавт влезает в костюм, этот воздушный карман необходимо завязать двумя эластичными полосами. Если случится какое-либо серьезное чрезвычайное происшествие (например, произошла разгерметизация), то эти две полосы помогут человеку выжить. Это простая, но одновременно предельно полезная эффективная конструкция.

«ПД», А.О. Возникают ли психологические сложности на орбите? Как международные экипажи с ними справляются?

А.Б. По этому поводу я читал много статей психологов, которые никогда в космосе не бывали, но утверждают, что в замкнутом пространстве в ограниченном объеме в течение длительного времени трудно существовать группе людей вместе, подспудно зреют различные психологические конфликты, конфликты интересов, нарастает раздражение. Я могу сказать по опыту двух моих полетов — а я провел в космосе чуть меньше года: у нас не было ситуаций, которые так подробно описываются в этих статьях…Мы перед полетом проводим вместе большое количество тренировок. Космонавты и астронавты назначаются в экипаж за 1,5-2 года, иногда чуть-чуть поменьше. И за это время мы достаточно хорошо знакомимся друг с другом и с семьями коллег, с которыми вместе будем на орбите…Стараемся уловить психологическую эмоциональную волну друг друга и всячески поддерживать своего коллегу. И если экипаж ведет себя так, а по моим наблюдениям, экипаж именно так себя и ведет, сложностей, о которых пишут психологи, удается избежать. И климат на борту нормальный.

Д.А. И до, и во время самого полета с космонавтами и астронавтами постоянно ведется серьезная психологическая работа. Однако, не буду скрывать: находиться все 24 часа в сутки в замкнутом пространстве с другими людьми — это довольно сложное занятие. Но на самом деле совсем не важно, из какой страны эти люди и какой они национальности.

Источник: газета «Петербургский дневник» №67 (2033).

Share
Статья просматривалась 95 раз(а)

Добавить комментарий