ПРОФЕССОР ПЕТУХ И ДОЦЕНТ СОБАКА

 

Говорят, нет такого слова, которое не могло бы быть еврейской фамилией. Tatyana Razumovskaya собрала целую коллекцию забавных еврейский фамилий: https://tarnegolet.livejournal.com/2818.html

Но не нужно думать, что евреи в этом уникальны. Украинскими фамилиями часто служат забавные названия разных предметов или их сочетания. У нас в Центральном НИИ связи был зам. директора по фамилии Дедоборщ.

Но более всего такие фамилии распространены, по моему наблюдению, в немецком. Возьмем, к примеру, физиков и химиков. Расщепление ядра открыл, как известно, химик Отто Ган, сейчас уже пишут Хан, а по сути это Петух: Hahn.

Otto Hahn 1970.jpg

Отто Ган, 1970

Первым ассистентом Макса Борна в Геттингенском университете был Фридрих Хунд (его у нас Гундом, к счастью, не именовали). По-немецки же Hund — собака. Когда Фридрих вырос до экстраординарного профессора в Лейпцигском университете, то он вместе с другом и шефом Вернером Гейзенбергом вел семинар «Строение материи». В официальном университетском справочнике было написано «руководители Гейзенберг с Хундом». По-немецки это звучало как «Гейзенберг с собакой», что давало студентам повод поострить. Нельзя сказать, что Фридриха эти шутки оставляли совсем равнодушными.Но что поделать? Изменить фамилию — дело непростое.

Вернер Гейзенбер

Вернер Гейзенбер

Фридрих Хунд

Фридрих Хунд

Правда, предкам Макса Борна это удалось. Когда евреям стали давать фамилии — а без этого нельзя было начать процесс эмансипации, т.е. уравнивания их в правах с остальными гражданами, — то урядники на местах, изгалялись, как могли. Если у еврея не было денег для взятки, то он получал такую фамилию, что закачаешься. Прадед Борна получил фамилию Буттермильх, т.е. пахта, скисшие сливки. Пятеро сыновей Буттермильха учились в еврейской школе и местной гимназии. Трудно сказать, как сложилась бы их жизнь, если бы они оставались с фамилией Буттермильх.

Хедвиг и Макс Борны

Хедвиг и Макс Борны

 

Братья решили не испытывать судьбу. В 1842 году, ничего не сказав отцу, они обратились к прусскому королю с просьбой изменить им фамилию на «Борн». В архиве сына Макса Борна – Густава – до сего времени хранится королевская грамота с милостивым разрешением братьям называться по-новому.
А вот историческая встреча в 1966 году героев этого маленького рассказа: В Геттингене встретились профессор Макс Борн и его бывшие ассистенты Гейзенберг и Хунд:

На данном изображении может находиться: один или несколько человек

 

Share
Статья просматривалась 91 раз(а)

Добавить комментарий