Пирожные из макарон, или Ляпы переводчиков

Готовя к публикации новую работу Леонида Гиршовича, мне довелось уточнить еще один переводческий ляп, на который обратил внимание Леонид. Речь идет, разумеется, о переводе Томаса Манна. На этот раз — его первого знаменитого романа «Будденброки». А переводчицей выступает Наталия Ман, самой фамилией словно назначенная переводить Томаса.
В романе много «вкусных» мест, когда автор, всю жизнь страдавший больным желудком, так красочно описывает сцены чревоугодия, что у читателя слюнки текут. Но в одном месте внимательный читатель должен проглотить слюну и перечитать абзац еще раз — уж не ошибся ли он. Ничего аппетитного в этом абзаце нет, наоборот, аппетит отбивает. Знаменитый любекский «плеттен-пудинг», которым и сегодня гордятся кондитерские родного города Томаса Манна, описан в русском переводе Наталии Ман на странице 89 первого тома десятитомника 1959 года следующим образом:

«Но вот на двух больших хрустальных блюдах внесли плеттен-пудинг — мудреное многослойное изделие из макарон, малины, бисквитного теста и заварного крема».

Помилуйте, да видели ли вы когда-нибудь этот плеттен-пудинг? Если не видели, то посмотрите хотя бы на картинки внизу. Где вы там найдете макароны?

Ларчик открывается просто: есть немецкое слово Makrone, которое звучит и выглядит похоже на русские «макароны», но означает оно совсем другое: миндальное пирожное! Знаменитая и опытнейшая переводчица (не случайно она с Соломоном Аптом переводила и «Доктора Фаустуса» и другие произведения Манна) попалась в простейшую ловушку: не посмотрела в словарь, доверилась слуху и глазу и спутала яичницу и божий дар.

В издании «Будденброков» 1985 года, уже после смерти переводчицы, правда восстановлена и макароны заменены на миндаль. Ну, хоть так…

Share
Статья просматривалась 133 раз(а)

Добавить комментарий