Божена

Эта история произошла несколько лет назад в Одессе.
В тот вечер я шёл по Сабанееву мосту к центру города. Когда я приблизился к Дому Учёных, то увидел возле входа известных в Одессе людей, имеющих отношение к искусству, и среди них моего приятеля, директора молодёжного театра Олега.
В былые годы в Доме Учёных местные академики проводили конференции и юбилеи, но потом учёные «отвалили за бугор», и теперь это великолепное здание сдаётся под выставки и свадьбы.
Олег познакомил меня с художницей Боженой и её спонсором, который организовал здесь, в «Доме Учёных», выставку её картин.
У Божены в руках был зонтик, и она сразу же напомнила мне моё представление о сказочной и неземной Мэри Поппинз, когда я впервые прочёл сказку Памелы Трэверс.
Олег сообщил мне, что сегодня — последний день этой выставки, через полчаса она закрывается. Мне было предложено пройти по залам и ознакомиться с экспонатами. Божена и Олег пошли меня сопровождать.
В конце этой экскурсии мы втроём оказались возле столика, на котором лежала «Книга Отзывов». Я принялся её просматривать, и удивился огромному количеству восторженных мнений, под каждым из которых, кроме имени, был проставлен ещё и номер телефона.
Я поздравил Божену с этим всеобщим восторгом зрителей, сказав, что никогда не видел на выставках такого энтузиазма. Но Олег абсолютно бестактно по отношению к художнице пояснил, что причина этого — стоящая рядом коробка с двенадцатью бутылками виски «Johnnie Walker», которая предназначалась автору лучшего отзыва.
Я увидел по лицу Божены, как её задело это замечание. Ей гораздо приятнее было думать, что все эти восторги искренние.
Но Олег, опять же в её присутствии, продолжал говорить, обращаясь ко мне:
— Старик, я ведь знаю, что тебе написать хорошие стихи для Божены, всё равно, что два пальца обсосать. Так напиши их прямо в «Книгу Отзывов», выиграй эту коробку, а мне будет причитаться с тебя одна бутылка.
Олег давно известен в Одессе как бабник, циник и матерщинник. Он набрал в труппу своего театра гарем из симпатичных актрис и пристроил к театру сауну, где проводит с ними воспитательную работу. Ну а затем выписывает им премии за дополнительные репетиции.
Когда-то я написал на него эпиграмму, где обозвал его Карабасом-Барабасом, и с тех пор его все так называют.
Но его предложение написать стихотворение для Божены мне понравилось, и я решил, что оно будет таким, как если бы я был ясновидящим и мог предвидеть её будущее.
Насколько я помню, вот что у меня получилось:

ПРЕДСКАЗАНИЕ.

Как наяву я вижу вернисаж,
И улица людьми забита плотно,
Уффици, Прадо, Лувр и Эрмитаж
Уже воюют за твои полотна.

И вот твоих альбомов тиражи
Уже сто крат затмили Джеймса Бонда,
Написаны рецензий этажи,
Тоскует в одиночестве Джоконда,

И ты, на мир взирая свысока,
С крутых вершин высокого искусства,
Забудешь нас, картинам на века
Отдав мечты, гармонию и чувства.

Как только я это дописал, выставка закрылась.
Собралось Высокое Жюри, состоявшее из присутствовавших деятелей искусств, и единогласно присудило мне эту коробку с виски. Кроме того, я как победитель был приглашён на банкет. Специально для этого банкета спонсор зафрахтовал на сутки большую яхту, которая ждала нас на Морском Вокзале.

Когда яхта вышла в море, все уселись за большим банкетным столом и стали один за другим произносить тосты за Божену и её таланты.
Спонсор был очень молчалив, и когда у него звонил телефон, он предусмотрительно выходил в другое помещение. Но позже он здорово «наклюкался» и стал «раздалбывать» кого-то по телефону, не выходя из-за стола.
Театральный «Пигмалион» — профессор Хиггинс — умел по нюансам произношения определять, где проживала та или иная личность втечение своей жизни.
Так и здесь, как только спонсор заговорил, стала абсолютно понятна его биография : криминальная группировка — отсидка — большой бизнес.
Однако при этом он выбрал в подруги не «шмару» с «малины», а утончённую художницу, и на банкет приглашены не бывшие сокамерники, а, как он считал, «элита» городской интеллигенции.
Пока я размышлял о тонкостях спонсорской души, он окончательно «отключился», и стюард перетащил его в каюту.
За столом все заметно оживились, и присутствовавший среди нас художник стал «подкалывать» Божену, но начал это очень издалека.
Он напомнил всем, что какой-то японский философ сделал открытие — если очень долго и пристально смотреть на портрет Джоконды, то открывается совершенно новое восприятие мира. Естественно, что никакие копии портрета для этого не подходят.
Так вот, он недавно побывал в Париже, приехал в Лувр к самому открытию и пытался пробраться поближе к Джоконде, но его всё время оттесняли куда-то в бок. Слишком много было желающих часами на неё пялиться.
Но теперь, когда появилось предсказание нашего друга — он посмотрел на меня — что с появлением там картин Божены Джоконда останется без зрителей и будет проводить дни в одиночестве, у него появится шанс смотреть на неё, когда вздумается.
И тут Божена заявила, что хотя тут кое-кто пытается над ней подшучивать, она абсолютно верит в написанное — всё в будущем так и будет.
Оказывается, когда я писал ей это стихотворение, то время от времени задумчиво смотрел в пространство, а она просто почувствовала, что я при этом что-то разглядываю сквозь время.
Потом прочла написанное и поняла, что не ошиблась — таких совпадений не бывает.
Все переглянулись, как бы спрашивая друг друга, она шутит или как?
Я хотел было сказать ей, что всё написанное мной не только шутка, но и заведомый абсурд — в Лувре по определению не может быть современного искусства.
Но я тактично промолчал, и она осталась при своём мнении.
Впрочем, путешествие было замечательным, и к вечеру следующего дня мы вернулись в Одессу.

Прошло какое-то время, и у меня раздался звонок из Парижа. Звонила Божена.
Она сообщила, что узнала мой номер телефона у Олега, а у неё с завтрашнего дня открывается выставка в одном из залов на Монмартре.
По её мнению, всё сбывается гораздо быстрее, чем она могла себе представить.
Она проживает сейчас одна в номере «Люкс», спонсор появится как всегда к закрытию и банкету, а пока я мог бы прилететь и поселиться вместе с ней в этом её «Люксе».
Она выразилась так: «у Вас будет неделя, чтобы получше меня изучить, а потом Вы написали бы ещё одно стихотворение».
Такая неземная девушка как Божена могла вложить в эту фразу любой смысл. Слушая её, не следовало спешить to jump in conclusion. Но в мои планы абсолютно не входило «делить» что-либо с мрачным мафиози. Я очень вежливо предложил перенести это на какой-нибудь следующий раз.
Она попросила меня назвать моё любимое место в Париже. Я ответил, что мне очень нравится Бульвар Капуцинок.
Она пообещала завтра же поехать туда с мольбертом, написать там картину и подарить её мне, когда мы увидимся.
Я сказал ей, что одно гениальное полотно там уже создано, причём не кем-нибудь, а самим Клодом Моне. Затем предположил, что она наверняка напишет там что-то такое же выдающееся.
Услышав это, она решила мчаться туда не теряя ни секунды, и я услышал, как она просила портье срочно вызвать ей такси.
Больше мы с ней не «пересекались».

Мне хотелось бы надеяться, что эта картина написана и принесёт ей славу и известность, которые так необходимы этой удивительной и неповторимой художнице.

Share
Статья просматривалась 274 раз(а)

1 comment for “Божена

  1. Александр Биргер
    6 марта 2019 at 5:06

    Н.Фаншиль:
    «Дело в том, что произведения про Джеймса Бонда по мировым тиражам побили когда-то все рекорды.
    Как только я это дописал, выставка закрылась…»
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::;
    Закрылась сегодня, откроется завтра, не беда. Важно другое: профессионализм не спрятать ни в РУ, ни — в «7 ИСКУССТВ.»
    АХТУНГ! В Блогах Портала появился Натан Ф. , с «Боженой». Это — вторая заметка Н.Ф. Прочту, непременно сообщу. Хотят ли читатели или — нет, со-общу 🙂

Добавить комментарий