ФИЛЬМ «ЭЙНШТЕЙН» ГЛАЗАМИ ИСТОРИКА (восьмая серия)

 

Небольшие пояснения.
***
1932 год. Американский консул спрашивает Эйнштейна про брата Милевы Марич, работавшего в СССР. Речь идет о профессоре Милоше Мариче, бывшем с 1930 года заведующим университетской кафедрой гистологии в Саратовском университете. В этот университет через год Эйнштейна пригласит Гавриил Константинович Хворостин, ректор университета, влиятельный человек, имевший, как говорят, высокопоставленного покровителя в Москве. В 30-е годы Хворостин стал ректором (директором) Саратовского университета и мечтал, по его словам, сделать из СГУ «Гёттинген на Волге». К счастью для Эйнштейна, из этого проекта ничего не вышло.
***
Дальше идет сцена с Вейцманом, который «приобщает» Эйнштейна к сионизму. На самом деле это делал лидер немецких сионистов Курт Блюменфельд, но по указанию Вейцмана, так что тут натяжка небольшая. Забавно, что авторы фильма считают, что Вейцман живет в Палестине. Их, вероятно, сбил с толку тот факт, что он стал первым президентом Израиля. Но это случится только через 15 лет. А пока Вейцман со всей штаб-квартирой сионистского движения обитал в Лондоне. Поэтому смешно выглядит его фраза: «Приезжайте ко мне в гости, и вы увидите, что наши арабские друзья живут в согласии с еврейскими братьями и сестрами». Куда «ко мне»? В Лондон? Там больше индусы живут, чем «арабские друзья».
***
Когда Эйнштейн согласился поехать с Вейцманом в США, Эльза спрашивает: «А как же Сольвеевский конгресс?». Тут надо пояснить, что Третий Сольвеевский конгресс 1921 года был первым послевоенным собранием мировой научной элиты в области физики. Эйнштейна пригласили, но он был единственным приглашенным немцем. Остальных ученый мир бойкотировал. Вальтер Нернст негодовал: согласившись поехать в Брюссель, Эйнштейн нарушил солидарность немецких коллег, оказался, в каком-то смысле, предателем, штрейкбрехером. Напротив, Фриц Габер приветствовал поездку своего друга на Сольвеевский конгресс, видя в этом начало нормальных отношений между учеными всего мира. Но из-за поездки в США Эйнштейн все же отказался от участия.

На данном изображении может находиться: 1 человек, часть тела крупным планом
***
В разговоре с Нильсом Бором в 1927 году Эйнштейн описывает мысленный эксперимент, который должен опровергать квантовую механику и, в частности, принцип неопределенности Гейзенберга. Эти споры с Бором проходили в том же году на Пятом Сольвеевском конгрессе в Брюсселе. В фильме Эйнштейн говорит: «Представьте коробку, которая залита светом. И мы поместили определенное число протонов в эту коробку. Затем мы взвесили один из них и выпустили…». Вряд ли тут идет речь о протоне, составной части ядер атомов. В мысленных экспериментах, которые Эйнштейн выдавал каждый день на конгрессе, фигурировали фотоны и электроны. Сольвеевский конгресс 1927 года был как раз и был посвящен теме «электроны и фотоны». Но чисто умозрительно можно Эйнштейну приписать и мысленный эксперимент с ионами водорода, которые и являются протонами.
***
Существенное отклонение от исторической правды авторы допустили, описывая эмиграцию Эйнштейна, к которой его вынуждает все укрепляющееся влияние нацистов на немецкое общество. Исход Эйнштейна из Германии по версии авторов фильма мало отличается от эмиграции Габера, Борна, Франка и других еврейских ученых, вынужденных уехать после прихода Гитлера к власти. Но на самом деле случай Эйнштейна немного иной. Он НЕ УЕХАЛ из гитлеровской Германии, а НЕ ВЕРНУЛСЯ в гитлеровскую Германию.
Когда Гитлер пришел к власти, Эйнштейн находился в Америке в качестве приглашенного профессора в Калифорнийском технологическом институте в Пасадене, вблизи Лос-Анджелеса. Назначение нового рейхсканцлера Германии не стало для Эйнштейна большой неожиданностью. Чувствовалось, что он был к такому повороту истории готов. Уже через два дня после вступления Гитлера в новую должность ученый обратился к руководству Прусской академии наук с просьбой выплатить ему полугодовую зарплату сразу, а не к началу апреля, как планировалось ранее. Жизнь очень скоро показала, что такая предусмотрительность ученого оказалась не лишней.
Видно, уже в начале февраля Альберт не верил, что вернется на родину, хотя у него было запланировано там много дел, среди них серьезный доклад в Прусской академии наук. Все эти планы пришлось резко изменить. В частном письме своей близкой знакомой Маргарите Лебах 27 февраля 1933 года ученый писал: «Из-за Гитлера я решил не ступать больше на немецкую землю… От доклада в Прусской академии наук я уже отказался».
***

На данном изображении может находиться: 1 человек, шляпа
Сильно упрощен очень важный в жизни Эйнштейна «переходный» период с марта по октябрь 1933 года, когда он находился во временном жилище в Бельгии фактически на правах БОМЖа – лица без определенного местожительства. Его квартира и загородный дом в местечке Капут под Берлином были разгромлены нацистами, от членства в Прусской академии и от работы в ней профессором он отказался, так что пребывал без работы и жилья. В фильме Эйнштейны заранее знают, куда поедут: Эльза сразу отвечает Альберту, что позвонит в Принстон. Однако приглашение в Принстон было лишь одним из многих. До осени 33-го Эйнштейн решал, куда ему с женой, секретаршей и ассистентом поехать и где будет его рабочий кабинет.
Редко какой университет мира не хотел бы заполучить в свой штат признанного лидера среди физиков-теоретиков, нобелевского лауреата и автора основополагающих работ новой физики. Скоро предложений стало так много, что он жаловался в апреле 1933 года другу молодости Соловину: «у меня больше профессорских мест, чем разумных мыслей в голове».
Предложение Флекснера переехать в Принстон насовсем Эйнштейн не торопился принять. У него были основания скептически относиться к Америке, к атмосфере, царившей в ее научных и учебных заведениях. В апреле 1932 года Эйнштейн предостерегает лейденского друга Эренфеста, просившего найти ему работу в Америке: «Должен сказать откровенно, в долгосрочной перспективе я предпочел бы жить в Голландии, а не в Америке. Не принимая в расчет горстку действительно прекрасных ученых, это скучное и пустое общество, способное вскоре заставить тебя содрогнуться».
Очень подробно этот критический период в жизни Эйнштейна рассмотрен в моей книге.
Надо сказать, что отношение к евреям в американском обществе первой трети ХХ века показано в фильме жестко, без обычной политкорректности.

Share
Статья просматривалась 146 раз(а)

Добавить комментарий