ФИЛЬМ «ЭЙНШТЕЙН» ГЛАЗАМИ ИСТОРИКА (пятая и шестая серии)

ПРИЗРАК МИНКОВСКОГО, ИЛИ СНЕЖНЫЙ АВГУСТ 1914-го

В этих сериях много «художественности», придуманной сценаристами, которую я обсуждать не буду. Сделаю только пару замечаний.
***
На Зальцбургском съезде Общества немецких естествоиспытателей и врачей, который состоялся в сентябре 1909 года, молодого «профессора Эйнштейна» приветствуют Макс Планк и Герман Минковский. Такое обращение Альберт заслужил, став совсем недавно пусть не полным, но экстраординарным профессором Цюрихского университета, это звание все равно предполагает обращение «господин профессор».

С Максом Планком Эйнштейн познакомился именно на этом съезде. А Минковского он знал еще по Цюрихскому Политеху. В фильме симпатичный усатый мужчина, представившийся Минковским, вспоминает своего «ленивого студента, создавшего столь прекрасное, как теория относительности» (10-я минута 5-й серии). Но этому трудно поверить. Судя по всему, со свежеиспеченным «профессором» разговаривал призрак Минковского, создавшего математический фундамент специальной теории относительности и введший понятие «пространства-времени». Дело в том, что настоящий Герман Минковский скоропостижно умер в Гёттингене от перитонита в январе того же 1909 года, за девять месяцев до съезда естествоиспытателей и врачей в Зальцбурге.

На данном изображении может находиться: 3 человека, в помещении
***
В 1911 году Эйнштейн получил назначение в Немецкий университет в Праге, названный в фильме Карлов. По этому случаю была организована аудиенция у императора Австро-Венгрии (Чехия была ее частью). На этой встрече император спрашивает Эйнштейна: «Вы еврей?». И когда тот подтверждает, император успокаивает: «Мы не такие, как наци. Мы не будем ссориться с евреями до тех пор, пока вы богобоязненны».

Надо сказать, что словечко «наци», построенное по аналогии с «соци», вошло в употребление гораздо позднее, уже в Веймарской республике. Первым его применил в таком смысле Курт Тухольский в 1923 году. Поэтому непонятно, что имел в виду император. В его время «Наци» было уменьшительное от собственного имени Игнац, распространенного в Баварии и Австрии. В переносном смысле это словечко обозначало «простак», как по-русски «ванёк».

По сути, заявление кайзера есть зеркальное отражение такого же высказывания любавичевского Ребе, советовавшего не садиться к извозчику, который не снимает шапки и не крестится, проезжая мимо церкви – такой «небогобоязненный» может ограбить и убить. Для зрителя может остаться непонятным интерес к религии будущего профессора теоретической физики.

Все дело тут в формальной процедуре назначения на высокую должность. Эйнштейну в первый раз было предложено стать ординарным, т.е. полным профессором университета. Это высокий государственный чин. Сейчас мы почти не различаем слова «государственный служащий» и «чиновник». А разница между ними в том, что «чиновник» имел чин, т.е. занимал определенное место в государственной иерархии. Профессор обычно получал чин статского советника, особо достойные — тайного советника, в редких случаях — действительного тайного советника. Например, Макс Планк, Арнольд Зоммерфельд и Вальтер Нернст были тайными советниками. Все это генеральские должности.

Эйнштейн был государственным служащим, когда работал в Патентном бюро в Берне. Вступление в должность требовало сдачу экзаменов, которая продолжалась два дня. Эйнштейн тогда сдал все экзамены успешно. Теперь же процедура была более строгой: от государственного чиновника такого уровня требовалась клятва верности государству, в данном случае, австро-венгерской короне. А клятва дается на священной книге – для христианина на Библии, для мусульманина – на Коране, а для еврея – на Торе. Вот и спрашивали Эйнштейна, на какой книге он будет давать клятву. И Эйнштейну пришлось первый раз в жизни вступить в еврейскую общину Праги.

Вот с какой стороны интересовала министров и кайзера религия ученого.

На данном изображении может находиться: один или несколько человек, люди стоят и костюм

***

Судьба несчастного Эдуарда, унаследовавшего от матери шизофрению, страшно печалила Эйнштейна. Но по разговору Эдуарда с Юнгом в 1932 году может сложиться впечатление, что Альберт вообще не виделся с сыном после развода с его матерью. На 18-й минуте фильма Юнг спрашивает Эдуарда: «Когда Вы в последний раз видели отца?». На что Эдуард отвечает: «Много лет назад». Но это не так. Свидание отца с сыновьями состоялось всего три года назад.

В августе 1929 года Вейцман пригласил Эйнштейна выступить на Шестнадцатом сионистском конгрессе, который проходил в тот год в его родном Цюрихе. Альберт использовал любую возможность повидать детей, которые вместе с Милевой жили в этом городе. На вопрос Эдуарда, почему он приехал, отец ответил, что участвует в одной еврейской конференции, и добавил: «Я у них еврейский святой». Тогда они с Эдуардом вместе музицировали. А после отъезда отца его младший сын попал в психиатрическую лечебницу, из которой уже не вышел.

***

Очень упрощенно показана сцена приглашения Эйнштейна в Берлин. Понятно, что создатели фильма не хотели усложнять сюжет, и вместо пары Планк-Нернст, приехавшей в Цюрих приглашать Эйнштейна, в фильме показан один Планк, который привез «официальное предложение» от Прусской академии наук.
Если кого-то интересуют детали операции, задуманной и проведенной Планком и его друзьями, то дело было так.
Вакантных мест профессора физики в Берлинском университете не было, да и вероятность того, что туда примут профессора-еврея, существовала минимальная, поэтому Планк и его коллеги решили действовать иначе. В Прусской академии наук существовала оплачиваемая должность профессора-исследователя. Ее с 1896 года занимал голландский химик Якобус ван’т Гофф (Jacobus Henricus van ’t Hoff). После его кончины 1 марта 1911 года это место оставалось свободным. В июне 1913 года Планк предложил Прусской академии принять Эйнштейна в свои члены. Предложение Планка поддержали академики Нернст, Рубенс и Варбург (Габер тогда еще не был членом Прусской академии и не мог участвовать в выборах новых членов).

В начале июля общее собрание физико-математического отделения Прусской академии наук большинством голосов (один голос против) приняло Альберта Эйнштейна в число академиков. Академия согласилась также, чтобы физик из Цюриха занял место покойного профессора ван’т Хоффа. Оклад академическому профессору устанавливался в двенадцать тысяч марок в год. Меценат Леопольд Коппель (Leopold Koppel, 1854-1933) брал на себя выплату половины оклада в течение двенадцати лет. Кроме того, как члену академии Эйнштейну полагалось еще девятьсот марок в год.
Это были неплохие условия – директор Института химии недавно созданного Общества кайзера Вильгельма Эрнст Бекман (Ernst Otto Beckmann, 1853-1923) получал десять тысяч марок в год, а оклад профессора университета составлял девять тысяч.

Оставалось получить согласие самого Эйнштейна и утвердить его назначение на общем собрании академии. Так как в августе и сентябре члены академии разъезжались на каникулы, приходилось спешить. Вот почему вечером в пятницу 11 июля 1913 года Макс Планк и Вальтер Нернст с женами сели в поезд и утром в субботу прибыли в Цюрих, чтобы передать автору теории относительности предложение стать профессором в Берлине. В качестве дополнительного стимула было обещано, что в будущем будет создан институт теоретической физики, директором которого станет Эйнштейн. На размышления ему отвели сутки. В воскресенье супружеские пары из Берлина гуляли по окрестностям Цюриха, а вечером пришли на вокзал, чтобы ночным поездом вернуться домой. С большим облегчением Планк и Нернст увидели среди провожающих Альберта Эйнштейна, махавшего им белым платком – это был условный знак, что предложение принято.

***

Про шестую серию фильма много говорить не буду. Остановлюсь только на эпизоде, связанном с отправкой несчастного астронома Эрвина Фройндлиха наблюдать солнечное затмение в Крыму в 1914 году.

Прежде всего, отмечу, что персональное приглашение приехать в Крым вначале получил сам Эйнштейн. Российский физик Петр Петрович Лазарев от имени Императорской Академии наук пригласил Эйнштейна, уже опубликовавшего свои первые работы по гравитации, приехать в страну и провести нужные астрономические наблюдения. Ответ ученого от 16 мая 1914 года был демонстративно жестким:

«Во мне все противится тому, чтобы без большой необходимости путешествовать в страну, где мои соплеменники так жестоко преследуются».

Вместо Эйнштейна в Россию поехал молодой астроном Эрвин Фройндлих, ставший военнопленным в разразившейся вскоре Первой мировой войне. Если бы Эйнштейн принял приглашение Российской академии наук, такая же судьба грозила и ему.

Это хорошо и сочно показано в фильме. Удивляет только время года, выбранное авторами. Оказывается, кайзер объявил войну России не в августе 1914-го, как известно любому школьнику, а снежной зимой. Конечно, заснеженный Крым – раздолье для оператора. Виды получаются особенно красивыми, но стоило ли ради этого пренебрегать исторической правдой?

Share
Статья просматривалась 128 раз(а)

Добавить комментарий