ФИЛЬМ «ЭЙНШТЕЙН» ГЛАЗАМИ ИСТОРИКА НАУКИ

АНТИСЕМИТСКАЯ ПРОПАГАНДА В 1924 И 1930 ГОДАХ

Я не собираюсь разбирать художественный и научно-популярный сериал «Эйнштейн», сделанный по книге Уолтера Айзексона, на предмет соответствия показанных там фактов действительности. Ведь сериал художественный, значит авторы имеют право включить воображение, дополняющее и иногда заменяющее действительные события. Но противоречия историческим и научным фактам нужно все же отметить. Сериал об Эйнштейне обязывает быть честным. Рассказ о великом ученом вполне может обойтись без вранья и натяжек.

Во второй серии показан разгул антисемитизма на улицах Берлина, вылившийся, в конце концов, в убийство министра иностранных дел Вальтера Ратенау. Все это так и было, зверский антисемитизм, по мнению современников, тогда выражал себя острее, чем даже при Гитлере. Но в фильме показан эпизод, когда Эйнштейн просил визу в Америку уже в 1932 году, накануне прихода нацистов к власти. И показана предвыборная агитация гитлеровцев, изрядно сдобренная антисемитизмом.

Так вот, этот факт как раз противоречит исторической правде. Ради достижения новых голосов на выборах нацисты начиная с 1930 года резко снизили антисемитский накал своей предвыборной агитации. Члены партии, обязанные подчиняться Программе незыблемых «25 пунктов» (25-Punkte-Programm), должны были бороться с «еврейско-материалистическим духом». Но граждане, лишь голосующие за NSDAP, не были в своем большинстве антисемитами. Их юдофобскими лозунгами можно было только отпугнуть от излишне радикально правой партии. Отсутствие антиеврейской риторики в предвыборных агитационных материалах не означало, конечно, изменение партийной идеологии. Это было одним из многих тактических приемов, использованных нацистами для успеха на выборах.

***

ВАЛЬТЕР РАТЕНАУ И МЕЗУЗА

Вызывает сомнение самый первый кадр фильма «Эйнштейн», когда об Эйнштейне еще речи не было, а был показан министр иностранных дел Германии Вальтер Ратенау, трогающий мезузу у себя на двери и целующий после этого пальцы. Замысел авторов фильма понятен — показать зрителю, что министр — еврей. Но с обликом Ратенау младшего этот эпизод никак не вяжется.

Хотя Ратенау не опустился до крещения ради ассимиляции, но от еврейской традиции он был далек. В статье „Слушай, Израиль!», опубликованной в 1897 году, тридцатилетний Вальтер предупреждал: „Евреи не должны выделяться». И хотя сам он как политик явно выделялся, но демонстрировать свою верность обычаям иудаизма он не стал бы.

Так же далек был он от сионизма. Курт Блюменфельд (1884 — 1963), на протяжении многих лет бесспорный лидер немецких сионистов (с 1924 года — председатель Сионистского общества Германии), в своих воспоминаниях рассказывает о беседе с Вальтером Ратенау в апреле 1922 года, в которой участвовал и Альберт Эйнштейн. Беседа проходила в министерском кабинете Ратенау. Блюменфельд в согласии с Эйнштейном пытался уговорить Вальтера, чтобы руководимое им министерство иностранных дел помогло сионистскому движению в Германии. Ратенау не поддержал идеи сионизма. Разговор продолжался около пяти часов, и посетители среди прочего задали и такой вопрос: „Имеет ли Ратенау право представлять немецкую политику в качестве министра иностранных дел?». Блюменфельд отвечал отрицательно. По его мнению, еврей Ратенау не должен ведать иностранными делами немецкого народа. Ратенау решительно с этим не согласился, что было совершенно понятно всем, кто знал его патриотизм и честолюбие. С прямодушной самоуверенностью он сказал: „Почему нет? Я вполне подхожу для того, чтобы руководить моим министерством. Я выполняю долг перед немецким народом, отдавая ему все свои силы и способности. И вообще что вы хотите? Почему я не могу повторить то, что делал Дизраэли?».

***

Один эпизод из истории убийства Ратенау стоит того, что его вспомнить (даже если это легенда, то красивая).
Двое из трех убийц Ратенау были сразу задержаны, третий — Вернер Техов — сумел скрыться. Его мать, тяжело переживавшая поступок сына, получила письмо от матери Ратенау, в котором были такие строки:

„С несказанной болью протягиваю Вам, беднейшей из всех женщин, руку. Скажите своему сыну, что я во имя и в память убитого прощу его, если он полностью и открыто признает свою вину перед земным судом и покается перед Богом. Если бы Вернер знал моего сына, этого благороднейшего человека, то свое оружие он скорее направил бы против себя, чем против него. Может, эти слова принесут покой его душе».

Впоследствии этот Техов оказался в Иностранном легионе и после многих приключений стал ключевой фигурой в спасении преследуемых евреев во Франции во время Второй мировой войны. Свидетели, которые встречали его в Марселе, сообщают, что он помог более чем 700 беженцам найти путь к свободе. Причиной такого преображения бывшего антисемита было письмо матери Ратенау, о котором Техов говорил: „Оно открыло мне новый мир».

На данном изображении может находиться: 1 человек, костюм

***

 

АНТИСЕМИТИЗМ ЛЕНАРДА ВРОЖДЕННЫЙ ИЛИ ПРИОБРЕТЕННЫЙ?

Еще одно упрощение (и, тем самым, искажение) действительности можно видеть в третьей серии фильма «Эйнштейн». Там показан Филипп Ленард, уже в 1901 году пораженный вирусом антисемитизма. Для него немец Рентген, получивший первую Нобелевскую премию по физике, есть проявление худших еврейских качеств. «Евреи — крысы, а крыс надо уничтожать» — так, опережая Гитлера, рассуждает Ленард.

На самом деле, трансформация вполне благопристойного ученого в отъявленного антисемита происходила постепенно. И только в 1922 году появились первые признаки того, что расцветет буйным цветом в нацистские времена.

А в конце XIX, начале ХХ веков ни о каком антисемитизме Ленарда говорить не приходится. Какое-то время он поработал ассистентом в университете Бреслау (ныне это польский город Вроцлав), а затем на четыре года (1891-1894) осел в Боннском университете, где физикой заведовал легендарный Генрих Герц, прославившийся открытием радиоволн.

Время работы с профессором Герцем Ленард относит к счастливым периодам своей научной карьеры. В Бонне Филипп защитил вторую докторскую диссертацию и получил звание приват-доцента, давшее право читать лекции в университетах. Под руководством Герца начались первые эксперименты с катодными лучами.

То, что Генрих Герц – еврей, нисколько не смущало тогда Ленарда. Он относился к профессору с глубоким уважением. Когда в 1894 году Герц неожиданно скончался, Ленард надолго прервал собственные эксперименты, чтобы подготовить к изданию последнюю книгу своего шефа.

В чём-чём, а в антисемитизме на том этапе Ленарда упрекнуть было нельзя. В это трудно поверить, зная публичные заявление отца «арийской физики» во времена Третьего рейха, но факты однозначно свидетельствуют: никакого предубеждения к евреям он не показывал.

Тепло вспоминал Ленард математика из Гейдельберга Лео Кёнигсбергера, чьи лекции он слушал студентом. Профессор Кёнигсбергер был рецензентом докторской диссертации Ленарда. Как пишет сам Филипп в воспоминаниях, «он стал моим большим покровителем, единственным из влиятельных старых профессоров Германии, который стоял на моей стороне до тех пор, пока я в этом нуждался. Он был чистокровным евреем».

В годы Третьего рейха, когда автору «арийской физики» нужно было примирить свои добрые чувства к профессору Кёнигсбергеру и обязательную ненависть к евреям, он нашел выход. Согласно объяснению Ленарда, его покровитель жил в то время, когда недавним выходцам из гетто еще нужно было завоевать достойное место среди немцев. Поэтому евреи тщательно прятали все свои национальные черты, стараясь ничем не отличаться от остальных граждан. После того, как желаемое положение в обществе было достигнуто, маскироваться под немцев стало излишне, и отвратительные национальные еврейские черты стали бросаться в глаза.

Но к этому «открытию» Ленард пришел лишь под старость. А в молодые годы единственное, что действительно его раздражало – это необходимость прерывать свою работу в лаборатории ради других дел. Отношения с Эйнштейном на первых порах были уважительные, даже в научных спорах Ленард не опускался до антисемитских оскорблений.

Я подробно проследил эволюцию Ленарда в книге об Эйнштейне, первая часть которой называется «Антиподы» — имеются в виду Эйнштейн и Ленард.

***

 

 

Share
Статья просматривалась 375 раз(а)

3 comments for “ФИЛЬМ «ЭЙНШТЕЙН» ГЛАЗАМИ ИСТОРИКА НАУКИ

  1. Евгений Беркович
    18 января 2019 at 15:27

    Benny
    17 января 2019 at 2:34 (edit)
    Один эпизод из истории убийства Ратенау стоит того, что его вспомнить (даже если это легенда, то красивая).
    ============
    Почему «легенда» если дальше вроде бы идут факты о Техове?
    Или это НЕ факты а слухи?

    Этот текст о Ратенау был написан давно, когда я еще не освоил технику работы с первоисточниками. Я только начинал осваиваться в новой для меня области. Поэтому у меня не сохранились данные, подтверждающие информацию о Техове, и ручаться за их достоверность не могу.

    • Benny
      18 января 2019 at 16:49

      Евгений Беркович: … Поэтому у меня не сохранились данные, подтверждающие информацию о Техове, и ручаться за их достоверность не могу.
      ==============
      Большое спасибо за ответ.
      Ваш пример очень помог мне лучше понять, что даже в научно-популярных исторических статьях очень важно чётко разделять факты на классы по уровню достоверности.

  2. Benny
    17 января 2019 at 2:34

    Один эпизод из истории убийства Ратенау стоит того, что его вспомнить (даже если это легенда, то красивая).
    ============
    Почему «легенда» если дальше вроде бы идут факты о Техове?
    Или это НЕ факты а слухи?

Добавить комментарий