НЕОБРАЗОВАНЩИНА НА МАРШЕ

 

Приведу еще один пример небрежности в обращении с фактами у автора знаменитой биографии Эйнштейна Уолтера Айзексона. Накатав толстенный том (в русском переводе 825 страниц) про Эйнштейна, он сам не очень вникал в описываемые им факты. Да и оригинальные документы он вряд ли читал. Отсюда поверхностность и куча неточностей. Которых, впрочем, большинство читателей все равно не замечает, ибо они тоже не читали первоисточники.

Картинки по запросу айзексон эйнштейн

А пример вот в чем. Описывая великий Пятый Сольвеевский конгресс 1927 года, Айзексон, автор такой же толстенной биографии Стива Джобса, пишет, что Эйнштейн отказался сделать доклад на конгрессе. «Вместо него доклад, открывший конгресс, сделал Бор«.

Не верьте, товарищи! Айзексон в руках не держал материалы Пятого Сольвеевского конгресса, он не знает, кто и когда на нем выступал. Первыми докладами на конгрессе были сообщения экспериментаторов Брэгга и Комптона. А потом пошли теоретики.

Чтобы не обидеть никого из теоретиков, участвовавших в Пятом Сольвеевском конгрессе, организаторы определили очередность докладов по году опубликования основополагающих идей их авторов. Первым был поставлен доклад Луи де Бройля, который в 1924 году выдвинул смелую гипотезу о волнах материи. За ним выступали Макс Борн и Вернер Гейзенберг, построившие в сотрудничестве с Паскуалем Йорданом в 1925 году матричную механику. Следующим докладчиком среди физиков-теоретиков стал Эрвин Шрёдингер, чьи основополагающие работы по волновой механике увидели свет в 1926 году. И, наконец, завершающим в этой серии докладов стало выступление Нильса Бора 28 октября в рамках «общей дискуссии», как значилось в программе конгресса.

Видите, доклад Бора был в предпоследний день конгресса, когда основные докладчики уже выступили. А дальше развернулась знаменитая дискуссия между Эйнштейном и Бором. Так что «доклад Бора, открывший конгресс» — это лапша на уши читателей, развесистая клюква. «Поздравляю вас, гражданин соврамши!»…

***

Когда я указываю на ошибки Айзексона и других авторов научных биографий, я вовсе не хочу сказать, что сам я безгрешен. Нет, таких людей не бывает. Ошибаются все, даже великий Эйнштейн делал ошибки, в которых потом честно признавался. Да что далеко ходить – самая первая рукопись Эйнштейна, которую он послал в 1895 году своему дяде Цезарю Коху, жившему в Бельгии, называлась «К рассмотрению состояния эфира в магнитном поле». А через десять лет он же своей теорией относительности выбросил эфир из научного обихода. Да и потом ошибки случались. В 1927 году Эйнштейн чуть не опубликовал статью, в которой пытался опровергнуть квантовую механику, в частности, соотношение неопределенностей. Он уже представил статью Прусской академии и получил добро на публикацию, но в последний момент Гейзенберг его отговорил, и автор теории относительности и первый, применивший понятие «квант» в научной теории, отозвал статью из редакции, чем избежал большого позора.
Не ошибается тот, кто ничего не делает – это бесспорная истина. Так почему я заостряю внимание на указанных ошибках Айзексона и других биографах Эйнштейна? Потому что они, эти ошибки, не случайны. Они точно указывают на методику написания биографий подобными авторами. А методика простая – пересказ своими словами прочитанных одной-двух книг. А чтобы куски текста были связаны, выдумываются из головы некоторые детали сюжета. Но так как в голове нет ни особых знаний предмета, характеристики эпохи, особенностей отношений между героями повествования, фактов из рассматриваемой области науки, то при таком домысливании автор неизбежно «дает петуха», допускает тот или иной ляп. Это же не историческая беллетристика, где можно домысливать подробности. Это Дюма можно было сказать: «История – крюк, на который я вешаю свои картины». Для исторических биографий такой прием не проходит.
То, что Айзексон пишет, будто доклад Бора открыл Пятый Сольвеевский конгресс, однозначно свидетельствует, что автор биографии Эйнштейна никогда не брал в руки материалы конгресса, сборников докладов, не читал воспоминаний действующих лиц… А ведь эти материалы доступны на разных языках. Хочешь, на английском:
Mehra, Jagdish. 1975. The Solvay Conferences on Physics. Aspects of the Development of Physics Since 1911. Dordrecht and Boston : D. Reidel , 1975.
Хочешь на французском:
Solvay-Institut. 1928. Institut International de Physique Solvay (Hrsg.) Electrons et Photons. Rapports et Discussions du Cinquieme Conseil de Physique, tenu a Bruxelles du 24 au 29 Octobre 1927. Paris : Gauthier-Villars, 1928.
Хочешь на немецком:
Rechenberg, Helmut. 2010. Werner Heisenberg – die Sprache der Atome. Gedruckt in zwei Bänder. Berlin, Heidelberg : Springer-Verlag, 2010.
Есть и на датском, на итальянском и т.д.
Но автору обширной биографии Эйнштейна некогда заниматься мелочами. Так можно увязнуть с книгой на несколько лет. А его ждут новые заказы, на другие темы. Вот почему так разнообразна тематика биографий, созданных Айзексоном: тут и Франклин, и Стив Джобс, и Киссинджер. Теперь вот Эйнштейн.

Но если вы думаете, что Америка по части таких биографов нас сильно обогнала, то вы здорово ошибаетесь. Есть у нас и свои айзексоны, только зовут их попроще – Маша, Максим… Правда, Маша и Максим – это один и тот же автор. Маша Кузнецова, гордость России, ее «Просветитель», пишет под псевдонимом Максим Чертанов. О ней, или о нем, или о них… я писал в статье «Необразованщина, или Невыносимая легкость невежества», опубликованной в сентябрьской «Неве» в 2017 году: http://magazines.russ.ru/…/neobrazovanshina-ili-nevynosimay…:

«Этот очень разносторонний автор работает в непохожих жанрах — пишет плутовской роман, детективы, театральные пьесы, биографии… В серии ЖЗЛ у него вышло семь или более книг, одна из них — «Дарвин» — завоевала в 2013 году престижную премию «Просветитель» за лучшую биографию. На церемонии награждения, проходившей в Москве 21 ноября 2013 года, выяснилось, что «Максим Чертанов» — псевдоним писательницы Марии Кузнецовой.

Выступая на церемонии, она призналась, что из биологии помнит только что-то о тычинках, поэтому ей пришлось обратиться к помощи генетика Александра Маркова. Такой уровень подготовки не помешал Кузнецовой-Чертанову создать биографию Дарвина и завоевать почетное звание «Просветитель», получив к тому же солидную денежную премию. В том же выступлении она объявила, что «в приступе какого-то слабоумия взялась за Эйнштейна».
Ляпы Маши-Максима в биографии Эйнштейна не менее смешные, чем у Айзексона. Эпизод с исключением Эйнштейна из академии он (она, они) излагает так:

«В Прусскую и Берлинскую академии наук [Эйнштейн] написал о своей отставке. Берлинская академия обвинила его в «антигерманской деятельности» . То же сделала и Прусская академия, только жестче: его назвали «агитатором» и заявили, что не сожалеют о его отставке».

Можно подумать, что Эйнштейн играет с несколькими академиями сеанс одновременной игры, веером рассылая свои заявления об отставках. На самом деле, он написал 28 марта 1933 года всего одно заявление в ту единственную академию, где он работал и состоял действительным членом с 1913 года, то есть в Прусскую королевскую академию наук, расположенную, естественно, в Берлине. Сейчас эта академия после радикальных преобразований, связанных с разделением Германии на два государства, а потом с новым объединением страны, называется Берлинско-Бранденбургской. Никакой «Берлинской» академии, в дополнение к Прусской, в 1933 году не было. И переписку Эйнштейн вел с представителями одной академии, а не двух, как показалось автору биографии в ЖЗЛ. По-видимому, «Просветителю» в этот раз не так повезло с консультантом, как при написании «Дарвина», а своих знаний предмета у него явно недостаточно.

Как же столь неподготовленным в профессиональной сфере авторам дают такие престижные заказы, за которые они получают премии и другие награды? Вон Айзексон стал даже академиком Американской академии искусств и наук и без ученой степени получил должность профессора университета. Маша-Максим тоже не может пожаловаться на невнимание: столько заказов в престижной серии «Жизнь замечательных людей» может получить разве что Дмитрий Львович Быков, недаром он с Максимом-Машей был соавтором одной из книг.

Причина простая: кумовство и коррупция. Рукописи этих авторов не проходят строгий экспертный контроль, никто не указывает на их ошибки и неточности.
Можно сказать, что это мелочи. Подумаешь, не зная ничего о Сольвеевских конгрессах, кто-то вешает читателям про них лапшу на уши. Зато что-то и полезное расскажет. Читатель ведь все равно ничего про эти конгрессы не знает. Но, по большому счету, это снижение планки качества текста разрушительно действует на всю культуру. При всех ужасах советской цензуры контроль качества текста был на высоте. Даты, фактические сведения проверялись многократно на разных уровнях. Ошибка в конкретной информации была ЧП, о ней долго вспоминали участники. А теперь все стало возможным. Поэтому состояние культуры в стране вызывает множество вопросов. Если у страны такой «Просветитель», то о действительном просвещении можно забыть.

Share
Статья просматривалась 376 раз(а)

6 comments for “НЕОБРАЗОВАНЩИНА НА МАРШЕ

  1. Евгений Майбурд
    16 января 2019 at 2:26

    Должен принести извинения всем, хотя никто внимания не обратил. Сам заметил. Просмотров моего эссе о Быкове не 4,5 сотни, как я похвалился, а на сотню меньше — около 350 раз (включая несколько моих, когда заходил проверить счетчик).
    К посту Е. Берковича это сообщение вовсе не имеет отношения, но т.к. моя изначальная реплика помещена здесь…

  2. Soplemennik
    14 января 2019 at 22:47

    Вот так и ведётся на нашем веку — виноват Аёзексон, а по морде — Быкову. 🙂

    • Александр Биргер
      15 января 2019 at 0:06

      Так это и прравильно — бить не по паспорту, а по мордасам
      и ваще бей своих чтоб чужие пужались … 🙂 Однако, чтобы попасть в Айзексона или Быкова, следует таки иметь связи с Максимом-Машей и другими академиками.
      См. пост Е.М.Б.

  3. Евгений Майбурд
    14 января 2019 at 5:31

    В качестве, скорее, дополнения в тему, чем комментария, позволю себе (со всеми полагающимися извинениями) процитировать себя. Из текста, который висит сейчас на моем блоге (между прочим, 4,5 сотни просмотров (почти)):

    Была в России высочайшего уровня школа филологии, даже не одна. Но многие в могиле, иные за границей, а юная смена… да что говорить! В атмосфере всеобщего упадка культуры воссияла звезда Быкова, который – ОДИН. В отсутствие конкуренции, он берется он за любые темы без колебаний и без знания предмета. Можно сказать, что Быков паразитирует на невежестве своей аудитории. Так на пустыре, где все стоющее скошено и вытоптано, вырастает невиданный прежде гриб, поистине один… в своем роде!

    • Александр Биргер
      14 января 2019 at 22:02

      Евг Майбурд: Можно сказать, что Быков паразитирует на невежестве своей аудитории. Так на пустыре, где все стоющее скошено и вытоптано, вырастает невиданный прежде гриб, поистине один… в своем роде!
      ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Если бы один — не так страшно, там имеются мухморы, поганки и разнообразные сорняки… и как говорил мой друг, поэт из Ташкента: на бесптичьи и ж — — а соловей…
      “Дмитрий Львович Быков, недаром он с Максимом-Машей был соавтором одной из книг…”
      Не та теперь ЖЗЛ.

  4. Евгений Беркович
    13 января 2019 at 10:47

    Как же столь неподготовленным в профессиональной сфере авторам дают такие престижные заказы, за которые они получают премии и другие награды? Вон Айзексон стал даже академиком Американской академии искусств и наук и без ученой степени получил должность профессора университета. Маша-Максим тоже не может пожаловаться на невнимание: столько заказов в престижной серии «Жизнь замечательных людей» может получить разве что Дмитрий Львович Быков, недаром он с Максимом-Машей был соавтором одной из книг.

Добавить комментарий