Александр Кабанов. В день памяти жертв Голодомора

Пастырь наш, иже еси, и я — немножко еси:
вот картошечка в маслице и селедочка иваси,
монастырский, слегка обветренный, балычок,
вот и водочка в рюмочке, чтоб за здравие – чок.

Чудеса должны быть съедобны, а жизнь – пучком,
иногда – со слезой, иногда – с чесночком, лучком,
лишь в солдатском звякает котелке –
мимолетная пуля, настоянная на молоке.

Свежая человечина, рыпаться не моги,
ты отмечена в кулинарной книге Бабы-Яги,
но и в кипящем котле не теряй лица,
смерть – сочетание кровушки и сальца.

Нет на свете народа, у которого для еды и питья
столько имен ласкательных припасено,
вечно голодная память выныривает из забытья –
в прошлый век, в 33-й год, в поселок Емельчино:

выстуженная хата, стол, огрызок свечи,
бабушка гладит внучку: “Милая, не молчи,
закатилось красное солнышко за леса и моря,
сладкая, ты моя, вкусная, ты моя…”

Хлеб наш насущный даждь нам днесь,
Господи, постоянно хочется есть,
хорошо, что прячешься, и поэтому невредим –
ибо, если появишься – мы и Тебя съедим.

Share
Статья просматривалась 196 раз(а)

1 comment for “Александр Кабанов. В день памяти жертв Голодомора

  1. Виктор (Бруклайн)
    25 ноября 2018 at 0:28

    Александр Кабанов. В день памяти жертв Голодомора

    Пастырь наш, иже еси, и я — немножко еси:
    вот картошечка в маслице и селедочка иваси,
    монастырский, слегка обветренный, балычок,
    вот и водочка в рюмочке, чтоб за здравие – чок.

    Чудеса должны быть съедобны, а жизнь – пучком,
    иногда – со слезой, иногда – с чесночком, лучком,
    лишь в солдатском звякает котелке –
    мимолетная пуля, настоянная на молоке.

    Свежая человечина, рыпаться не моги,
    ты отмечена в кулинарной книге Бабы-Яги,
    но и в кипящем котле не теряй лица,
    смерть – сочетание кровушки и сальца.

    Нет на свете народа, у которого для еды и питья
    столько имен ласкательных припасено,
    вечно голодная память выныривает из забытья –
    в прошлый век, в 33-й год, в поселок Емельчино:

    выстуженная хата, стол, огрызок свечи,
    бабушка гладит внучку: “Милая, не молчи,
    закатилось красное солнышко за леса и моря,
    сладкая, ты моя, вкусная, ты моя…”

    Хлеб наш насущный даждь нам днесь,
    Господи, постоянно хочется есть,
    хорошо, что прячешься, и поэтому невредим –
    ибо, если появишься – мы и Тебя съедим.

Добавить комментарий