Оскар Строк

«Ах, эти чёрные глаза…»

Пианист, композитор, король танго Оскар Строк

Когда раздаются звуки танго я мысленно возвращаюсь в ранние послевоенные годы. Жизнь стала постепенно налаживаться и маме (отца унесла война) удалось восстановить связи с бывшими соседями по знаменитому «Дому Гинзбурга» в Киеве, где мы жили до войны, от которого остались только две стены и груды щебня. Имея справку о том, что мы проживали по Институтской улице №16-18, маме удалось выхлопотать комнату в коммунальной квартире, где не было ни водопровода, ни туалета. Наши бывшие соседи были преимущественно женщины, которые тоже остались без мужей. Откуда-то у нас появился патефон и несколько пластинок, под музыку которых мамины приятельницы танцевали друг с другом. Названий я не помню, но хорошо запомнил слова и задушевное исполнение песен, которые остались со мной на всю жизнь. Немного подрастя, я узнал имена исполнителей – Пётр Лещенко, Константин Сокольский, Вадим Козин, Изабелла Юрьева и другие. Имена авторов музыки и слов я либо не запомнил, либо они не значились на наклейках пластинок. Некоторые пластинки были контрабандные, некоторые на плёнках рентгеновских снимков, которые прорезались патефонной иглой после нескольких прослушиваний.  И только много позже я узнал, что и музыка и слова принадлежали одному человеку – Оскару Строку. После смерти Сталина, мне было тогда 16 лет, соседская девушка пригласила  меня на танцплощадку в парке на днепровских склонах, где, как она сказала, разрешили танцевать западные танцы. Там крутили пластинки с танго, фокстротами и откуда-то залетевшим пасадобле, который никто не знал, как танцевать. Вспоминается как эта же девушка за несколько лет до этого вдруг ни с того, ни с сего сказала: «Уезжай в свой Иерусалим». Я не думаю, что она понимала, что говорит, но сама она этого придумать не могла, но, видимо, слышала это от родителей, щирых украицев. Можно ведь быть антисемитом, нося библейское имя Авраам. Так звали её отца, которого мы, мальчишки, называли Абрам, на что она обижалась. Не знаю, чем Авраам лучше, чем Абрам, особенно в те годы. Я с этой девушкой больше никогда не встречался, но её напутствие выполнил – уехал в Иерусалим. Я, кажется, немного отклонился от темы, но думаю, что для читателей «Заметок по еврейской истории» такое предисловие к рассказу об Оскаре Строке было бы уместно.

Оскар Строк родился 6 марта 1893 года в Двинске (Динабург, Даугавпилс). В этом городе он провел первые одиннадцать лет своей жизни. Отец композитора – Давид Маркович много лет был армейским музыкантом, где научился играть на многих музыкальных инструментах.
В строковской семье было восемь детей: Оскар был самым младшим. Музыкой в семье Строков занимались все, но особую надежду Давид Маркович возлагал на сыновей. Все они уже с детства играли на различных музыкальных инструментах, а затем учились в Петербургской консерватории. Как вспоминает дочь Оскара Строка — Вера, Двинск-Даугавпилс находился в черте оседлости, за пределы которого евреям не разрешалось выезжать, а тем более учиться в столичных городах. Но поскольку отец был флейтистом в царской армии, за заслуги его детям было позволено пересекать эту черту.  

Оскар с юных лет выделялся талантом даже в кругу своей музыкальной семьи, уже в десять лет он положил на музыку пушкинское стихотворение «Я вас любил».

Когда ему было 12 лет, Петербургское нотное издательство опубликовало ноты некоторых его сочинений. Он учится в Петербургской консерватории по классу фортепиано, и, окончив ее, начинает выступать как аккомпаниатор на эстраде. Он продолжает сочинять, в основном романсы, и его произведения довольно быстро начинают входить в репертуар различных исполнителей.

Сам Строк, вспоминая о том периоде своей жизни, особо выделял встречу с популярнейшей в то время певицей Анастасией Вяльцевой. «Мне не было еще четырнадцати лет, когда я набрался храбрости и решил показать свои песни первой звезде дореволюционной эстрады Анастасии Вяльцевой. Она была кумиром публики, однако эта добродушная полная женщина встретила меня приветливо, закормила конфетами и, что самое главное, благосклонно отнеслась к моему творчеству…»

После революции Строк оказывается в Риге. Именно на этот период приходится расцвет его творчества. Здесь он пишет свои знаменитые танго, за которые восхищенная публика награждает его титулом «короля танго».

Это такие танго как: «Черные глаза», «Скажите, почему», «Лунная рапсодия» и многие другие, ставшие бриллиантами русского танго. Помимо танго Строк продолжает сочинять романсы, пишет вальсы, инструментальные произведения. Он работает со многими замечательными артистами: Надеждой Плевицкой, Константином Сокольским, Юрием Морфесси, Виктором Хенкиным, Петром Лещенко, Вадимом Козиным.

Тогда же произошла его встреча с Федором Шаляпиным. «Приехав как-то в Ригу, Шаляпин разыскал меня и пригласил в гостиницу «Метрополь», — вспоминает Оскар Строк. И после угощения, лукаво посмотрев, начал, аккомпанируя себе на рояле, напевать мои песни».

О творчестве Оскара Строка рассказывает его сын Евгений.

 «Отец очень много времени проводил за роялем. Он всё время продолжал отрабатывать свои сочинения даже после того, как они были наиграны и пошли в исполнение. Это были и танго, и вальсы, и фокстроты, и полонезы, и увертюры, и фантазии. Хочу особо подчеркнуть, что он никогда не отдыхал, он не признавал отдыха. «Мой отдых  говорил он, — это когда я сижу за роялем и творю».  Мой отец рано пошёл работать. В 12 лет он стал музыкальным иллюстратором немых фильмов. Папа говорил мне, что он сидел за экраном, смотрел, что показывают, и играл на пианино. Когда армии шли в наступление, он играл марши, а когда девушка объяснялась в любви, он играл романсы. Это был данный Богом талант».

После войны Строк оказывается не у дел. Его музыка, как идеологически чуждая, фактически оказывается под запретом. Вот, что рассказывает Евгений Оскарович:

«Если снималась кинокартина, в которой фигурировал ресторан с белогвардейцами, то музыканты всегда исполняли «Чёрные глаза». Если подписывался протокол о предательстве, то всегда это было под музыку «Чёрных глаз». При первой записи «Чёрных глаз» английской фирмой в 1928 году, Марк Вебер, руководитель оркестра, сделал вставку, добавив одну строчку цыганского романса «Очи чёрные, очи страстные». Мало того, что «Чёрные глаза», так вот ещё и цыганский романс. Этого ему не могли простить. Так что, всё, что писал Оскар Строк было упадническим и не соответствовало построению социализма в нашей стране. Травля моего отца дошла до того, что исполнение его произведений по всей стране было запрещено. Тем не менее, танго Строка появлялись на пластинках, но имя автора не упоминалось, а это значило, что не было гонораров. Мой отец жил в полной нищете».
Возвращение к творчеству Строка наступило в 1971 году, когда в СССР появилась французская пластинка с романсами и танго, записанными лучшими исполнителями мира. На этой пластинке была запись «Чёрных глаз» в исполнении знаменитого японского певца Ёити Сугавары. Пластинка была переписана фирмой «Мелодия» и её стали играть по радио. Мелодию «Чёрные глаза» переименовали в «Старое танго» без указания автора. Оскар Строк пожаловался фирме «Мелодия» и следующий тираж пошел под правильным названием и с указанием автора. С этого начался возврат к Оскару Строку.

Оскар Давыдович Строк умер 22 июня 1975 года на 83-м году жизни. В прессе об этом не было ни одной строчки. На похоронах были только его близкие друзья.

На рижском Новом еврейском кладбище стоит памятник, на котором высечены имя, даты жизни — 1892-1975 гг. и такты знаменитой мелодии «Ах, эти черные глаза». Это могила короля танго Оскара Строка.    

                                                   

 

«Черные глаза»
Слова и музыка О. Строка 1928

Был день осенний,
И листья грустно опадали,
В последних астрах
Печаль хрустальная жила.
Грусти тогда
С тобою мы не знали,
Ведь мы любили,
И для нас весна цвела.

Ах, эти черные глаза
Меня пленили,
Их позабыть не в силах я,
Они горят передо мной.
Ах, эти черные глаза
Меня любили.
Куда же скрылись вы теперь,
Кто близок вам другой?

Ах, эти черные глаза
Меня погубят,
Их позабыть нигде нельзя,
Они горят передо мной.
Ах, эти черные глаза!
Кто вас полюбит,
Тот потеряет навсегда
И сердце и покой.

Share
Статья просматривалась 1 424 раз(а)

1 comment for “Оскар Строк

  1. Елена Тамаркина
    3 сентября 2011 at 21:01

    Большое спасибо, дорогой Люсьен!
    Мне не пришлось прежде видеть его фотографии.
    Было очень интересно.

Comments are closed.