Проколы сиамских молодцов

«Протоколы сионских мудрецов» – ПСМ – литературная подделка, созданная по заданию Тайной полиции России с целью «доказать» осуществление еврейского заговора для достижения мирового господства. Версия Нилуса с его предисловием впервые была опубликована в петербургской газете «Знамя» в 1903 г (100 лет назад) известным черносотенцем, подстрекателем Кишиневского погрома П. Крушеваном под названием «Программа завоевания мира евреями».
Известный израильский ученый Савелий Дудаков в своей книге «История одного мифа» прослеживает собственно русскую природу и генезис ПСМ, представляющую важнейшую научную проблему в истории антисемитских идей. Автор книги предлагает оригинальную концепцию мессианско-беллетристического развития антисемитских идей в России, естественным «венцом» которого стал «труд» С.А. Нилуса, завоевавший умы и сердца эпохи тоталитаризма и геноцида.
Антииудейская литература известна и в Древней Руси – это трактат «Житие Иакова Жидовина». Но миф о ритуальном употреблении христианской крови евреями родился и оформился значительно позднее. Министерство внутренних дел Российской империи еще в 1844 году опубликовало особую записку тиражом в 100 экземпляров «Разыскание об убиении евреями христианских младенцев и употребления крови их», которая стала официальным документом и сделала свое черное дело.
Вот что произошло в Саратове 150 лет назад. Весной 1853 года в окрестностях Саратова нашли тела двух пропавших мальчиков с признаками обрезания. Следователи решили, что это ритуальное убийство и обвинили всех евреев города. Арестованным не хватало мест в тюрьмах и полицейских участках. Нашлись и «свидетели». Гарнизонная проститутка сообщила, будто бы со слов жены торговца мехами Янкеля Юшкевичера, что за бутылочку христианской крови ее муж получил два миллиона рублей, а солдат Михаил Шлиферман, который делал обрезание еврейским детям – четыре миллиона. Слухи о ритуальном убийстве распространились в окрестностях Саратова и вызывали к жизни новые дела о «похищении мальчиков» – не только евреями, но украинцами и немцами-колонистами. Саратовское дело тянулось 8 лет. Особая судебная комиссия сняла с евреев обвинение в убийстве и приговорила лжесвидетелей к каторжным работам, однако, Государственный Совет пересмотрел дело, признал Шлифермана, Юшкевичера и его сына виновными в убийстве мальчиков и приговорил к каторжным работам на срок до двадцати лет, однако не подтвердил ритуальный характер убийства, отметил, что вопрос об употреблении евреями христианской крови «остается неразрешенным». Старый Янкель Юшкевичер, пережив остальных осужденных, просидел в тюрьме 15 лет, ослеп и был помилован Александром Вторым по просьбе влиятельных французских евреев. Последние годы жизни он провел среди родных в Харькове. На его могильном памятнике подпись: «Голос плача моего да поднимется к небу!»
Структура ПСМ оформлена в стиле христианских изданий Библии, содержащих 24 «протокола» якобы реальных подпольных заседаний еврейских представителей, обсуждающих стратегию захвата власти в мире. По замыслу издателя, это должно усиливать эмоциональное воздействие текста: перед читателем антиевангелие или евангелие от Сатаны.
Эту литературную форму надолго усвоили антисемиты всех времен и народов. 2003 год. Вот опус молодого саратовского удальца в газете «Молодой писатель» (№ 1, июль 2003 г, 500 экз.) «Евангелие в стихах» Дмитрия Ляляева: «… А Иудеев за коварство во внешнюю извергнут тьму». Автор словами Иисуса Христа провозглашает, что «в Божье Царство придут, заметьте, не евреи». Символично, что саратовское отделение союза писателей во главе с его председателем Иваном Шульпиным присудило премию Дмитрию Ляляеву в недавно проведенном поэтическом конкурсе, посвященном 80-летию Расула Гамзатова, одним из девизов которого был «мир и дружба между народами России».
В десяти протоколах ПСМ излагается программа разрушения христианских государств. По замыслу заговорщиков действенным способом развала общества является пропаганда демократических свобод и прав человека, подкуп прессы, насаждение культа денег, установление монополий. В следующих 14 протоколах описывается переход к всемирному самодержавию «царя Израильского» из рода Давидова.
Публикация ПСМ сеяла страх перед гипнотическим закабалением инородцами, а он, в свою очередь, становился хорошей почвой для возникновения ксенофобии. Достаточно низкий уровень образования, узкое территориальное мировоззрение российского обывателя давали возможность переносить частную, сильно преувеличенную ситуацию на общероссийский уровень. До мистификации вселенского еврейского заговора оставался один шаг. Несколько полицейских или черносотенных листовок вносили последний штрих в подготовку будущих погромов. В Саратове такой погром разразился в октябре 1905 года. Его причины и итоги исследует кандидат исторических наук, саратовец Владимир Хасин.
Погром в Саратове начался достаточно традиционно с повода, к евреям отношения не имеющего. 19 октября 1905 года на театральной площади около дома Вакурова, где помещалось управление РУЖД, собралась большая толпа народа. Произносились речи, носящие антиправительственный и антимонархический характер. Через два часа туда же пришли проправительственно настроенные рабочие и мелкие торговцы с Верхнего базара и стали бросать камнями в собравшихся. По некоторым данным, инициатором этой акции был православный иерарх Гермоген. Нападавшим, в свою очередь, ответили камнями и револьверными выстрелами. Так продолжалось до прибытия солдат и казаков, которые рассеяли толпу по прилегающим улицам. В это время и начался погром, который расходился лучеобразно от Театральной площади. По Царицынской улице двинулась толпа в 200 человек, громя по пути евреев. Отдельные группы «простого народа» стали громить еврейские магазины и квартиры, подожгли молитвенный дом и синагогу. Существует много примеров косвенного сочувствия погромщикам. Так, ночью на двадцатое во время погрома на Немецкой улице околоточный надзиратель Круглов шел позади погромщиков в сопровождении казаков и говорил: «Вы, конечно, громите, мы вам мешать не будем, только не кричите громко «ура». В общей сложности было разграблено: 53 магазина, 53 квартиры, 13 домов, 5 аптек, 4 мастерских, 2 парикмахерских, 2 фабрики, один склад, один молельный дом и одна синагога. 14 евреев были тяжело ранены. Саратовский губернатор П.А. Столыпин принял решительные меры и удалось восстановить порядок. Он же, будучи председателем Совета Министров, велел провести секретное расследование ПСМ и доложил царю о результатах, не оставляющих сомнения в подлоге. Николай 2 написал: «Протоколы изъять, нельзя чистое дело защищать грязными руками».
После победы большевиков распространение ПСМ в России было запрещено. Однако, завезенные в Европу белой эмиграцией, ПСМ сыграли зловещую роль в становлении идеологии национал-социализма в Германии. Российское черносотенство с нацизмом объединил А. Розенберг, переехавший из России в Германию, где стал официальным идеологом нацистской партии. Пропаганда, поднятая нацистами в связи с ПСМ, вызвала широкую антиеврейскую истерию, спровоцировала убийство В. Ратенау, которого объявили одним из «сионских мудрецов».
Реанимация ПСМ произошла в СССР после создания государства Израиль. Широко развернутая кампания против Израиля и сионистского лобби в правительственных институтах США сделала возможным возрождение темы. Первым «бросил камень» Н.Н. Яковлев, а за ним – В. Пикуль, повесть которого «Негромкий выстрел» была опубликована под псевдонимом Егор Иванов. Но за камнем последовала лавина. «Баязет» (1961 г) – об англо-франко-немецком сговоре против России в войне 1877-1878 гг. на Балканах, «Пером и шпагой» (1970 г) – роман, направленный против Фридриха Великого, «Слово и дело» (1975 г) – о «жидо-немецком» засилии во времена Анны Иоановны. Наконец, в 1979 г журнал «Наш современник» публикует роман В. Пикуля «У последней черты», ставший антисионистским бестселлером. «Погромщиками» у Пикуля называются евреи и предатели, подстроившие «распутинщину», войну и … революцию. Так романом-хроникой «У последней черты» читатель открыл для себя документально выверенные и беллетристически оформленные «Протоколы Сионских мудрецов». Писания В. Пикуля, В. Кочетова, И. Шевцова, публицистов «Октября», «Молодой гвардии», «Нашего современника» или «Кубани» в 1968-1985 гг. подготовили и унавозили почву для возникновения русского фашизма нацистского образца, монархическо-шовинистической идеологии общества «Память», программой которого стала статья «Русофобия» академика-математика И.Р. Шафаревича. Шафаревич пишет о «ненависти» евреев («пришлых») ко всему русскому («исконному»).
Ему вторит нынешний главный редактор Приволжского книжного издательства Владимир Вардугин, составитель книги «Русский Государственный Орел», вышедшей в Саратове в 199? Г, в которой цитируется учебник русской истории Моисея Яковлевича Острогорского, изданный в 1914 году. В послесловии Владимир Вардугин, говоря об учебнике как «памятнике предреволюционной эпохи», противопоставляет его автора «русским по духу» историкам – Костомарову, Забелину, Гедеонову и др., тем самым оскорбляя выдающегося ученого и общественного деятеля России М.Я. Острогорского, как выходца другой национальности. Это напоминает ситуацию 1949 года, когда советские газеты сообщили о «раскрытии антипатриотической группы театральных критиков». Характер кампании был ясен: «Какое представление может быть у А. Гурвича о национальном характере русского советского человека?». И вот через полвека редактор книги В. Вардугин повторяет антисемитскую идею.
Как сиамские близнецы похожи литературные опусы прошлого с нынешним. К тому же они имеют общие кровеносные сосуды, несущие венозную кровь – антисемитизм. Вновь Саратов. 2003 год. Типография «Ипполит-99» выпускает тиражом 500 экземпляров «Николики». Стихи. Под псевдонимом Николай Урюпинский скрывается автор, взявший форму стихосложения у далеко небезызвестного еврея Игоря Губермана (Гарики). Антисемита надо знать в лицо: уже не молодой удалец с седой головой и усами. Как он сам о себе заявляет: «От рождения – крестьянин (от рождения можно быть только мальчиком или девочкой, а крестьянин – это происхождение), от крещенья – христианин, по диплому – прокурор (в дипломе юриста должность не указывается), по профессии – шофер, полковник – по званию, поэт по призванию». И что сей прокурор сочиняет?
«Еврей – цыгана похитрее, цыган – еврея понаглее, а в общем, эти два народа, живут за счет иного рода». «И куда господь-то смотрит, как бандиты прутся в храм, а евреи в патриоты… Ну, бедлам!!!», «Реформы социальной справедливости за горло взяли нас: живем из милости, но терпим государственных бандитов, чтоб не попасть в разряд антисемитов». Вот еще: «Попробуйте задеть семитов, как завоняет на весь мир, забеспокоится элита и ощетинится эфир». И вод итоговый «взгляд антирасиста»: «Кому живется весело, вольготно на Руси? Нерусским – одна версия. Хоть у Христа спроси». Недаром в предисловии к стихам издатель пишет: «Актуальные, созвучные времени строки глубоко проникают в душу, а вопросы, поднятые в них, далеко не чужды российскому обывателю. Тема перестройки, национальных отношений, власти и народа не оставят равнодушными читателей, а крепкие выражения и слова, используемые автором в своих стихах, не портят их, усиливая колорит, превращают в истинно народные произведения».
Поистине, «жив курилка». ПСМ родили в рамках антисемитского самиздата новую фальшивку «Катехизис советского еврея» с традиционным образом еврея – злобного врага русского народа. И это подтверждает их саратовский литературный близнец.
Призывы господина Ляляева: «Иудеев извергнуть во тьму» и Николая Урюпинского: «Не терпеть государственных бандитов-семитов» – брошены на благоприятную почву. На землю старого еврейского кладбища в середине сентября этого года вновь сброшены памятники.

Share
Статья просматривалась 356 раз(а)

Добавить комментарий