Инна Ослон. Эмигранты и эмигранты

«Вот были эмигранты первой волны. В массе своей хорошо знакомые с Западом, подолгу живавшие в Европе, впитавшие языки от французских и английских гувернанток, — и как неблагополучно складывалась их внероссийская жизнь! А были  эмигранты третьей волны. Языков не знали, советская школа учила так, чтобы звучащую вражескую речь — ни-ни. Приехали из фантастического мира социализма, но, попав за Запад, они не пропали, не бедствовали, не маялись, а быстро освоились и заняли в этом новом для себя мире достойные места. Почему? Ведь должно было быть наоборот».

Так я частенько думала и нашла только один ответ: все дело в настроенности. Эмигранты первой волны были выгнаны и всю жизнь сидели на чемоданах: вот-вот это безобразие в России закончится, и они вернутся в привычную жизнь. А эмигранты третьей волны вырвались, вернуться нисколько не желали и были готовы к любым усилиям, по сравнению с которыми любое незнание оказалось пустяком. .

Share
Статья просматривалась 966 раз(а)

19 comments for “Инна Ослон. Эмигранты и эмигранты

  1. Борис Вайнштейн
    10 октября 2018 at 17:19

    >Илья Гирин :О проблемах гастарбайтеров и отношении к ним немцев еще в Западной Германии писал Макс фон дер Грюн уже в начале 70-х: немцы там сплошь и рядом выражения рядовых немцев: «итальянские вертихвостки», «грязные турки»… Естественно, что реакция мигрантов в том же духе: «раз вы так, то мы вот эдак».

    Разумеется негативизм порождает негативизм, хотя иногда и является стимулом постараться и мимикрировать, чтобы не вызывать раздражение.
    Но, если взять в качестве референтной группы российскую эмиграцию, разве не от нее слышишь о американской поверхности, неискренность улыбок, американском бескультурье(старикам место не уступают в автобусе, целуются и тискаются на улице).
    И данная реакция не является отражением американского негативизма, а неприятием сложившихся американских стереотипов.
    И раз у «русских» эмигрантов есть подобное неприятие, то что уж говорить, о иммигрантах с более далекой культурой, прибывших в Европу из Ближнего Востока или Африки.
    Большое значение играет то, какова роль конформизма в культуре народа. Китайцы, корейцы, вьетнамцы, камбоджийцы ассимилируются легко и во Франции и в США. Надо думать, что отдельная личность или семья из этих стран попав в чужую среду, склонна к конформизму и принятию чужих стандартов.

    • Soplemennik
      11 октября 2018 at 0:13

      Борис Вайнштейн — 2018-10-10 17:36:11(753)
      …Большое значение играет то, какова роль конформизма в культуре народа. Китайцы, корейцы, вьетнамцы, камбоджийцы ассимилируются легко и во Франции и в США. Надо думать, что отдельная личность или семья из этих стран попав в чужую среду, склонна к конформизму и принятию чужих стандартов.
      ===
      А иные демонстрируют «умение» есть палочками. Многозначительная частность.

  2. Илья Гирин
    10 октября 2018 at 15:31

    Вот этот самый «фактор — степень готовности среды к приятию чужеземца» (Б. Тененбаум) и отличает США от других стран. В той же Европе «понаехавших тут» терпят, но дальше прихожей не впускают. И так было всегда. Вспомните романы Сименонa: помимо его имманентного антисемитизма, они пропитаны оголтелой ксенофобией: поляки — звери в человеческом облике, чехи — аморальная банда убийц, фламандцы — быдло и мразь, etc., etc. О проблемах гастарбайтеров и отношении к ним немцев еще в Западной Германии писал Макс фон дер Грюн уже в начале 70-х: немцы там сплошь и рядом выражения рядовых немцев: «итальянские вертихвостки», «грязные турки»… Естественно, что реакция мигрантов в том же духе: «раз вы так, то мы вот эдак».

  3. Борис Тененбаум
    10 октября 2018 at 4:27

    Может быть, коллеги, что тут действует и еще один фактор — степень готовности среды к приятию чужеземца. У французских гугенотов, бежавших в Нидерланды при Людовике 14-м, на полную культурную адаптацию уходило два поколения.

    В нашем случае — говорю по собственному опыту — 3-4 года. Как только перестал стесняться своего акцента, возникло ощущение собственной «нормальности».

    В СССР за добрых 33 года жизни — такого ощущения не было ни разу.

    • Инна Ослон
      10 октября 2018 at 14:45

      У меня тоже такого ощущения не было. Я была не своя. А в Америке с первого шага поняла, что это мое. Дальше были технические детали: научиться пользоваться чековой книжкой и т.п.

  4. Борис Дынин
    10 октября 2018 at 2:27

    И еще невесомое чувство свободы (у многих). Первые эмигранты в большинстве своем чувствовали себя (даже не думая много об этом) свободными в царской России. Эмигранты третьей волны почувствовали свободу даже в борьбе за место в новой жизни. Пусть бывало нелегко найти работу, окружение по себе или почву для жульничества (эти много о свободе, наверное, не думали, потому и «невесомой», но действовали по своей воле), но усилия не навязывались какими-то организациями. Активность развивалась у множества индивидуальностей, а также в объеме всей третье эмиграции результировалась в успехе.

    • Инна Ослон
      10 октября 2018 at 3:26

      Уважаемый Борис Дынин, тема свободы заслуживает особого внимания, и, если Вы ее начнете в своем блоге или в Гостевой, я ее поддержу.
      Несвободные не терпят свободы у других.
      В 1996 году в Даллас приехал друг мужа. У него уже тогда была в Москве своя строительная компания.

      — Почему ты не регистрируешь свой бизнес? — спросил он у меня.

      Я только начала ему объяснять, что этого не требуется, как он радостно завопил:

      — Ага, значит вы боитесь, боитесь!

  5. Илья Гирин
    9 октября 2018 at 19:25

    Довесочек к довесочку:).

    Эмигранты третьей волны были в массе своей профессионалами от высококвалифицированных рабочих до врачей, инженеров и т.п., поэтому они могли либо устроиться по специальности, либо переквалифицироваться согласно требованиям рынка труда. Первое же поколение за исключением таких людей, как Зворыкин, Игорь Сикорский и др., в массе своей состояло либо из кюдей свободных профессий, либо из дворян, т.е. представителей паразитарного класса. Они ничего не умели и ничего не знали, кроме английского, но в США по-англисйки говорили и президенты, и такие «орлы», как Меир Лански и Лаки Лучано:).

  6. Элла Грайфер
    9 октября 2018 at 18:29

    И еще довесочек на ту же тему: Первые ведь в заграницах и прежде бывали, но в совсем другом статусе. Туристов обслуживают и обхаживают, в то время как эмигрантов… А вторые с восторгом обнаруживали, что могут позволить себе зайти в переполненный супермаркет и нажраться от пуза! Кайф!

  7. Инна Ослон
    9 октября 2018 at 5:35

    «Вот были эмигранты первой волны. В массе своей хорошо знакомые с Западом, подолгу живавшие в Европе, впитавшие языки от французских и английских гувернанток, — и как неблагополучно складывалась их внероссийская жизнь!…

    • Александр Биргер
      9 октября 2018 at 6:25

      http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1999/6/bibl02.html
      Заграница как личный опыт. — Никита Алексеев, Виталий Коротич, Григорий Кружков, Юрий Кублановский, Марина Павлова-Сильванская, Алексей Парин, Вениамин Смехов и Александр Шаталов делятся впечатлениями от своего заграничного житья-бытья.
      Александр Шаталов:»…мы идем с вами гулять по китайскому кварталу для того, чтобы либо поесть в хорошем ресторане, либо купить дешевый сувенир, либо за несколько долларов приобрести зонтик, который сломается ровно через неделю. Вряд ли кто-нибудь из русских специально придет в китайский квартал, чтобы купить себе Лао Шэ в подлиннике. Россия — та же Монголия или Вьетнам, и далекое эхо имен — Достоевский, Толстой, Чехов — имеет к ней, сегодняшней, столь же малое отношение, как и попытки разгадать “тайну русской души”, общаясь с …девушками из дальнего Подмосковья.

    • Илья Гирин
      9 октября 2018 at 14:31

      Вы, уважаемая Инна, совершенно правы, но я бы добавил еще один ответ: эмигранты первой волны выросли и жили в весьма комфортабельной среде, для них действительно были «упоительными в России вечера», потому-то им было очень тяжело начинать так, как начинали иммигранты из другой России, где вечера были отличались в худшую сторону. Ну, а эмигранты третьей волны с детства привыкли к тому, что «вся та наша жизнь есть борьба» и к вошедшему в гены принципу ГУЛАГа — «не верь, не бойся, не проси»…

      • Инна Ослон
        9 октября 2018 at 18:09

        Илья, Вы совершенно правы. Почему-то я не подумала о том, что одни уезжали из барских квартир с комнатой для прислуги, а другие — из хрущоб, в которые недавно переселились из коммуналок.

        • Зоя Мастер
          9 октября 2018 at 19:18

          А тогда почему те, которые уехали в 90-х из очень комфортабельных квартир, от более чем успешного социального статуса, вспоминают о тех временах с большей ненавистью, чем те, кто из «хрущоб»? Не скажу, что все поголовно, но примеров много. А вот средненькие, которые жили «как все», по большей части просто индифферентны и к ТОЙ жизни, и к нынешней России.

          • Инна Ослон
            9 октября 2018 at 22:36

            Зоя, может быть, Вы и правы, но я не знаю, как сопоставить чувства одних с чувствами других. Да и нет у меня таких сведений.

            И неясно, какой статус Вы называете «более чем успешным», какие квартиры «очень комфортабельными».

          • Soplemennik
            10 октября 2018 at 0:16

            Зоя Мастер
            — 2018-10-09 19:47:01(671)

            А тогда почему те, которые уехали в 90-х из очень комфортабельных квартир, от более чем успешного социального статуса, вспоминают о тех временах с большей ненавистью, чем те, кто из «хрущоб»? Не скажу, что все поголовно, но примеров много. А вот средненькие, которые жили «как все», по большей части просто индифферентны и к ТОЙ жизни, и к нынешней России.
            ====
            Уважаемая коллега!
            По-моему, такая корреляция не имеет никаких оснований. Во-первых, есть масса противоположных примеров. Во-вторых, жизненные обстоятельства каждого человека и, тем более, каждой семьи, настолько индивидуальны, что они просто не вписываются в две Ваши схемы.

            • Зоя Мастер
              10 октября 2018 at 1:37

              Ну да. Я же написала, не поголовно. Хотя примеров много и той, и с другой стороны.

Добавить комментарий