Михаил Юдовский. Вечер похож на медленное умирание…

Вечер похож на медленное умирание,
на тихое сумасшествие, не требующее лечения.
Ко мне явились два ангела: Ангел Внутреннего Сгорания
и Ангел Горячего Копчения.

Один утверждал, что пространство и время двойственны,
другой надувал щеки, со значением хмуря брови.
Оба были безумны – насколько безумье свойственно
посланцам седьмого неба с четвертою группой крови.

Мы пили этиловый спирт, разбавляя его водою,
говорили о женщинах, искусстве, автомобилях.
Ангелы признались, что хотели бы стать звездою,
после чего поссорились и подрались на крыльях.

«Боже мой, – думал я, – это второе пришествие,
нашествие марсиан, битва между мирами?
Или мною под вечер забавляется сумасшествие –
прозрачное, как стекло в оконной смирительной раме?

Я не вынесу этих ангелов, не вынесу этого вечера,
сфер небесных вращения, собственного брожения.
Воистину: человеку с воображением нечего
бояться – кроме собственного воображения».

Внутреннее мое сгорание! Горячее мое копчение!
Ангелы-собутыльники, подстреленные жар-птицы!
Ничто не имеет значения. Я не имею значения.
А если я что-то значу – пусть это мне простится.

Share
Статья просматривалась 570 раз(а)

1 comment for “Михаил Юдовский. Вечер похож на медленное умирание…

  1. Виктор (Бруклайн)
    22 сентября 2018 at 17:36

    Михаил Юдовский

    Вечер похож на медленное умирание,
    на тихое сумасшествие, не требующее лечения.
    Ко мне явились два ангела: Ангел Внутреннего Сгорания
    и Ангел Горячего Копчения.

    Один утверждал, что пространство и время двойственны,
    другой надувал щеки, со значением хмуря брови.
    Оба были безумны – насколько безумье свойственно
    посланцам седьмого неба с четвертою группой крови.

    Мы пили этиловый спирт, разбавляя его водою,
    говорили о женщинах, искусстве, автомобилях.
    Ангелы признались, что хотели бы стать звездою,
    после чего поссорились и подрались на крыльях.

    «Боже мой, – думал я, – это второе пришествие,
    нашествие марсиан, битва между мирами?
    Или мною под вечер забавляется сумасшествие –
    прозрачное, как стекло в оконной смирительной раме?

    Я не вынесу этих ангелов, не вынесу этого вечера,
    сфер небесных вращения, собственного брожения.
    Воистину: человеку с воображением нечего
    бояться – кроме собственного воображения».

    Внутреннее мое сгорание! Горячее мое копчение!
    Ангелы-собутыльники, подстреленные жар-птицы!
    Ничто не имеет значения. Я не имею значения.
    А если я что-то значу – пусть это мне простится.

Добавить комментарий