Об одном лингвистическом казусе

В 30-е годы прошлого столетия широкое распространение в языкознании получила теория лингвистической относительности, или гипотеза «Сепира-Уорфа»(по имени авторов).
Ее созданию предшествовали наблюдения Бенджамена Уорфа(Benjamin Whorf 1897-1941), американского инспектора по технике безопасности, над группой рабочих, которые спокойно курили у пустых цистерн для бензина, так как на них было написано Empty gasoline drums (Пустые цистерны для бензина). В то время как, эти «пустые» цистерны могли быть опасными, потому что на дне всегда скапливались остатки горючего и образовывался опасный газ. Т.е., судя по всему, люди в своем поведении ориентировались не на опасную ситуацию, а на табличку с успокаивающей надписью.
Уорф провел анализ сотен докладов об обстоятельствах, приведших к возникновению пожара или взрыва, на основании чего сделал заключение, что неосторожное поведение людей обусловлено не столько одними физическими явлениями, сколько «чисто лингвистическими факторами» [1] Иначе, нормы поведения зависят от лингвистического материала того или иного коллектива.
Это перекликалось с высказываниями знаменитого лингвиста Эдварда Сепира ( Edward Sapir 1884-1939), который утверждал, что « люди в значительной мере находятся под влиянием того конкретного языка, который является средством общения для данного общества. Мы видим, слышим и воспринимаем так или иначе те или иные явления главным образом благодаря тому, что языковые нормы нашего общества предполагают данную форму выражения» [2]
Эдвард Сепир исследовал языки и культуры различных индейских племен, что оказало влияние на интерес к ним и Бенджамена Уорфа. Эти наблюдения легли в основу его теории лингвистической относительности, которую часто называют также «гипотезой Сепира – Уорфа», отдавая должное тому огромному влиянию, которое Сепир оказал на своего ученика и друга.
Ее ключевая идея заключается в том, что люди, говорящие на разных языках, видят мир по-разному. На основании изучения языка индейского племени хопи и сравнения его с современными языками Уорф делает вывод, что именно отличия в грамматической конструкции и семантике вынуждает говорящих на языке хопи воспринимать мир определенным образом.
Другими словами, реальный мир строится на языковых нормах данного общества. Современная мировая культура развилась, опираясь на европейский языковой тип, который определил тип нормативного (с европейской точки зрения) поведения и мышления. Если бы мировая культура развилась на иной лингвистической основе, создались бы иные правила мышления и т. п.

Крайнее свое выражение эта мысль находит в следующем высказывании Б.Уорфа: «…ньютоновские понятия пространства, времени и материи даны культурой и языком. Именно из этих источников и взял их Ньютон». Соответственно, законы Ньютона и его взгляд на строение вселенной были бы иными, если бы он пользовался не английским языком, а языком индейского племени хопи» [3]
«Гипотеза Сепира-Уорфа» обрела известность, получила резонанс в научных кругах, а ее авторы снискали успех и славу. Но в настоящее время теория лингвистической относительности признана несостоятельной и представляет собой только исторический интерес. Что же заставляет говорить о ней снова?
На наш взгляд, в этой истории, как в капле воды, отразились проблемы современного языкознания. Начать с того, что история знает немало примеров, когда предпочтение в научных кругах отдавалось теориям псевдонаучного толка, а истинные ученые подвергались критике и поруганию.
В «гипотезе Сепира-Уорфа» сама изначальная посылка неверна, поскольку язык индейского племени хопи со всем его своеобразием и несходством с современными языками (на что Уорф делает ставку) — не представляет исключения по сравнению с другими доисторическими языками, языками до эллинской культуры. Доисторические языки не похожи на современные, потому что «в доисторические времена существовали не только иные значения, но и совершенно иные основы словотворчества и словоупотребления» (Марр).
Почти любое слово для древнего человека имело особую мифологическую глубину и сакральный смысл. В этом находят отражение особенности дологического мышления с присущим ему способом мировосприятия и мироощущения.
Наглядный тому пример. Уорф пишет, что хопи называют одним и тем же словом, и насекомое, и самолет, и летчика, не испытывая при этом никаких затруднений. В то же время класс птиц у них обозначается другим существительным.
Естественно возникает вопрос: почему? Но Уорф на этот вопрос не отвечает, похоже, это его даже не интересует. Уорф принимает язык хопи как данность, не видя связи между его особенностями и закономерностями примитивного мышления.
Ответ мы находим у Марра, который писал, что «человечество меняло формы, самые типы языка, меняло с ними не только значения слов, но и основы распределения значений и даже их созидания, в связи с изменением системы мышления….Так, например, «небо», «земля» и «преисподняя» первоначально носили одно и то же название. Небо и части его, светила, солнце, луна, звезды, равно окружение неба – облака, даже птицы носили одно и то же название, так что слово птица и каждое название особого вида птицы оказались разновидностями слов, означающих небо или небеса … Мышление доисторического человека было не отвлеченное, не научное, не логическое, а конкретное, поэтическое, образное, с родством слов-символов, как выразителей образов»[4]

Добавим к этому следующее. Чтобы анализировать язык и мышление, надо иметь представление, как развивалась человеческая психика человека на последовательных этапах его исторического развития, поскольку всякое настоящее развитие базируется на прошлом развитии. «Что значит объяснить психическое явление? — Без генетического анализа не только нельзя быть уверенным, что не принимаешь следствия за причины, но даже невозможно поставить самый вопрос об объяснении», — писал Выготский.
В плане его слов теория Уорфа, игнорирующего закономерности доисторического мышления, представляет как раз тот случай, когда «следствие принимается за причину».
Обнаружив особенности и несходство языка хопи с западноевропейскими языками, Уорф делает из этого далеко идущие выводы. Но язык неотделим от мышления. «Мышление и язык, когда возникли, то возникли совместно, а когда их не было, не было и человека»(Марр).
Ко времени появления «гипотезы Сепира-Уорфа» усилиями ученых были сформированы основные положения, касающиеся закономерностей древнего архаического мышления и особенностей древнего языкотворчества. Был сделан главный вывод, что эти закономерности являются общими для всех языков всех народов, стоящих на ранней ступени своего развития – от индейцев хопи, туземцев Африки до аборигенов о. Океании и Австралии.

Огромное значение имели экспериментально-психологические работы Выготского, которые подвели научную базу под теоретические изыскания прошлого. Следствием этого явилась разработанная им теория комплексного мышления, или мышления в комплексах, как отвечающая характеру мышления архаического человека — его нерасчлененности и комплексности представлений.
Выготский показал, что все языки в раннем своем развитии проходят через стадию комплексного мышления. Теория комплексного мышления дает возможность подойти к изучению древних языков (иврита, в частности) с новых позиций, рассматривая словообразование в тесной связи с закономерностями древнего мышления.
Негативное влияние на развитие науки оказывает и разобщенность лингвистов между собой. Это вызывало озабоченность ученых еще больше ста лет назад. Так, М. Крушевский (1851-1887), выдающийся русский лингвист польского происхождения, писал о том, что «в лингвистике чуть ли не у каждого специалиста свой метод, своя подготовка, свои задачи, вследствие чего весьма немногие специалисты способны понимать друг друга». Но даже спустя полвека эти слова не потеряли своей актуальности. Крушевскому вторит Марр: «каждый специалист работает в своем приходе, замыкает углубленные изыскания в своем колодце, и чем глубже при такой постановке дела он мнит себя проникающим в глубины, тем больше он уходит от белого света, от материального мира реальности…».
И наглядной иллюстрацией этого служат изыскания Бенджамина Уорфа. При чтении Уорфа создается впечатление, что до него не было исследований ни Леви-Брюля, ни Кассирера, ни Узенберга, ни Марра, ни Выготского, ни Фрейденберг (список можно продолжить). Потому что никого из этих имен Уорф не упоминает в своих работах (а может, тому причиной — расстояние, ведь эта другая часть света!)
Помимо всего прочего исследование Уорфа высвечивает еще одну актуальную проблему. Я говорю об автономии лингвистики, которая из лозунга, провозглашенного в 1922г. на съезде лингвистов в Гааге , перешла в статус традиции. В силу этой традиции исследования психологов и других специалистов, касающиеся проблемы связи между языком и мышлением, остаются вне сферы интересов языковедов.
Прошло около ста лет с тех пор, когда Марр настоятельно призывал привлечь к лингвистике специалистов из других областей научного знания.
Ему претил изоляционизм и сепаратизм лингвистов, который он уподоблял работе историков материальной культуры — археологов и этнографов: «Одни прослеживают какой-нибудь лапоть во всем мире, другие занимаются тем, к какой расе лапоть относится, к русской (славянской) или финской… И те и другие без представления о законах языкотворчества, истории возникновения речи и т.д. Какой же это будет археолог без знания языка, его творческих закономерностей? А этнограф со своими примитивами? Да он сам примитив» [5]
Марр считал необходимым объединение лингвистов с этнологами, археологами, психологами, поскольку исследование языка с неизбежностью затрагивает целый ряд пограничных областей науки. Но «воз и ныне там».
ЛИТЕРАТУРА
1. Уорф Б. «Отношение норм поведения и мышления к языку» в кн. «Языки как образ мира», c.159
2. Сепир Э. В книге «Языки как образ мира». «Издательство АСТ», Москва Санкт-Петербург, 2003, с.157
3. Уорф Б. «Отношение норм поведения и мышления к языку» в кн. «Языки как образ мира», с.199
4. Марр Н.Я Яфетидология. — Жуковский-Москва, Кучково поле, 2002, с. 95
5. там же, с.330

Share
Статья просматривалась 299 раз(а)

11 comments for “Об одном лингвистическом казусе

  1. Инна Беленькая
    23 сентября 2018 at 7:53

    Ася Крамер
    22 сентября 2018 at 18:56 (edit)
    Вы пишите, Ефим, «небо, земля и преисподняя носили одно и то же название». Да, это так, и это название — Абзу.
    ____________________________
    И я тоже (на удивление!) умею читать.

    • Ася Крамер
      23 сентября 2018 at 9:13

      Да, согласна, надо было «вы пишете». А в остальном не пойму, чего вы рассердились.

  2. Инна Беленькая
    23 сентября 2018 at 4:07

    Ася Крамер
    22 сентября 2018 at 19:42 (edit)
    Инне Беленькой. Разве непонятно что имеется в виду под словами “древние источники”? Это древние мифы и эпосы, которым более 4 и даже 5 тысяч лет. Их так же правомочно принимать к рассмотрению, как и мифическое первобытное мышление, неожиданно проникшее в тайны мироздания.
    ______________________________
    Что-то я вас не поняла, Ася. Мифы — это одно, а мифологическое мышление — что-то другое?
    И писал про АБСУ(АПСУ) не Ефим,а Марр, но вы этого не заметили.

    • Ася Крамер
      23 сентября 2018 at 7:43

      ____
      Что-то я вас не поняла, Ася. Мифы — это одно, а мифологическое мышление — что-то другое?
      И писал про АБСУ(АПСУ) не Ефим,а Марр, но вы этого не заметили
      ———-
      Инна, чего вы меня сбиваете? Я умею читать и видела, что Марр сказал: было одно слово, означающее небо, землю и подземный мир. А я добавила, что это слово — Абзу.
      Что же касается слов «мифологическое мвшление», то не буду скрывать, часто мне кажется, что это определение призвано скрыть тот факт, что мы мало знаем о действительном прошлом

  3. Инна Беленькая
    22 сентября 2018 at 19:22

    Ася Крамер
    Но вс е дело в том, что это все из мифов. которым больше 4 тысяч лет, и не столько связано с древним мышлением, сколько с наличием древних информационных источников.
    ________________________
    Ася, а можно мне в ваш разговор с Ефимом встрять? Я хотела бы спросить насчет «информационных источников». Что под ними подразумевается?.

    • Ася Крамер
      22 сентября 2018 at 19:42

      Инне Беленькой. Разве непонятно что имеется в виду под словами “древние источники”? Это древние мифы и эпосы, которым более 4 и даже 5 тысяч лет. Их так же правомочно принимать к рассмотрению, как и мифическое первобытное мышление, неожиданно проникшее в тайны мироздания.

      
Прочтите при случае:
       Абзу / В. К. Афанасева // Мифы народов мира :
      Мифологическая энциклопедия
      Миф «Энки и Нинмах»
      Миф «Энума Элиш»

  4. Ася Крамер
    22 сентября 2018 at 18:56

    Вы пишите, Ефим, «небо, земля и преисподняя носили одно и то же название». Да, это так, и это название — Абзу.

    АБЗУ (Апсу) в шумеро-аккадской мифологии подземный океан пресных вод, где-то в пространстве между Землей и Океаном — подземное царство мертвых во главе с богиней Эрешкигаль. В вавилонском космогоническом эпосе «Энума элиш» Абзу представляется как хаос, из которого возникли земля и небо.

    Но вс е дело в том, что это все из мифов. которым больше 4 тысяч лет, и не столько связано с древним мышлением, сколько с наличием древних информационных источников. Правильно Марр пишет про подход ученых: «каждый специалист работает в своем приходе, замыкает углубленные изыскания в своем колодце, и чем глубже при такой постановке дела он мнит себя проникающим в глубины». На самом деле, истина при таком подходе только затемняется.Спасибо за статью.

  5. Инна Беленькая
    22 сентября 2018 at 18:15

    Спасибо, Ефим. Я вообще-то писала о другом, но если вы так считаете, то….ничего не сделаешь.

    • Ефим Левертов
      22 сентября 2018 at 18:50

      Как же о другом, дорогая Инна, если Вы пишете: «реальный мир строится на языковых нормах данного общества. Современная мировая культура развилась, опираясь на европейский языковой тип, который определил тип нормативного (с европейской точки зрения) поведения и мышления. Если бы мировая культура развилась на иной лингвистической основе, создались бы иные правила мышления». Я думаю, что как раз об этом.

      • Инна Беленькая
        22 сентября 2018 at 19:13

        Если вы имели в виду тезис авторов этой теории, а не ее оппонентов, то тогда, действительно, это имеет косвенное отношение к дискуссии, о которой вы пишете. Вы правы. Но вряд ли, в данном случае, они ссылались на гипотезу «Сепира-Уорфа».

  6. Ефим Левертов
    22 сентября 2018 at 16:35

    Это очень интересно, Инна, но немного напоминает былые дискуссии в Израиле о том, на каком языке надо вести высшее образование. Утверждалось, что его надо вести на немецком языке потому, что в иврите не было многих научных понятий и что иврит не приспособлен.

Добавить комментарий