Приполярные байки 3

Продолжение. Начало см. http://blogs.7iskusstv.com/?p=68540 и http://blogs.7iskusstv.com/?p=68825

Нас было семь питерцев, Обычно мы  отмечали праздники этим составом. Среди этих семи четыре человека были русскими, один татарин, один осетин и один еврей. Жили мы дружно, никаких проблем не было. В нашей части был гарнизонный магазин. В нем были все  продукты, кроме спиртного. Если был какой-то праздник или день рождения, покупали банку сгущенки, садились в кружок и с ней отмечали. Банка «улетала» в один присест. Иногда, по работе, нам давали спирт для промывки контактов. Мы это честно делали, но не выливать же остатки. Голь на выдумки хитра. «Придумали» старый, как мир, способ очистки — перегонкой-дистилляцией.   Достали где-то змеевик, нагревали, спирт испарялся, шел по змеевику, охлаждался и капал в чистую посудину.

В нашей части солдатам не давали отпуска. Возможно это было связано с желанием сохранить в тайне ее местоположение. Исключение составляли запрос с родины солдата в связи с болезнью ближайшего родственника, рождение у солдата ребенка, и такое бывало, и экстраординарные случаи. К последним относились особые работы, за которые солдат мог добровольно взяться, например, очистка туалета. Мы жили в хорошей, теплой казарме, но туалет у нас был уличный. Возникла необходимость его «выгрести» и было брошено слово начальства: «Кто это сделает, получит отпуск». Единственным, кто выразил согласие, оказался наш питерский Жора С. Ему дали спецкомбинезон, ведро и лопату и сказали «Вперед!». Он все сделал и поехал в отпуск. Я дал ему адрес родителей и вечером он заехал ко мне.  Дома был только отец, мама была на работе. Они немного посидели, поговорили. Жора рассказал о службе, обо мне. Он также честно признался, что ничего особенного он не выполнил, просто сделал то, за что другие не брались. Уходя, Жора оставил свой адрес. Он куда-то пошел по своим делам, возможно, немного выпил. На следующее утро он спал довольно долго и был разбужен женским голосом, который громко и строго по-командирски спрашивал: «Красноармеец С. здесь живет?». Это пришла моя мама, которая принесла небольшой ящичек-посылку для меня. Когда Жора вернулся в часть и передал посылку мне, мы ее открыли, питерцы сели в кружок и в один присест ее «употребили». Ничего запретного в ней, конечно, не было, все проверялось, только какие-то угощения, сгущенка, еще что-то.

После демобилизации мы, питерцы, некоторое время встречались. Особенно часто я встречался с Сережей П., так как близко жили. Однажды, когда я никого не ждал, он зашел ко мне. Мы немного поговорили, потом я вышел в магазин. Он остался в квартире. Прихожу и не узнаю комнаты, вся мебель переставлена по «аристократическому» вкусу Сергея, но и это не все. Я демобилизовался в «парадном»  солдатском мундире. Конечно, я никуда не ходил в нем, а просто хранил его как память о службе. Сережа этот мундир выбросил в мусоропровод. Таким он был скорым на действия. Он, кстати, первым из нас женился, он и здесь был быстрым. Так, с легкой руки Сергея, я распрощался с мундиром, и вместе с ним — окончательно с армией.

 

Share
Статья просматривалась 185 раз(а)

Добавить комментарий