Диглоссия

Есть в американской юриспруденции особая процедура дачи показаний под присягой (deposition). Она происходит в офисе адвоката, но приравнивается к показаниям в суде. Я время от времени езжу на такие переводы.

Недавно я впервые увидела судебную стенографистку с черным цветом кожи. Задававшая вопросы адвокатша тоже была черной, но это встречается часто.

Перерыв в процедуре. Обе женщины заговорили о какой-то чепухе. Но не на том грамотном языке с правильным произношением, на котором ими же задавались и записывались  вопросы, а на том варианте английского языка, который употребляется негритянскими низами.

Когда закончился перерыв, адвокатша без всякого затруднения переключилась на другой регистр и заговорила, как человек с хорошим образованием.

 

 

Share
Статья просматривалась 686 раз(а)

21 comments for “Диглоссия

  1. Елена Тамаркина
    25 августа 2011 at 12:27

    Дорогая Инна, думаю, попадаю в спам. Послала только что снова — на оба из указанных вновь адресов, и второй — вернулся дважды.
    Мой адрес

    elena.tamarkina@gmail.com

    — на случай, если сейчас не получили снова.
    Вы извините меня, пожалуйста, за беспокойство!

  2. Виктор Каган
    24 августа 2011 at 23:13

    Не вижу кнопки «ответить» под последней репликой Е.Левертова … но достаточно в его рассуждении слово «тарабарский» заменить на «русский», чтобы несостоятельность его предположения о влиянии перевода на правосудие была ещё более очевидна, хотя она и без того очевидна. Тут всё зависит не от языка, а от переводчика.
    Что касается собственно диглоссии, то, мне кажется, то, о чём Вы, Инна, пишете, входит в модели культурально-ролевого поведения. Сходным образом маршал типа Жукова говорит на разных языках с подчинёнными, главнокомандующим, женой, любовницей, детьми-внуками. Что, в общем, есть хорошо, свидетельствуя о контроле человеком своего поведения и его гибком построении.

    • Ефим Левертов
      25 августа 2011 at 19:47

      Уважаемый Виктор!
      Как Вы могли такое предположить, что слово «тарабарский» можно заменить на слово «русский»? Признаюсь, что это большое оскорбление меня, человека, который не раз защищал здесь многое, что связано с Россией. Понимаю, что вызываю неудовольствие автора данного поста, так что прошу извинить меня, Инна. Я вообще то писал о работе стенографиста, а не переводчика. Уважаемая Инна дала свой ответ более расширительно, за что я благодарен. Слово «перевод» дано у меня в кавычках, я имел ввиду, что речь некоторых людей и записать то трудно, и что у человека с абсолютной грамотностью — профессионального стенографиста может быть сооблазн немного сгладить несуразности дающего показания.

      • Виктор Каган
        25 августа 2011 at 22:55

        Стенографист или переводчик — в данном контексте не так важно, а с соблазном «немножко сгладить» или «выпятить» и стенографист, и переводчик должны расстаться при входе в здание суда: это условие их работы.
        Я полагаю, что слово «тарабарский» для обозначения языка, на котором разговаривают люди, кем бы они ни были, действительно оскорбительно для них, а «русский» в вашей же фразе — напомню: «Свидетель дает показания на своем тарабарском языке, мякает и бекает» и сравните с «Свидетель дает показания на русском языке, мякает и бекает» ( о «мякает, бекает», «как бы» и проч. — см. запись Инны) — не содержит в себе ничего оскорбительного ни для Вас, если вообще вообразить, что фраза о гипотетическом свидетеле имеет в виду Вас, ни для русского языка.

  3. Елена Тамаркина
    24 августа 2011 at 18:32

    Inna, I’ve sent it again the moment. Have You got it?

    • Инна Ослон
      24 августа 2011 at 19:04

      Not yet.

    • Инна Ослон
      24 августа 2011 at 22:39

      Дорогая Елена, у меня есть и другиe адресa: inoslon@tx.rr.com, inoslon@comcast.net.

  4. Елена Тамаркина
    23 августа 2011 at 20:48

    Дорогая Инна, посылаю вопрос.
    Спасибо в любом случае!

    • Инна Ослон
      24 августа 2011 at 16:12

      Елена, я почему-то ничего не получила.

  5. Елена Тамаркина
    23 августа 2011 at 20:47

    Дорогая Инна, посылаю вопрос. Спасибо в любом случае!

  6. Инна Ослон
    23 августа 2011 at 19:31

    Нет, это не так. Стенографист записывает вопросы и ответы В ТОЧНОСТИ так, как было сказано. Если показания даются через переводчика, стенографист, естественно, записывает, только английскую часть. Но переводчик переводит В ТОЧНОСТИ так, как было сказано, насколько это позволяет язык. (По крайней мере, должен переводить.) Показания параллельно записываются на магнитофон, а иногда ведется и видеозапись.
    Переводчика, который редактирует в суде, надо гнать в три шеи.

  7. Хоботов
    22 августа 2011 at 10:55

    У моего друга внуки приехали из Калифорнии. Два малыша-погодки, 4 и 5 лет. В Москве они впервые, но разговаривают по-русски вполне уверенно, слушают русские сказки, смотрят русские мультики. Но между собой говорят по-английски быстро и свободно. При этом переключение мгновенное. Степенный разговор с дядей и тетей по-русски, а через минуту — быстрое щебетание по-английски. Похоже на Ваших адвокатов.

    • Елена Минкина
      22 августа 2011 at 18:04

      Нормальная и привычная любому эмигранту картинка. Все наши дети так разговаривают. Да и себя часто ловлю на том же — говорю с больным на иврите, с его старушкой мамой на английском — и тут же по телефону отвечаю своей маме по русски. Не скучно! 🙂

      • Инна Ослон
        22 августа 2011 at 23:05

        Уважаемые Елена Минкина и Хоботов, вы привели примеры обычного би(три)лингвизма. Диглоссия — это немного другое, это два функциональных подвида одного языка.

  8. Елена Тамаркина
    22 августа 2011 at 8:49

    Инна, у меня к Вам появился вопрос, связанный с данной темой, но он — не для блога.
    Как быть?

    • Инна Ослон
      22 августа 2011 at 14:55

      Дорогая Елена, пишите на inoslon@mindspring.com.

  9. Борис Тененбаум
    21 августа 2011 at 21:58

    Вы знаете, Инна, я видел совершенно такую же картину. Дама, менявшая регистры, окончила Корнель, и с нами говорила на превосходном английском. А со своей сестрой по телефону она говорила совершенно иначе …

    • Инна Ослон
      21 августа 2011 at 22:48

      И я такое не раз наблюдала в 1995 году. Я тогда работала на телефонной работе, которая не требовала образования и где трудились много черных. С белыми они говорили так, а между собой иначе.

  10. Ефим Левертов
    21 августа 2011 at 20:54

    Я предполагаю, что эти женщины не равны по социальному положению и что одна из них снисходила до другой, подыгрывала ей.

    • Инна Ослон
      21 августа 2011 at 22:23

      Ефим, это не так. Никакого подыгрывания не было. Обе говорили на своем, родном языке. Адвокаты занимают высокое положение в обществе, но и судебные стенографисты тоже далеко не низы. Это очень трудная профессия для человека с особым талантом, к тому же для нее требуется абсолютная письменная грамотность. Школу судебных стенографистов удается окончить примерно одному из семи поступивших. Потом зарабатывают очень хорошо.

      • Ефим Левертов
        23 августа 2011 at 17:59

        Правильно ли я Вас понимаю? Свидетель дает показания на своем тарабарском языке, мякает и бекает. Стенографист переводит его показания на чистый американский язык. Потом эти показания дают подписать свидетелю, он читает, сам удивляется, как хорошо он сказал и подписывает. Конечно, при таком «переводе» неизбежны искажения, смещения оттенков и ньюансов, что может подвести свидетеля или обвиняемого под более строгий приговор.

Comments are closed.