«Исчезновение Залмана»

«Исчезновение Залмана»

С Максимом Д. Шраером я познакомился по прочтению рецензии Моники Осборн на его книгу  “With or Without You: The Prospect for Jews in Today’s Russia”, см. http://blogs.7iskusstv.com/?p=65121. Уже после этого я оказался в петербургском магазине «Порядок слов» на презентации его новой книги «Исчезновение Залмана». Я задал автору вопрос, касающийся книги, на которую г-жа Осборн написала рецензию. На это я получил совет, сначала прочитать саму книгу, а потом задавать вопросы. Совет, надо сказать, разумный.

Я последовал совету автора в отношении его новой книги, чем, полагаю, заслужил теперь право говорить о ней. «Исчезновение Залмана» — сборник десяти рассказов, изданный в 2017 году московским издательством «Книжники». Рассказы – переводы с английского, выполненные или самим автором, или его родителями Давидом Шраер-Петровым и Эмилией Шраер.

Максим Д. Шраер – эмигрант из России, уехал из Москвы в 1987 году, живет в США, в Новой Англии. Обычный герой рассказов Шраера – еврей-эмигрант из России. Главные темы его рассказов – поиски этим героем своего места в новой стране, его попытки найти удовлетворительный, приемлемый компромисс между своим неизживаемым еврейством и людьми, мужчинами и женщинами, по своему происхождению, относящимися главным образом к христианской религии.

Сюжетным ходом рассказов Максима Д. Шраера иногда является показ ситуации, когда герой-еврей любит христианку, католичку, но приходит к выводу о невозможности семейного союза с ней. Таков в рассказе «Судный день в Амстердаме» Джейк Глаз, почувствовавший, «что их разделяет что-то непреодолимое».

В других рассказах показана как раз обратная ситуация – герой-еврей стоит перед выбором, остаться ли с женщиной, которую любишь, еврейкой или женщиной из простой семьи, или же предпочесть ей христианку, натуральную американку «голубых кровей». К такому решению приходит поэт Эндрю Ланс, потомок подольских евреев из рассказа «Ловля форелей в Вирджинии». Это решение связано иногда с ущербом для своего таланта: «В его руках мокрая форель искрилась и трепетала, как стихи, которые Ланс уже никогда не напишет» (там же). Очевидно, Ланс осознает здесь себя ремесленником в поэтическом творчестве и, возможно, сожалеет об упущенном таланте Тэмми, его первой подруги.

В рассказе «Исчезновение Залмана», давшем название сборнику, Марк Каган влюблен в католичку Сару Флэерти. Однако ему не хватает убедительности в разговоре с подругой о необходимости переменить веру ради любви. Той убедительности, которую обнаружил учитель иврита Залман, за которого Сара вышла замуж. Получается, как сказал Шраер в одном из своих интервью, исчез не Залман, а Марк Каган.

Герой рассказа «Воскресная прогулка» Дэнни Кантор пытается «преодолеть свое еврейство» встречаясь с несколькими христианскими женщинами: «Дэнни начинало казаться, что он приобрел иммунитет против еврейских женщин». Автор, мне кажется, хочет убедить читателя, что этот путь — движение назад, связанное с «обратным течением времени».

Замечание к автору сборника можно сформулировать, как, на мой взгляд, чрезмерное и несколько старомодное «слово-кружевоплетение». Вот герой рассказа «Исчезновение Залмана» Марк решает порвать со своей возлюбленной Сарой. Автор пишет: «На дворе уже стоял конец ноября с лихорадочным обманом лукавого бабьего лета после недели дрожливых дождей и первых утренних заморозков, разрисованных серебром инея, а старая двустволка на стене все отказывалась застрелить их любовь наповал».  Не знаю, как было в английском оригинале 2006 года, но по-русски и сегодня это звучит несколько избыточно.

Автор не единожды уделяет внимание сексуальным отношениям героев, что, разумеется, не предосудительно, но почему-то эти отношения чаще всего носят оральный характер. Один раз, в рассказе «Лошадиные угодья», описан даже акт зоофилии, осуществленный американской женщиной в отношении лошади. Вот почему, решил я, на задней стороне обложки книги стоит маленький знак «18+». Было бы более правильным перенести этот знак на переднюю сторону обложки и сделать его покрупнее.

Критик Тучинская сказала однажды, что если бы Владимир Набоков не написал «Лолиту», он остался бы средним американским писателем, а сегодня он – классик. Но и на этом пути есть свои преграды, препоны, с чем столкнулся недавно умерший Филип Рот в романе «Унижение», см. http://blogs.7iskusstv.com/?p=68065.

В некоторых местах сборника автор, а может быть переводчики, уже долго живущие на Западе, теряют чувство языка. В рассказе «Судный день в Амстердаме» его герой Джейкоб Глаз приходит к проститутке. На протяжении короткого эпизода она несколько раз так и называется «проституткой». На мой взгляд – это не точно. Слово «проститутка» в русском языке имеет вполне определенную коннотацию. Описываемая же автором женщина находится на не осуждаемой в стране пребывания работе. Это ее работа. Мне кажется, по-русски более правильно назвать ее «женщиной», не зависимо от того, что написано в английском оригинале. В защиту своего мнения напомню рассказ того же Набокова «Возвращение Чорба».

В целом, сборник Максима Д. Шраера показался мне очень интересным, открывающим русскоязычным читателям грани преобразования мировоззрения наших эмигрантов, американских иммигрантов, не без трудностей и проблем вписывающихся в американское общество. Сборник побуждает нас к раздумьям о будущем самой большой сегодняшней еврейской диаспоры — диаспоры американских евреев.

 

Share
Статья просматривалась 1 111 раз(а)

2 comments for “«Исчезновение Залмана»

  1. Ефим Левертов
    2 мая 2019 at 19:37

    О сборнике рассказов Максима Шраера см. также рецензию Лианы Алавердовой в «Заметках по еврейской истории» http://z.berkovich-zametki.com/y2019/nomer4/alaverdova/

  2. Ефим Левертов
    5 августа 2018 at 19:42

    Получил от автора одобряющее письмо. «Тронут Вашим вниманием», — написал он.

Добавить комментарий