О романе Филипа Рота «Унижение»

О романе Филипа Рота «Унижение»

 Роман «Унижение» был написан в 2009 году. Он оказался предпоследним романом Филипа Рота, написанным накануне его решения больше не писать большие художественные произведения, романы. Роман нехарактерен для писателя своим небольшим объемом – около 150 страниц небольшого формата. Возможно, время написания романа совпало с периодом кризиса в творчестве Рота, приведшем его к принятию решения о конце активной литературной деятельности.

Роман рассказывает об очень успешном в прошлом актере Саймоне Экслере, переживающем в свои 63 года серьезный и оказавшийся необратимым творческий кризис, который приводит его в психиатрическую больницу. Саймон разведен, живет в одиночестве в своем загородном доме. Время, проведенное в больнице — всего один месяц, привело его в состояние некоторого душевного равновесия, но не вернуло к профессии и, похоже, он с этим смирился. Неожиданно его навещает 40-летняя Пиджин — дочь его старых друзей, он с ней сходится, она становится его любовницей. Нестандартность ситуации, однако, в том, что Пиджин – лесбиянка. Я вижу, уже некоторое смущение читателя, но дальше будет еще хуже. Пиджин и Саймон поочередно вступают в сексуальный контакт с Трейси — молодой, сильно выпившей женщиной. Это стало «началом конца». Пиджин оставляет Саймона, очевидно, она возвращается на путь лесбиянки. Саймон же, бывший успешный артист, неоднократно игравший в пьесе Чехова «Чайка», теперь оставленный Пиджин, чувствует себя брошенным и преданным, уподобляет себя чеховскому герою Треплеву, пишет предсмертную записку, цитируя Чехова: «Дело в том, что Константин Гаврилович застрелился».

Как ни нескромно с моей стороны говорить такие слова о лауреате Пулицеровской премии, роман Рота «Унижение» откровенно слабый и плохой, а также грешит многими несуразицами и штампами. Здесь я бы хотел обратить внимание на эпизод, ставший поворотным в сюжете романа, а именно на сцену совращения Трейси. Трейси, по существу, была в беспомощном, пьяном состоянии, в котором она была увезена в загородный дом Саймона. На этот момент наш классик американской литературы, часто изобилующей юридическими сценами, сценами суда, например, совершенно не обращает внимание читателя. Вместо этого Филип Рот продолжает погружать нас в психологические переживания протагониста (главного героя), приведшими его к самоубийству. Читатель же, отвлеченный писателем на различные сексуальные перипетии главного героя и несколько запутавшись в них, становится не чувствительным к тонким психологическим переживаниям протагониста. Такова цена, уплаченная писателем, за следование плохим штампам. Впрочем, штампы, любые штампы, — они всегда плохи.

Share
Статья просматривалась 61 раз(а)

Добавить комментарий