Светлана Кекова. Спаси, сохрани и помилуй меня…

Спаси, сохрани и помилуй меня
от черной земли, от лихого огня,
еще – от недоброго глаза,
Ты знаешь, я снова живу на Тверской,
там место открыто для пыли мирской,
и всюду она как зараза, –

лежит на предметах тончайшим пушком,
и мелкий паук с серебристым брюшком
ползет по пустому комоду.
А Волга беременной снится Оке,
и женщина с веткой омелы в руке
заходит в прозрачную воду.

И тело ее от любви не болит,
ее настоящее имя – Лилит,
она опускает ресницы,
и чувствует ужас подземных толчков
подземная школа для птиц и сверчков,
чьи крылья мелькают, как спицы.

Ты в воду заходишь и чувствуешь вдруг:
вращается рыб заколдованный круг,
и машут они плавниками,
и Лулл, чтоб не съела его пустота,
огромный язык достает изо рта
своими сухими руками.

Мы будем пространство делить пополам –
ты, вечный паломник по женским телам,
я, Богом зажатая в клещи.
Когда-то Нерону сказал Эпиктет:
«Нас мучит не вещь, не безмолвный предмет,
а лишь представленье о вещи».

А что Эпиктету ответил Нерон,
я, право, не знаю, и с разных сторон
с надеждой, тоскою и страхом,
покорные времени вещи глядят,
с пространством враждуют, друг другу вредят,
питаются пылью и прахом.

В земле по колено стоят города,
но их окружает лишь пыль и вода,
где тонет сухая омела.
И вновь, на свидание к Богу спеша,
подобная ветру, несется душа
по мертвой поверхности тела.

Share
Статья просматривалась 127 раз(а)

1 comment for “Светлана Кекова. Спаси, сохрани и помилуй меня…

  1. Виктор (Бруклайн)
    28 июня 2018 at 16:34

    Светлана Кекова

    Спаси, сохрани и помилуй меня
    от черной земли, от лихого огня,
    еще – от недоброго глаза,
    Ты знаешь, я снова живу на Тверской,
    там место открыто для пыли мирской,
    и всюду она как зараза, –

    лежит на предметах тончайшим пушком,
    и мелкий паук с серебристым брюшком
    ползет по пустому комоду.
    А Волга беременной снится Оке,
    и женщина с веткой омелы в руке
    заходит в прозрачную воду.

    И тело ее от любви не болит,
    ее настоящее имя – Лилит,
    она опускает ресницы,
    и чувствует ужас подземных толчков
    подземная школа для птиц и сверчков,
    чьи крылья мелькают, как спицы.

    Ты в воду заходишь и чувствуешь вдруг:
    вращается рыб заколдованный круг,
    и машут они плавниками,
    и Лулл, чтоб не съела его пустота,
    огромный язык достает изо рта
    своими сухими руками.

    Мы будем пространство делить пополам –
    ты, вечный паломник по женским телам,
    я, Богом зажатая в клещи.
    Когда-то Нерону сказал Эпиктет:
    «Нас мучит не вещь, не безмолвный предмет,
    а лишь представленье о вещи».

    А что Эпиктету ответил Нерон,
    я, право, не знаю, и с разных сторон
    с надеждой, тоскою и страхом,
    покорные времени вещи глядят,
    с пространством враждуют, друг другу вредят,
    питаются пылью и прахом.

    В земле по колено стоят города,
    но их окружает лишь пыль и вода,
    где тонет сухая омела.
    И вновь, на свидание к Богу спеша,
    подобная ветру, несется душа
    по мертвой поверхности тела.

Добавить комментарий