БОРИС ЧИЧИБАБИН. ОДА ОДУВАНЧИКУ

В днях, как в снах, безлюбовно тупящих,
измотавших сердца суетой,
можно ль жить, как живет одуванчик,
то серебряный, то золотой?

Хорошо, если пчелки напьются,
когда дождик под корень протек, —
только, как ты его ни напутствуй,
он всего лишь минутный цветок.

Знать не зная ни страсти, ни люти,
он всего лишь трава среди трав, —
ну а мы называемся люди
и хотим человеческих прав.

Коротка и случайна, как прихоть,
наша жизнь, где не место уму.
Норовишь через пропасти прыгать —
так не ври хоть себе самому.

Если к власти прорвутся фашисты,
спрячусь в угол и письма сожгу, —
незлобив одуванчик пушистый,
а у родичей рыльца в пушку.

Как поэт, на просторе зеленом
он пред солнышком ясен и тих,
повинуется Божьим законам
и не губит себя и других.

У того, кто сломает и слижет,
светлым соком горча на губах,
говорят, что он знает и слышит
то, что чувствуют Моцарт и Бах.

Ты его легкомыслья не высмей,
что цветет меж проезжих дорог,
потому что он несколько жизней
проживает в единственный срок.

Чтоб в отечестве дыры не штопать,
Божий образ в себе не забыть,
тем цветком на земле хорошо быть,
человеком не хочется быть.

Я ложусь на бессонный диванчик,
слышу сговор звезды со звездой
и живу, как живет одуванчик,
то серебряный, то золотой.

Share
Статья просматривалась 442 раз(а)

1 comment for “БОРИС ЧИЧИБАБИН. ОДА ОДУВАНЧИКУ

  1. Виктор (Бруклайн)
    17 июня 2018 at 3:03

    БОРИС ЧИЧИБАБИН. ОДА ОДУВАНЧИКУ

    В днях, как в снах, безлюбовно тупящих,
    измотавших сердца суетой,
    можно ль жить, как живет одуванчик,
    то серебряный, то золотой?

    Хорошо, если пчелки напьются,
    когда дождик под корень протек, —
    только, как ты его ни напутствуй,
    он всего лишь минутный цветок.

    Знать не зная ни страсти, ни люти,
    он всего лишь трава среди трав, —
    ну а мы называемся люди
    и хотим человеческих прав.

    Коротка и случайна, как прихоть,
    наша жизнь, где не место уму.
    Норовишь через пропасти прыгать —
    так не ври хоть себе самому.

    Если к власти прорвутся фашисты,
    спрячусь в угол и письма сожгу, —
    незлобив одуванчик пушистый,
    а у родичей рыльца в пушку.

    Как поэт, на просторе зеленом
    он пред солнышком ясен и тих,
    повинуется Божьим законам
    и не губит себя и других.

    У того, кто сломает и слижет,
    светлым соком горча на губах,
    говорят, что он знает и слышит
    то, что чувствуют Моцарт и Бах.

    Ты его легкомыслья не высмей,
    что цветет меж проезжих дорог,
    потому что он несколько жизней
    проживает в единственный срок.

    Чтоб в отечестве дыры не штопать,
    Божий образ в себе не забыть,
    тем цветком на земле хорошо быть,
    человеком не хочется быть.

    Я ложусь на бессонный диванчик,
    слышу сговор звезды со звездой
    и живу, как живет одуванчик,
    то серебряный, то золотой.

Добавить комментарий