Роланд Кулесский, Ефим Левертов. Гуманисты прошлых веков о евреях (продолжение). В.Г.Короленко (1853-1921)

Начало см. http://club.berkovich-zametki.com/?p=28596, Альфонс де Ламартин, Готхольд Лессинг,

далее http://club.berkovich-zametki.com/?p=29431, Эмиль Золя, Иван Бунин,

далее http://club.berkovich-zametki.com/?p=30805, Сальвадор Дали, Владимир Соловьев,

далее http://club.berkovich-zametki.com/?p=32175, Дмитрий Клепиков, Витольд Пилецкий,

далее http://blogs.7iskusstv.com/?p=63154, Николай Блинов,

далее http://blogs.7iskusstv.com/?p=63412, Эбергард Хельмрих,

далее http://blogs.7iskusstv.com/?p=63815, Ян Карский,

далее http://blogs.7iskusstv.com/?p=64280 Уильям Блэкстоун,

далее http://blogs.7iskusstv.com/?p=64589 Линдон Джонсон,

далее http://blogs.7iskusstv.com/?p=64997 Патриарх Болгарский Кирилл,

далее http://blogs.7iskusstv.com/?p=6541815  Пьер-Мари Бенуа,

далее http://blogs.7iskusstv.com/?p=66409 . Лукас Каррер и Димитроу (Хризостом).

 17  Владимир Галактионович Короленко (1853-1921)

      «Я всегда смотрел с отвращением на безобразную травлю евреев в нашей печати, травлю,                     идущую бок о бок с возрастанием всякой пошлости и забвением лучших начал литературы»                   Владимир Короленко.

Владимир Короленко

Короленко – защитник евреев

Начиная с 1886 года Владимир Галактионович Короленко всегда последовательно выступал в защиту евреев. Его первым литературным произведением на эту тему стало «Сказание о Флоре, Агриппе и Менахеме, сыне Иегуды». В 1888 и 1891 годах он издает очерк «Ночью» и «малорусскую сказку» «Судный день» — произведения, защищающие евреев от их враждебного окружения. Находясь в переписке со своим единомышленником по этому вопросу Владимиром Соловьевым, он писал ему   в 1890 году: «Я всегда смотрел с отвращением на безобразную травлю евреев в нашей печати, травлю, идущую бок о бок с возрастанием всякой пошлости и забвением лучших начал литературы». В рассказе 1895 года «Без языка» было показано желание его героя, еврея из Украины, помочь переселенцам из Волыни в Америку трудоустроиться, решить проблему с жильем. В 1903 году в г. Кишиневе вспыхнул очередной еврейский погром. Короленко откликнулся на него очерком «Дом 13», напечатанный в России лишь через два года, в 1905 году. В очерке были описаны преступления «христолюбивых» соседей против евреев, живущих здесь же. Не ставя перед собой задачи решения еврейского вопроса в целом, он, тем не менее, высказался вполне однозначно: «Если бы я был одним из тех еврейских миллионеров, которые заняты этим вопросом, я бы переселил большинство евреев из места погрома».

В 1910 году Короленко пишет статью  «Черты военного правосудия», в которой были показаны конкретные преступления российских властей против евреев. Так по делу об убийстве еврейской семьи был обвинен и казнен еврей Глускер, и лишь затем были обнаружены настоящие убийцы этой семьи. Также следствие подтасовывало факты в делах Маньковского и Переца Айзенберга, лишь благодаря случайности избежавших казни.

С началом дела Бейлиса Короленко составляет свое известное обращение «К русскому обществу (по поводу кровавого навета на евреев)», (1911 год). Это обращение нашло широкий отклик в среде русской интеллигенции, было подписано многими из них, в том числе Максимом Горьким, Леонидом Андреевым, Верой Засулич. Обращение было опубликовано в газете «Речь» и журнале «Русское богатство». Во время самого процесса Короленко оперативно публиковал в газетах  свои статьи и корреспонденции,  помогая разоблачить устроителей этого процесса. Вердикт присяжных заседателей был оправдательный, но самого Короленко привлекли к судебной ответственности «за клевету». Это обвинение было снято лишь в 1917 году.

В 1915 г. Короленко начал писать повесть «Братья Мендель» о жизни евреев черты оседлости. Сохранились только начальные главы этой повести, но и по ним можно видеть талант автора в показе евреев, их быта, еврейской среды в целом. В 1917 году Короленко пишет очерк «Мнение мистера Джаксона о еврейском вопросе», в котором горячо отстаивалась мысль о необходимости предоставления евреям полного равноправия с народами их окружающими.

В творчестве Короленко евреи всегда были представлены более человечными в сравнении со своим окружением, более благородными и добрыми. С определенной долей ностальгии вспоминает он эпоху великих реформ Александра II. «Теперь этой свободы уже нет, — писал Короленко, — Даже литература молчит о тех или других чертах исторически сложившегося еврейского национального характера, остерегаясь сравнения с лубочной юдофобской травлей. Свобода критики пасует перед угнетением».

После революции, в годы гражданской войны и «военного коммунизма» Короленко продолжал выступать против погромов, заступался за евреев, репрессированных советскими властями. Его частично опубликованные письма и дневники того времени представляют нам Короленко как последовательного юдофила.

 Городовой «Бляха №148»

 В уже упомянутом очерке «Дом №13» Короленко буквально обессмертил своего персонажа – «городового «Бляха №148».  Все поведение этого персонажа демонстрировало отношение  тогдашних кишиневских властей к евреям и к погромам против них. Эти погромы были названы тогда «выражением общественных настроений».

Погромы, начатые в начале апреля 1903 года вместе с наступлением православной Пасхи, вылились в грабежи и разгромы еврейских лавок. Полиция арестовала некоторых зачинщиков беспорядков, а губернатор велел вывести на улицы города патрули. Все это не остановило действия  «патриотической общественности», но губернатор ждал распоряжений «сверху». 7 апреля 1903 года (как раз перед второй волной погрома) Короленко пишет свой знаменитый очерк, в котором появляется его герой — «городовой «Бляха №148». Он кричит: «Эй, жиды, прячьтесь по домам и сидите тихо!». Затем городовой сел на уличную тумбу и просидел на ней все время, как незаменимая натура скульптора в качестве эмблемы христианского праздника. Толпа погромщиков, между тем, вошла в еврейские кварталы и действовала не ограниченная ни какими рамками законности. В погроме погибли около 50 человек, а более 500 – были ранены. Только к вечеру губернатор распорядился о прекращении насилия. К этому времени почти треть города, не менее 1300 домов, была разгромлена. А «Бляха №148» продолжала, между тем, сидеть, символизируя полное равнодушие к действиям погромщиков и жизням людей – «граждан второго сорта». Аресты, суды, увольнение губернатора – все это последовало позже. И вслед за этим последовал резонанс в виде осуждения мировой общественностью и отказа дать России  военные кредиты, так необходимые ей в преддверии будущей войны с Японией. Такова была цена действия, вернее полного бездействия «Бляхи №148». Однако черносотенные погромы на этом не прекратились. Они перекинулись на Киев, Одессу, другие города черты оседлости, что вынудило евреев создавать свои вооруженные отряды самообороны. Таково было начало знаменитого ныне израильского «Это больше не повторится!».

Короленко

 Правдоискатель, всех гонимых

прямой защитник, юдофил.

Одним из самых нетерпимых

к евреев травле стал и был.

За всех  его страдала совесть —

за мусульман и христиан,

чья б ни была печальной повесть —

сектантов, Дрейфуса, крестьян.

 

Звериную как объяснить жестокость

и наслажденье убивать, —

Погромом в головах?  Убогость

от  рожденья? Кто может знать?

Как если б ген антисемитства

к евреям наделял враждой,

тех, жребий чей был с ним родиться,

как был рождён «городовой

под бляхой 148-ой».

Share
Статья просматривалась 358 раз(а)

1 comment for “Роланд Кулесский, Ефим Левертов. Гуманисты прошлых веков о евреях (продолжение). В.Г.Короленко (1853-1921)

  1. Ефим Левертов
    31 мая 2018 at 21:48

    «Я всегда смотрел с отвращением на безобразную травлю евреев в нашей печати, травлю, идущую бок о бок с возрастанием всякой пошлости и забвением лучших начал литературы» Владимир Короленко (из письма Владимиру Соловьеву).

Добавить комментарий