Юлия Драбкина. Так неистово солнца метёт бахрома…

Так неистово солнца метёт бахрома,
что, песками просеяна, бредит зима,
к своему приближаясь пределу.
Расползается время на швах по углам,
превращая пространство в бесформенный хлам –
так бывает душа не по телу.

Будто кто-то порушил семантику слов,
на фонемную пыль твою речь размолов,
и неясные шлёт шифрограммы,
так из рваного мяса слагается стих,
так, должно быть, на раненом теле иных
никогда не срастаются шрамы.

Так бывает: чем дольше безмолвствуешь ты,
тем бессмысленней бремя твоей немоты,
тем несноснее, тем виноватей.
Как больной терминальный не хочет к врачу,
я вот это всё знать о себе не хочу,
как доселе не знала проклятий.

Так не может, не хочется, быть не должно,
чтобы смертью всего обрывалось кино,
режиссура кончалась распадом…
Но сжимаются кольца на мёртвой воде.
Расскажи мне, теперь твоя родина где?
И зачем, если нет меня рядом?

Так не может, но так уже есть, потому
не мигая смотрю в окаянную тьму,
с покаянной мольбой интровертной
незаметно спускаясь на дно-монолит.
И на дне воскрешенья уже не сулит
правота, оказавшись предсмертной.

Share
Статья просматривалась 179 раз(а)

1 comment for “Юлия Драбкина. Так неистово солнца метёт бахрома…

  1. Виктор (Бруклайн)
    12 апреля 2018 at 17:52

    Юлия Драбкина

    Так неистово солнца метёт бахрома,
    что, песками просеяна, бредит зима,
    к своему приближаясь пределу.
    Расползается время на швах по углам,
    превращая пространство в бесформенный хлам –
    так бывает душа не по телу.

    Будто кто-то порушил семантику слов,
    на фонемную пыль твою речь размолов,
    и неясные шлёт шифрограммы,
    так из рваного мяса слагается стих,
    так, должно быть, на раненом теле иных
    никогда не срастаются шрамы.

    Так бывает: чем дольше безмолвствуешь ты,
    тем бессмысленней бремя твоей немоты,
    тем несноснее, тем виноватей.
    Как больной терминальный не хочет к врачу,
    я вот это всё знать о себе не хочу,
    как доселе не знала проклятий.

    Так не может, не хочется, быть не должно,
    чтобы смертью всего обрывалось кино,
    режиссура кончалась распадом…
    Но сжимаются кольца на мёртвой воде.
    Расскажи мне, теперь твоя родина где?
    И зачем, если нет меня рядом?

    Так не может, но так уже есть, потому
    не мигая смотрю в окаянную тьму,
    с покаянной мольбой интровертной
    незаметно спускаясь на дно-монолит.
    И на дне воскрешенья уже не сулит
    правота, оказавшись предсмертной.

Добавить комментарий