Виктор Каган. Невзрачной рыбки запах огуречный…

Невзрачной рыбки запах огуречный

весною петербургской скоротечной

витает в серебристом кураже

и память задыхается счастлúво

прохладным ветром с Финского залива,

куда приду – конечно, е.б.ж.

Б.ж., б.ж. – какие к чёрту если,

когда года покойные воскресли,

как мать, что появляется во сне –

лишь руку протяни… Не тут-то было –

что было, между пальцами уплыло,

а не было – достанется не мне.

Да и не жаль. Я закурю на Стрелке.

Шипит звезда хабариком в тарелке

сырого неба. Бог устал творить.

В Неву вползают ладожские льдины.

Узлы на памяти зудят, но всё едино

не развязать связующую нить.

Что будет, е.б.ж.? Где та гадалка,

которой нагадать судьбу не жалко,

как меч над головой на волоске,

и прочитать в сплетениях невнятных

руки или в слепых кофейных пятнах

когда порвётся жилка на виске?

Да ничего не будет – будет то же,

что было, но на было непохоже,

уж ты не тот, и музыка не та,

и только голос в трубке телефонной

и свет, во мгле дрожащий заоконной,

и на столе нетронутость листа.

Орёл и решка, правда и обманка,

и серебрится корюшка-бананка,

в рот не попало – по усам текло.

Катает в пальцах Бог седую глину,

затёкшую почёсывает спину

и мошкара колотится в стекло.

И, е.б.ж., ещё сыграю в прятки

со смертью, убегая без оглядки

в прозрачный запах призрачной весны,

где белой ночи завязь серебрится

и жизнь с ладони склёвывает птица

с горчинкой привкуса печали и вины.

Share
Статья просматривалась 608 раз(а)

2 comments for “Виктор Каган. Невзрачной рыбки запах огуречный…

  1. Виктор (Бруклайн)
    18 февраля 2018 at 23:11

    Виктор Каган

    Невзрачной рыбки запах огуречный

    весною петербургской скоротечной

    витает в серебристом кураже

    и память задыхается счастлúво

    прохладным ветром с Финского залива,

    куда приду – конечно, е.б.ж.

    Б.ж., б.ж. – какие к чёрту если,

    когда года покойные воскресли,

    как мать, что появляется во сне –

    лишь руку протяни… Не тут-то было –

    что было, между пальцами уплыло,

    а не было – достанется не мне.

    Да и не жаль. Я закурю на Стрелке.

    Шипит звезда хабариком в тарелке

    сырого неба. Бог устал творить.

    В Неву вползают ладожские льдины.

    Узлы на памяти зудят, но всё едино

    не развязать связующую нить.

    Что будет, е.б.ж.? Где та гадалка,

    которой нагадать судьбу не жалко,

    как меч над головой на волоске,

    и прочитать в сплетениях невнятных

    руки или в слепых кофейных пятнах

    когда порвётся жилка на виске?

    Да ничего не будет – будет то же,

    что было, но на было непохоже,

    уж ты не тот, и музыка не та,

    и только голос в трубке телефонной

    и свет, во мгле дрожащий заоконной,

    и на столе нетронутость листа.

    Орёл и решка, правда и обманка,

    и серебрится корюшка-бананка,

    в рот не попало – по усам текло.

    Катает в пальцах Бог седую глину,

    затёкшую почёсывает спину

    и мошкара колотится в стекло.

    И, е.б.ж., ещё сыграю в прятки

    со смертью, убегая без оглядки

    в прозрачный запах призрачной весны,

    где белой ночи завязь серебрится

    и жизнь с ладони склёвывает птица

    с горчинкой привкуса печали и вины.

    • Александр Биргер
      19 февраля 2018 at 2:10

      WEK
      Невзрачной рыбки запах огуречный
      весною петербургской скоротечной
      витает в серебристом кураже
      ——————————
      Koгда «скоротечной» весной по Неве идёт лёд, и ранние загоральшики
      стоят у каменной стены Петропавловки, идёт корюшка. В это время запах свежих огурцов разносится между мостами, и от Охты до Васильевского о-ва и до гавани, а, может, до Кронштадта…»невзрачной рыбки запах огуречный…
      речный …

Добавить комментарий