Ашкеназ

Аскена́з (ивр. ‏אשכנז‏‎ Ашкена́згреч. ᾿Ασχανὰζ; лат. Aschenez) — согласно Библии, сын Гомера[1], сына Иафета, сына Ноя (Быт. 10:3). Некоторые библейские историки считают Ашкеназа предком славянских и германских народов.

Ашкеназ, название Германии — название Германии в средневековой раввинской литературе. Происхождение названия А. не выяснено.

 

В Германии только спать. Эту фразу Игорь уже успел оценить. Находился у друзей в гостях, успел съездить еще на экскурсии и в Бельгию.

А так шляться по городу, старому, но почищенному союзными бомбардировками, было реально скучно. К тому же с языком у туриста был полный капут. Немым легче, они привыкли. Время тянулось медленно.

Тут на предпоследний день подвернулась экскурсия. Вестимо на русском. Автобусная, не очень длинная. В соседнюю землю, как у них административные единицы называют. Земля та была когда-то обособленным древним герцогством и якобы несколько скворечников рыцарских сохранила. Так что и посмотреть и время занять.

 

Народу в автобусе было не густо. Кризис в туризме. Все то ли обнищали, то ли уже все посмотрели. Однако граждан из России нынешней не имелось. В основном скучающие престарелые иммигранты десятилетнего стажа. С Казахстана много. Самое забавное, что последние выглядели культурней европейских. Автобус симпатичный.

Экскурсовод тетенька, очевидно искусствовед. У Игорька сложилось впечатление, что гид профессия в Германии массовая. Каждый рано или поздно пытается себя в этой сфере попробовать. А это вроде профессионалка.

-Доброе утро. Дорогие наши гости, мы баз мерно рады приветствовать…

Зовут меня Ирина я сегодня ваш гид…

Мы едем в известное историческое место…

Земля образованна в пятнадцатом веке, но первые упоминания ещё у римлян. Дальше во времена местных вождей…

Короче земля эта от множества таких же немецких вотчин отличается таинственностью и малым объемом информации. Хорошее начало для экскурсии.

 

 

-Последний курфюрст сгинул…-

Сгинул не сгинул, это четко не установлено потому что Игорь, уставший от быта чужой семьи, мирно задремал в мчавшемся по хваленым дорогам автобусе.

Проснулся, когда подъехали к какому-то замку.

Вышли на стоянке только их автобус. Плюс рядом легковой фольцваген. Такое впечатление Игорь видел его еще перед отправлением. Что, какой-то турист на своем транспорте. Или просто машины схожие.

Народ, кроме сонного Игоря потянулся к туалетам у входа. А через десять минут экскурсовод опять начал повествование.

-Мы находим у замка… Сложное немецкое название. Заложен он в начале четырнадцатого века. Окончательный вид в семнадцатом.  Отреставрирован…

Замок действительно был симпатичный, квадратная немецкая красота. У них вообще все квадратное. Даже женские рожи и те какие-то угловатые. Поднялись по тропинке к воротам.

Прошли в арку крепостной стены реально пахнуло древностью. Каменный туннель закончился и предстал внутренний дворик аккуратный, с брусчаткой выпуклых булыжников. Хоть что-то сферическое, на фоне квадратных зданий и таких же сисек. Кажется, от обилия древнего камня перенеслись в еще одну, другую Германию.

Прошли в первый зал. Народ с умным видом бросился читать информационные плакаты. Игорек, тупой в языках, понял только даты. Солидные.

Дальше по узкой винтовой лестнице поднялись в покои феодала.

Зал с гобеленчиками. Кровать, маленькая по нынешним меркам.

Внимание всех привлек туалет. Средневековый. Комнатка, нависавшая над пропастью с отверстием в полу. Оказывается, отверстие над которым восседали феодалы было самой уязвимой частью замка, через него могли влезть грабители и вражеские лазутчики. Поэтому сортир запирался на мощную дубовую дверь.

Народ с веселым интересом воспринимал информацию, а вот Игорек не очень. Когда все ринулись в современный туалет, он спросонья умудрился любоваться булыжниками стены. Сейчас вид средневекового сортира спровоцировал желание отлить. Да главное какое. Но не бежать же назад к автобусу. Должен быть в замке еще один туалет. Старый больно на виду.

-Бите, Клозет? -Игорек тихо спросил у стоявшего рядом мужика. Но тот только пожал плечами. Кто-то махнул рукой в направление выхода, типа там видел.

Наш путешественник тихо сполз по лестнице, осмотрелся, туалета не было еще у кого-то поинтересовался. Тот оказался немец, дружелюбно улыбаясь направил в нужную дверь. Правда и она оказалась не та.

Игорь уже думал, презрев все приличия, сделать по-рыцарски. Отлить в углу зала. Они ж гадили где жили. В России последнее время со всех экранов неслась эта информация. Если б не увиденный только что средневековый сортир поколебавший историческое виденье Европы, так бы и сделал.

О, вот. Под лестницей находилась дверь. Вполне современная, очевидно стилизовать подвальные помещения поленились.

Как не странно дверь оказалась открыта. Повеяло землей и холодной сыростью.

Игорек прикрыл дверку и в кромешной тьме, на свой страх и риск, наконец то облегчил ресурсы жидкости. Вот счастье то какое слава богу, подвалы есть в замках.

Включил фонарик на телефоне и обнаружил, что стоит перед еще одной каменной лестницей вниз. Ладно не будем испытать судьбу. Решил выйти к своим. Потянул дверь, не поддалась, еще раз, бес толку. Когда закрыли? Дерганул со всей силы. Не удержался на скользкой каменной площадке и кубарем полетел куда-то вниз.

 

Очухался как в кино. Башка болела, телефон зажат в руке. Даже целый, но сеть не ловила.

Игорь включил фонарик. Находился в помещение, довольно большом, отделанном как не странно не камнем, а деревом. По углам сундуки. Старинный резной шкаф, посредине длинный стол. За ним люди. Человек десять.

-Как наверх выйти я заблудился? Гутен морген. — Запинаясь дополнил вопрос немецким словом наш полиглот.

Сидящие за столом внимательно глядели, не произнося не слова.

-Туристе Раша. — Игорь махал руками как сигнальщик.

Что это вообще за сборище? Одеты люди были странно. Сюртуки этак позапрошлого века. Рожи дородные с правильными чертами лица. Буд то вырубленные из камня. Немчура, одним словом.

Может это экскурсоводы собрались в подсобке, чаю попить. Скажу, что это не я, а какой-то араб наверху ссал.

Игорьку вестимо было стремно. Забрался черт знает куда, нагадил под дверью. Сейчас отправят его в местное гестапо. Плюс он считай немой.

-Вы есть с России. Я много там жил. Могилевская губерния. — Произнес наконец один из сидящих.

Ну славу богу. Везде наши. Отлегло, что называется.

-Я от экскурсии отстал. То есть заблудился. —

Один из сидевших обратился к другому на какой-то уж совсем тарабарщине.

-Ви к нам, располагайтес.-Предложил затем сидевший во главе стола.

И он русский знает. Только акцент жуткий, как он экскурсии ведет?

Игорь подвинул тяжелый табурет и уселся за стол.

-Вы работаете в этом замке? — Услужливо задал вопрос.

-Мы в этом замке когда-то делали свои дела. Работали на нас другие. — Объяснил житель Могилева. Это было давно, теперь мы здесь периодически собираемся. Расскажите о себе, молодой человек. —

Игорь не очень понял, кто все-таки, сея честная компания. Но сбивчиво изложил свои анкетные данные.

-Что ж давайте, и мы представимся, иначе выходит не вежливо. —

Затем каждый из сидящих назвал своё имя и должность. Могилевский переводил.

Раввин… Бельгия.

Раввин. Богемия.

Раввин. Саксония.

Раввин…

Раввины. Очень странно. Игорь прекрасно понимал, что такое раввин. Бородатое с пейсами в шляпе. Вполне возможно весьма состоятельное. Хасидские так те вообще с какими-то меховыми колесами на голове.

Данная же братия не то что на раввинов, на евреев не походила. И потом, что за съезд иудаизма в подвале старинного фашистского замка.

-Я и сам еврей. И мне очень будет интересно узнать ваши обычаи и традиции. — Игорек решил подыграть. Мужики под евреев косят. Шутники, а чего не шаманы папуасские. Странно все это.

Те ухмыльнулись и что-то затарабанили на своем.

Потом один обратился к нему.

-Традиции у нас простые, дело сделать. — Прозвучало коротко и угрожающе.

Вы конечно хотите знать, как мы все здесь собрались? -Продолжил он.

Дело в том, что в тысяча восемьсот сорок первом году мы заперлись в этом замке нас даже обстреливали из пушек видели на стенах. Это было очень неосмотрительно привлекло внимание.

Потом просто взяли измором. Представляете осада замка в девятнадцатом веке. Однако дело обстояло именно так. Ашкеназ пал. Именно в тот же день и месяц, который сегодня.

А через сто лет произошла катастрофа. — Сидящие за столом тяжело вздохнули.

Что он несет? Игорь начал не на шутку злиться. Зачем издеваться над туристом, но не знает он языка. Ну похож на еврея. Ну зачем же хамить. Игорь прекрасно понимал, что немцы не должны отличаться любовью к еврейскому населению. Исторически тому есть некоторые подтверждения, но ведь в современной Германии это говорят строго наказывается.

А тут получается уселись в подвальчике местные экскурсоводы. Бюргеры проклятые. И издеваются. Типа раввинский рыцарский орден. В замке осада. Абрам крестоносец.

Однако не драться же с ними. И полицию звать не получится. Их вот сколько, эти фашисты недобитые еще скажут, что он у них авторучку украл. Его же как не местного и закатают. Вообще Игорь сразу по прилету в Германию понял, что немцы как были эти… Так и остались. Ну что делать, надо выкручиваться.

-А что за Ашкеназ, который пал? — Создав услужливое выражение лица поинтересовался он.

Могилевский немец перевел.

Чувствуется угадал с вопросом, на лицах, сидящих появилась детская радость. Будто денег пообещали. Вестимо, немчура, как и евреи жадные.

-Как возник он? — Подсуропил вопрос Игорь

Главный перебросился парой слов с могилевским переводчиком, очевидно дал добро на повествование.

 

-В первом веке до нашей эры Царь Ирод, на одном из этапов своей хитрой дипломатии с Римом в знак уважения предложил им часть своего войска.

Ирод был знатный пройдоха. Этим он решал несколько вопросов. Отдавал часть дани своим союзникам, выводил за пределы иудеи часть опасных для него людей. Которых он включил в состав формирования. А при случае удачных походов на отдалённых землях появлялись иудеи.

Цезарь на тот момент увлекался идей создания национальных легионов. Разумеется, под строгим присмотром римского начальства.

Так был сформирован иудейский легион. Состоял он разумеется не только из иудеев, но и прилегающих народностей. А среди иудеев было много знати, даже члены семьи Хасмонеев.

Ну можно провести аналогию с дикой дивизией времен первой мировой.

Легион был послан в Германские земли. Подальше от ближнего востока, дабы между сражающимся сторонами было как можно меньше общего.

Легион проявил себя очень достойно. Выиграл несколько битв у местных племен. И в наиболее удобном клочке германской земли основал крепость.

Типичное военное римское поселение.

Немец встал и снял с одной из полок толстенную книгу. Перелистнул пару страниц. На одной была иллюстрация в виде гравюры. Частокол с множеством палаток внутри. Игорь вспомнил картинку из учебника истории. Римский военный лагерь. Что ж вполне логично. Какие-то надписи, на непонятном языке.

Экскурсовод продолжил рассказ.

-Как это частот бывало лагерь перерос в город, ну или точнее в большую деревню на местный манер обнесенную забором.

Жители представляли из себя продукт смешения местного населения с иудеями, римлянами и еще бог знает, чем. Собственно, как и все нации вокруг. Однако главным в этом коктейле был иудейский компонент.

Земля эта хоть и была римским протекторатом, но жила по иудейским законам. Что устраивало и германцев, и римлян.

А уже ко второму веку нашей эры местность выглядела так. —

Лектор переплеснул пару страниц.

Уже каменная постройка. Квадратненькие башенки. Ну куча деревянных построек вокруг.

Крепость, или если хотите город, назывался Ашкеназ. —

-В честь кого назвали? — Полюбопытствовал Игорек.

-Разные версии. Так звали командира легиона. Или это местность у германцев носила схожее название, однако конечной версии нет. —

В этот момент главный немец раввин, сидевший во главе стола, что-то задумчиво произнес на своей тарабарщине.

Переводчик вопросительно посмотрел. Главный отрицательно покачал головой. Что-то не договаривают. Ну да ладно.

Еще царю Ироду докладывали о поселение Ашкеназ, он даже хотел посетить сие места, но не успел. Скончался.

Ирод же, будучи фигурой хитрожопой преследовал целью не только улучшение отношений с римлянами.

 

Иудея, как и любое государство чувствующее приближение худших времен готовилось к отступлению. Точнее его элита. Ну к примеру нацисты подготовили себе Аргентину и Уругвай. Сами понимаете это не близко.

Так же и в Иудея обзавелась запасными аэродромами. Правда власть в нашем конкретном месте принадлежала не как не династии Ирода. Он же согнал туда с глаз подальше представителей враждебных семей.

Сами посудите, изгнанные народные массы. А точнее толпы оторванных от своих хибар бедняков передохли бы от голода, ну или смешались бы с местным населением. Времена первобытных людей прошло. Свободных участков суши с комфортными условиями поблизости было не густо. Однако иудеи смогли обосноваться на чужих территориях, как самостоятельный народ. —

Рассказывал довольно складно. Конечно подобных версий Игорь раньше не слышал. Ну так он и не историк.

На душе стало спокойней. Ну попал на пересменок к экскурсоводам. Ну пошутили люди вначале. Вот только как назад выбираться, дверь то закрыта.

Однако какое-то из нутра идущее любопытство отвлекло от мыслей об автобусе и своем нахождение черт знает где.

Главный в этот момент опять что сказал могилевскому.

-Прошу прощения меня поправили. Территории не чужие, а наши. Мы эту землю завоевали, часть наших предков жила здесь еще до этого, не забывайте об изнасилованных легионерами германских женщинах и наконец мы почти две тысячи лет делали все для процветания этой земли. —

-Почему почти? Календарно получается уже больше двух тысяч. — Тактично поправил Игорь.

Главный то прав. Возьмите большинство стран. Официальных, все то же самое.

-Меньше, вы что забыли? Мы все погибли в первой половине девятнадцатого века. —

Опять двадцать пять.

Игорь наконец набрался решимости подошел к лектору и произнес.

-А можно сфотографировать страничку? —  Фанатично любил щелкать все интересные записи вокруг на телефон. Иногда весьма помогало. В спокойной обстановке вдумаешься и видишь много, чего не заметил бы на ходу.

Немец не возражал. Книжку с картинками отщелкали.

-Господин, большое спасибо за ваш рассказ. Но я иностранец, находящийся у вас в гостях. Я оплатил экскурсию, другую не вашу. Если я отстану от автобуса, вы будете обязаны компенсировать мне проезд и неустойку. — Немцы очень жадные, это должно на них подействовать.

Игорь в знак благодарности за исторический экскурс попытался пожать руку немца. Увиденное ужаснуло.

Рука, будто голограмма, прошла через конечность экскурсовода. Да именно так. Голограммой являлась рука Игоря, а не оппонента. Как в фильмах о несчастном приведение.

-Че то, господин, вы немножко оболочка земной потерять? Это лучше, чем потерять содержаний, а подавно потерять и то и другое. — Заметив казус, произнес главный немец за столом.

-Главный гад оказывается не только русский знает, так еще и без акцента может говорить.

— Это сон, мне все снится. Чего ж так страшно. Бежать. — Мысли стреляли только так.

Игорь повернулся и влетел в дверь. Поскольку он бесплотен, то даже открывать дверь не стал. Однако вместо того, чтоб как положено приведению пройти сквозь стену, отлетел назад, пребольно ударившись плечом. Какой же это сон, когда больно.

-Молодой человек, вы можете быть голограммой только для одушевленных предметов. А для не одушевленных, деревянных или каменных покрытий, ваши свойства сохраняются. —

-По-по-по че-че-че му-му? — От ужаса челюсть дрожала.

-Ну помните, скажем кентервильское привидение. — Это с ним уже говорил главный. Абсолютно без акцента. Привидение как вы помните из мультфильма в кандалах. Было бы оно полной голограммой, как бы на него одели кандалы? —

Логично.

-Какие кандалы. Господа я-то же еврей, у меня дедушка воевал против фашистов. Я думаю с женой переехать в Германию на ПМЖ. Что вам от меня надо.

И потом евреи же добрые, они не одевали кандалов. — Игорь от ужаса нес уже полный бред, но остановиться не мог.

-Обижаете, еще как одевали. — Недовольно хмыкнул могилевский товарищ.

Посмотрите. — Опять отлистал нужную иллюстрацию в книге.

Предстала картина, маслом. Изображены были какие-то иезуиты или инквизиторы, сидящие рядком, перед ними сильно помятый господин в кандалах с кровоподтеками. На заднем плане определялись классические орудия пыток. И готовый к труду палач.

— Вернемся к картинке. То, что вы видите вовсе не допрос христианской инквизицией еретика иудея.

Это допрос раввинским судом Бейт Дином еврея доносчика. Кстати иудейская инквизиция тоже существовала. —

-А что дальше было с допрашиваемым. Я где-то слышал его удаляли из общины. — С надеждой на лучшее спросил Игорек.

-Вопрос дельный. Слава богу вам уже лучше. Варианты были разные: иногда отлучали от общины, иногда штрафовали, иногда казнили. Иногда умирали не дожив приговора. Под пытками. —

-Евреи пытали евреев? —

-Еще как. И не в угоду местной христианской власти. А во благо иудеям. Я думаю, вы среди соплеменников видели не мало дряни. Если её вовремя не начать пытать, она начнёт пытать тебя. Страх атрибут власти.

Без полного комплекта необходимых атрибутов любая империя в том числе и Ашкеназ не продержалась бы и десятка лет. —

-Ой, зачем я сказал, что еврей. Это не евреи, это все-таки немцы. — Игорь чуть продышавшись мог соображать. Хотя ужас продолжал витать в пространстве загадочной комнаты. Они заманивают нас в плен и пытают. — Делал выводы разум.

На хрена вообще к этим фрицам поехал. Надо было их в сорок пятом всех с землей сравнять. Культурная нация. Европа. Звери. —

Что-то сказал один из немцев, ранее не участвующих в разговоре.

Могилевский его выслушал и обратился к Игорю.

-Товарищ, вас не кто пытать не собирается. И дальнейшая ваша судьба зависит от адекватности вашего восприятия. Вот послушаете про нашу страну, может обретете телесную оболочку. Так только духовная, а на чистой духовной оболочке. Сифорден, по-нашему, далеко не уедешь. Подышите, водички выпейте. — Протянул ему стакан.

-Что я должен сделать. – Игорь отхлебнул и стало легче.

-Да собственно уже сделали. К нам в гости пришли. Сегодня особый день. Приведения существа одинокие. А тут такой человек. — Народ за столом весело захихикал.

-Какой человек? Какой особый день? Я простой турист. Зарплата у меня средняя. Кредит не давно погасил. Знать некого не знаю. Зачем я вам? —

Отвечать начал главный. Затарабанил на своем. Могилевский переводил. Остальные мужики одобрительно кивали.

-Правильно сказали. Человек вы не какой. Совершенно заурядное создание. Практически глина. А мы из вас сделаем мыслящую субстанцию. —

-Я вообще то не хочу насильно становиться мыслящей субстанцией. И счастливым насильно быть не хочу. — Игорь отбил несколько загадочную для себя фразу.

-Знаю, что не хочешь. Только, кто ж тебя спрашивает. Мы не какие не добрые приведения. Нам прощения не надо.

Ты теперь будешь много чего вокруг замечать. И люди с тобой интересные общаться начнут. —

Издеваются. Схватили бедного туриста. Так эти кровососы издевались много столетий над своими верноподданными. Евреями или христианами. Накрыли их шайку, теперь обижаются.

Обычное привидение что делало? Убивало там жену. Брата резало. Вообще не при делах состояло.

А эти гопники кровососы держали бедных иудеев в дерьме. В нищете. За то те денежки все, заработанные, на протяжение тысячи лет им отдавало. А они их складывали в кубышку.

Конечно все евреи в европейских странах на них пахали, а столица получается в Германии. То то немецкие евреи жили лучше всех остальных в Европе. Это как москвичи за счет всей России.

Ты пособирай так из поколения в поколения дань и сумей не разбазарить. Сколько ж будет. —

Игорь, надо сказать, сам удивился своим мыслям. Вроде элементарно, а раньше никогда не задумывался об этом.

Главный сидящий за столом внимательно посмотрел и буквально просиял. Что-то сказал могилевскому.

— Вот видите. Уже и думать стали. А то хочу, не хочу.

Мы вам тут не сказки собрались рассказывать. Сами разобраться должны.

Ваши измышления кстати верные. Единственно надо поправить. Не держали мы народ в такой уж нищете. Временами уровень нашего иудейского сообщества превосходил христианский.

Вы ведь берете обычно за образец жизнь знати, а прикиньте как жил простой народ в России веке так в восемнадцатом. И соотношение его в общем население.

Во Франции, к примеру, дела несколько лучше обстояли. Но голод, который был в последние годы царствования Марии Антуанетты, унес жизней простого народа много больше чем все гильотины последующих лет. —

-Все-таки мужики оправдываются. Однако то же мне подарок. Ну буду я видеть всю гадость вокруг, не ту что в газете. Вот если бы денег дали. У них наверняка припрятано. Как бы повежливей попросить? —

Главный весело подмигнул. И обратился с речью к сослуживцам. Те одобрительно закивали головами.

-Да денег нам не жалко. Ты правильно мыслишь, у нас заныкано. Все вытряхнуть не смогли. Будут тебе финансы, только при одном условие. —

-Каком, душу продать? —

-Родной, не по адресу. Нашел ломбард.

Нас мучает забвенье.

Про нас не кто не вспоминает.

Как пласт истории мы стерты.

Часть религии оборотистые потомки наших рабов вывернули на изнанку и плодят даже не людей, а баранов. Костюмчики то какие выкопали. Так даже сумасшедшие в венецианском гетто не одевались…

Поэтому, смотри на мир как сейчас настроили. При случае напоминай о нас и гонорар у тебя в кармане. Сам наткнешься. —

-А гарантии? — Игорь, пропитавшись деловым духом высшего сословия, перестал стесняться.

-Наше честное слово. —

-Хм…-

-Поверьте держали. Когда замок взяли кое кто из нас был жив. Предлагали в обмен на отречение и еще кой некоторые шаги даже отпустить. Конечно потом бы прикончили. Не думайте, что убив десяток человек обезглавили Ашкеназ. Резня прокатилась потом по всей Европе.

Мы отказались от псевдожизни и легкой смерти. Нас казнили. Сожгли на кострах. Во дворе. Ямки от врытых тогда столбов видны до сих пор. Потом пойдете обратите внимание. —

-В девятнадцатом веке сожгли? —

-А чем он гуманней других. А сколько сожгли в двадцатом.

Вы упрекнули нас в жестоком обращение с подданными, но спустя сто лет пришла катастрофа. Потому что нацию обезглавили. —

-А типа с вами холокоста бы не было. —

-Не а. Много раз пытались. Но до такого не доходило. —

-Подождите, а вот эти богатые еврейские банкиры… Как их. Фамилия с языка соскочила. Они разве не из ваших. Или христианские аристократы поставили их просто управляющими над отвоеванной у вас собственностью? —

-Правильно. Над частью. А так бы до сих пор их семейка яблоки на базаре мыла и в два раза дороже продавала. —

Игорь еще раз посмотрел на обитателей подвала. Лица людей, выбравших предательству смерть на костре. Да, сколько чудес в мире. Надо будет рассказать.

А как? У него ж телесной оболочки нет.

-В шкафу возьми. — Царственным тоном, без переводчика, произнес главный.

Игорь потянул дверь старинного резного шкафа…

 

Путешественник открыл глаза. Лежал на кровати. Возможно феодальной. Вокруг толпились люди из его автобуса. Какие-то немцы. Наверное, местная скорая.

Я что, со ступеньки упал? —

-Да не вы первый здесь. Уже много народу на спуске грохнулось. Ой дали мне этот маршрут. Конечно, что получше себе…Как вы себя чувствуете? — Экскурсовод Ирина перешла на актуальную тему.

Да вроде нормально. — Игорь попытался сесть. Получилось. Затем встал с кровати. Медицина в лице скорой не препятствовала. Кстати, даже голова не кружилась и не болело ни чего. Буд то спал.

Врач отточенными движениями ощупал ему голову, заглянул в зрачки, потыкал трубочкой.

Что-то сказал экскурсоводу.

-Видимых повреждений нет. Можете проехать в стационар, для дальнейшего обследования. Страховка у вас есть? —

Брал не брал страховку, вроде да. Только уж больно не хотелось ему куда-то ехать, да и чувствовал себя нормально.

-Нет спасибо. Если что, я потом. —

Немецкий доктор не настаивал. Попросил что-то черкануть в карте. Наверное, отказ от госпитализации. Получив заветную подпись удалился.

Игорь был рад не сколько хорошему самочувствию А скорее концу загадочного, не шибко радостного виденья.

-Поехали если вы себя хорошо чувствуете, -почти приказными тоном объявила экскурсовод. Из-за вашего полета мы и так выбились из графика. —

Народ молча пополз к выходу. Как-то не очень тактично, может у него сотрясение, а тут шнеле, шнеле. Хотя к немецкому хамству Игорь уже адаптировался.

Вышли во двор. От свежего воздуха настроение стало лучше. А воспоминание и вовсе как рукой сняло.

Еще раз оглядел дворик замка. Привлекла внимание следующая деталь. На брусчатке виднелись загадочные ямки. Около десяти примерно в нескольких метрах друг от друга. Такое впечатление что когда-то на этих местах находились столбы.

Мало ли может телеграфные или белье сушили. Лучше гобелены после стирки.

Игорек подскочил к экскурсоводу и поинтересовался следами.

Экскурсовод почему-то боязливо на него зыркнула и буркнула что-то типа, не знаю.

К автобусу подошли быстро Игорь залез внутрь. Народ еще толпился на улице.

Хотелось все-таки с кем-то поделиться впечатлениями. Разумеется так, что б в дурку не закатали.

-Странный замок. — Обратился он к скучающему перед отправлением шоферу.

— Это верно. — Тот очевидно был рад возможности поболтать. Местные его не любят. Говорят, здесь приведения. —

-Ну это в любом замке. — Решил повилять Игорь.

-То же правильно. Хотя не так давно случай был. Прибыл сюда один всемирно известный банкир, барон этот, как его… Богатые самые, хотя, наверное, уже нет. Не самые.

Короче нарицательное имя для любого бедняка.

Какого черта его сюда понесло. Пошел по дворику гулять. Наступил в какую-то ямку и ногу сломал. —

-Ты смотри. Так что, на гипс денег у барона не было. —

-Да на гипс, наверное, отложил. Только оказалось перелом не из-за ямки, а метастаз в кости. Вскорости барон кони двинул. —

-Ну совпадение. Ямки то заровняли? —

-Какое. Нынешние немцы такие раздолбаи, а бюрократами всегда были. Вроде говорили, что собираются. А эти ямы здесь, наверное, с незапамятных времен. —

Народ начал забивать автобус. Экскурсовод пересчитал количество голов. Плавно тронулись.

-Дорогие друзья мы посмотрели замок. Не без приключений, Экскурсовод кивнула на Игоря. Салон одобрительно заохал. Но все славу богу обошлось. Через двадцать минут мы въедем в город. Расположимся у уютного кафе там все не дорого предлагаю перекусить. У нас маршрут дальше насыщенный. —

Игорь смотрел в окно на удаляющейся замок. Строение как строение. Квадратненькое, не особо эстетичное. Правда как-то больно гармонично сливающиеся с окружающими холмами. Те кажется то ж квадратные. Буд то буквы загадочного алфавита.

Сновиденья полностью остались в этих каменных строениях, а в голове стало чисто. Распогодилось кстати. Небо то же одним цветом, как на открытке. В пейзаже так забавно смотрелись зеленый, голубой и серый цвета, серый был ограничен силуэтом замка, что Игорь решил сфотографировать на память.

Достал телефон, включил камеру. В мониторе был квадратик предыдущего снимка. А что он снимал. Вывел изображение. Фотография рисунка из неизвестной книги. Допрос человека. Крепость. Римский военный лагерь.

Игорь всматривался в рисунки. Это что все взаправду или он опять заснул.  Вроде тот же автобус те же пассажиры. Может пока он лежал без сознания чья та рука нафоткала на телефон. Но зачем?

Лекция про загадочный Ашкеназ опять предстала в сознание во всех деталях.

Ямки от столбов во дворе замка. Фотографии. А ведь реально, не врали, слово держат.

Тем временем подъехали к ресторану. Вышли.

Взяв национальное достояние немцев, сосиски, Игорь сел за стол с экскурсоводом.

-Скажите вам ничего не говорит такое название Ашкеназ. —

Экскурсовод злобно вскинула глаза.

-Где наслушались. — Чувствуется Игорь и так был ей не особо симпатичен, а тут вообще съехала с катушек.

Запомните. Не чего не было. Все клевета. Евреи всегда подчинялись власти той страны на территории которой жили. Раввин мог только регистрировать брак. Или выдавать разрешение на резку кур. Мы живем, точнее я живу, а вы находитесь в гостях у великой европейской державе. С великим пластом истории её коренного народа. Мы здесь гости. Только я эту страну, давшую мне приют, люблю, а вы так проездом. —

В голосе женщины одновременно была злоба истерика и какая-то безразличная покорность. Буд то мычание домашней скотины.

-Все, надо от этого маршрута отказываться. — Это очевидно она сказала уже сама себе. Экскурсовод схватила свою тарелку и переместилась за другой стол.

Такое впечатление, что про за Ашкеназ еще кое кто знает. И достают девушку вопросами.

Может ей велели по этому поводу молчать. Конечно, кому охота вспоминать о кровавых разборках на уровне государства.

А еще барон этот ногу сломал. Какого черта его сюда принесло. На места боевой славы. Посмотреть где его предки своих хозяев помогли прикончить.

-Ашкеназ. — Еще раз в слух и довольно громко произнес Игорь.

-Вы меня звали- Повернулся к нему мужчина сидящий за соседним столиком. —

-Вас? Почему? —

-Вы же произнесли Ашкенази. Ашкенази, это моя фамилия.-

-Извините, я произнес не Ашкенази, а Ашкеназ название одного древнего государства. —

-Некогда не слышал. — Мужчина пренебрежительно пожал плечами. Ашкенази, ашкеназцы это европейское еврейство. —

-Есть еще сифарды. -Поддакнула дама, сидящая рядом с мужиком.

-А от куда пошло такое название? —

— Не знаю. Что вам надо? — Мужчина, сразу видно, был явно недоволен вопросу.

Я не люблю этих разговор про древность рода. У меня в семье все были хорошие, простые люди. –

-Почему простые. — В разговор опять встряла женщина рядом. Я его сестра, в девичестве тоже Ашкенази, но сейчас у меня другая фамилия по второму мужу.

У нас совсем не простые предки. Наш прадед еще да революции владел мельницей. А дед был врач. Закончил институт одним из лучших. Больше всех, среди коллег, любил больных. Всегда готов был оперировать до потери пульса. Кстати я тоже врач…-

Брат Ашкенази грустно посмотрел на сестру, очевидно среди правнуков мельника были разногласия.

-Повторю. Простые хорошие люди. — Назидательно произнес.

-Интересная народность. — Игорь не смог сдержать сарказм.

-А вы кто? Вы кто такой. Я вижу, что турист, приехали и качаете права. Думаете мы боимся вашего Путина. Для нас он не кто. Диктатор. Вот мы теперь живем в свободной стране, а вы так и будете гнить под гнетом кагебэ. —

Ашкенази попыхтел еще пару минут и успокоился. За это время он раз десять помянул Путина и эмигрантов сирийцев.

Касаемо последних, надо заметить, за все время нахождения в немецкой земле не одной сирийцеподобной личности Игорь не углядел. Хотя питаемый слухами ожидал столкнуться с целыми толпами. Может они как вампиры выползают по ночам, да бы кусать немецких обывателей.

В беседу включился и мужчина мужественно голубоватой наружности. Это столик сбоку.

-Ой знатные роды. У евреев. Грузинские евреи любят свои родословные писать. В Израиле боевые еврейские топоры столетней давности находят. Я сам историк притом еврей. Таки да. Меня это так раздражает, когда пытаются нафантазировать историю на пустом месте. Взамен не то что документа, клочка туалетной бумаги не предоставив. — Историк жеманно улыбнулся. У нас есть мощная древняя история её хватит. А всякие там боевые топоры у евреев. Я вас умоляю. —

-Но ведь были же еврейские пираты. Я книжку читала…— Это уже сестра Ашкенази подала реплику.

-Ага, еврейский пират. Впереди полощется веселый Роджер, а сзади всегда белый флаг поднят. — Мужик пренебрежительно хихикнул.

-Скажите, а какими пытками иудейская инквизиция пытала предателей? — Сам не понимая зачем задал вопрос Игорь.

-Что, не понял. Какая инквизиция? — Вопрос, судя по выражению лица, вызвал у историка беспокойство, а то и страх. Ой, это вас там в России пытают, или в Израиле арабы. Ой, такого я еще не слышал. Это что, новый виток Путинской пропаганды. Вот ведь не верил, а тут сам с представителем столкнулся. — Страх на его лице сменился гримасой явного презренья к представителю третьего мира.

Пристыженный турист, к тому же почуствовший себя практически личным ставленником Путина, быстренько доел сосиску и укомплектовался в автобус.

 

Рядом с Игорем на свободное сиденье уселся господин. Привлек внимание он еще в начале поездки. Чем не понятно.

-Не помешаю? — Произнес четко, но с явным акцентом. Гюнтер. — Представился, улыбнувшись сосед.

Мужик был лет семидесяти, статный с правильными, немного острыми чертами лица. Дородная такая рожа. Что-то знакомое, вот что?

-Игорь, а вы давно в Германии живете. — Из вежливости спросил Игорек.

Гюнтер. Это очевидно из каких ни будь казахских немцев-переселенцев.

-С рожденья. —

-Вы коренной немец. А почему так хорошо говорите по-русски? —

-Еще я знаю английский, итальянский. Идиш. Немного иврит. Да я коренной немец, моему роду больше тысячи лет. —

Игорь хорошо знал от друзей, немцы закрыты. Живут своими семьями и матери родной не доверяют. Аристократия у них есть. Это еще более закрытый клан. Для иммигрантов, евреев не евреев, типа инопланетян. Все слышали, но никто не видел.

Может мужик врет. Да нет, не похоже.

-Как замок? — Гюнтер спрашивал с большим интересом.

-Красиво. —

-Красота в выгоде и пользе. Как говорил Фридрих-Вильгельм, груда убитых солдат красивее полотна любого живописца, ибо они приблизились к творцу, отдав свои жизни на поле брани. —

-Возможно. — Игорь о такой красоте не задумывался. В такой точке зрения есть что-то языческое. —

-Языческое было изначально. Магия, присущая любой стране, определяется, пожалуй, не христианством, а религией предков. Получается язычеством.

Сила земли- сила нации. —

— Это ж чистый третий рейх. — Подумал Игорек. Главное мужик не боится, орет на весь автобус. А еще говорят здесь это порицается. Выходит, опять. Долой стереотипы.

-А вы что ни будь слышали про местность Ашкеназ? —

— Это от куда мы сейчас едем? — Как не в чем не бывало улыбнулся Гюнтер.

Еще моему деду его дед рассказывал о победе над ними. —

Про его виденье что еще кто-то знает. Но на прямую спрашивать Игорь не решился.

-Простите, Гюнтер, а почему вы решили съездить на эту экскурсию? —

-Подоплеку вашего вопроса я понимаю. Ну а почему бы нет. Интересная экскурсия, интересные экскурсанты. —

Что ж дед интересного в иммигрантах и туристах нашел. Наверное, тихо презирает, зачем в одном автобусе трястись или совсем на старости лет делать не чего?

-Я социолог. Сейчас уже на пенсии. Конечно иногда консультирую молодых коллег. Моя тема европейской еврейство. Подчеркну европейское. Израиль, Америка не мое.

Меня интересует новое еврейство Германии как социум. Порой это удобно изучать изнутри. Экскурсии. Концерты. У меня много друзей среди руководителей религиозных общин.

Какое направление в иудаизме вам больше импонирует? —

Игорю не импонировало ни какое. Да и разбирался плохо. В сознание почему-то всплывало выражение не давнего знакомого.

Часть религии потомки рабов наших предков вывернули наизнанку…

Так даже сумасшедшие в Венецианском гетто не одевались…

Дедок, наверное, плотно с этими потомками сотрудничает. А они с ним.

-Игорь. -Немец внимательно посмотрел. Что вас привело в этот замок. Почему потеряли сознание, у вас с этой местном что-то связанно? —

Дедуля как допрашивает. Теперь точно связанно. Не рассказывать же про подвальные виденья.

-А как вы коренной немец смотрите на еврейскую миграцию в Германию. Я не хочу вас обидеть, просто мнение мне очень интересно. — Ушел от ответа.

-Отношусь прекрасно и ваш вопрос понимаю. Еврейская иммиграция в Германию вещь необходимая. Я считаю, что она пока мала. Единиць надо еще определенное количество. —

-Но ведь многие ничего не делают, сидят на социале. Это получается за счет немцев живут. —

-Ну и что. Я не экономист, социолог. Но поверьте все рентабельно. —

-Вы, наверное, чувствуете вину за холокост? -Да бы не задеть чувства аристократа, эту фразу Игорек произнес как можно жалостливей.

Гюнтер только озарился фирменной немецкой улыбкой.

-Вы спросили сколько мне лет. В сорок пятом было четырнадцать. Я был ранен обороняя Берлин в составе фольксштурм. О чем не на минуту не жалею. —

Ого, дед то древний. Воевал в гитлерюгенде. Аристократ. Игорь почему-то вспомнил, что слышал, аристократия не поддерживала Гитлера. И потом почему фашист так рад евреям?

-А как аристократы относились к Гитлеру? — В нагляк озвучил он свои мысли.

-Неоднозначно. Дело не в этом. Если хотите знать мой род очень не любил Фридриха Великого, мои предки даже воевали с ним.

Он не только сотрудничал, но и брал деньги от этих. Он был их плотью.

Так же, как и английская королевская семья. Посмотрите на их физиономии. Бомбардировки Хиросимы не сравняться с масштабом бомбардировок в Германии. Мы не когда им этого не простим, и вряд ли бы кто ни будь из нас поехал в Англию получать от правительства социал. Даже находясь в весьма бедственном положение. —

О вот куда дед ведет. Ведь главное орет на весь автобус. Игорь даже испуганно оглядел салон. Но все либо спали, либо мирно глядели в окошко. Может делали вид, а может и дедок рядом был приведением.

Однако трогать Гюнтера Игорь не решился. Вдруг опять какие сюрпризы в материализации.

-Я социолог. И в том числе занимался разработкой программы по наполнению Германии евреями. Разработки начались еще в шестидесятых. Опирались больше не на экономические составляющие, а на опыт исторического формирования нации. Экономика меняется быстрее чем психика человека.

Были противники. Я же всегда утверждал, что бояться тех евреев, которые добровольно, на фоне относительного благополучия, едут в Германию не надо. Они квалифицированы и послушны.

Главное не пропустить этих. —

-Кого этих? — Удивленно спросил Игорь. Хотя прекрасно понимал о ком идет речь.

-Почему вы упали в обморок в замке? — Вопросом на вопрос ответил Гюнтер. Что то у вас там имеется. Личное? —

Ух ты, а дедок может и еще на службе. Не просто так значит подсел. Хранитель семейных ценностей. Не добили под Берлином бедного мальчика.

-У вас там то же что-то личное. — Заломил странный ответ Игорь.

-Правильно. Открою вам тайну. Я смертельно болен. Метастазы жрут мои легкие, но почему то, прогуливаясь по замку мне становится легче.

Дед говорил, что на поле выигранной битвы раны у солдат затягивались сами собой. Что-то сродни этого. —

-А вы уверенны что выиграли? Сами же сказали кто-то из этих еще остался. Раз так их опасаетесь. —

Гюнтер смерил Игоря взглядом Вильгельма завоевателя и Брунгильды в одном флаконе. Потом о чем-то задумался. Затем кажется испугался собственных мыслей. Даже пот выступил на лбу.

Не прощаясь встал. Прошел по салону к водителю, что-то сказал. Автобус подрулил к обочине и распахнул дверь. Гюнтер вышел. Игорь с удивление увидел, что к аристократу тут же подрулил фольцваген, тот который всю дорогу следовал за автобусом. Значит у деда есть свой шофер, может и охранник.

Ты смотри как испугался при мысли об этих. Смерти старик не боится, этих значит опасается. Знает, что и на том свете ждут.

Молодцы ребята. Они слово держат.

 

Share
Статья просматривалась 319 раз(а)

1 comment for “Ашкеназ

  1. Александр Биргер
    11 февраля 2018 at 0:08

    «Народу в автобусе было не густо. Кризис в туризме. Все то ли обнищали, то ли уже все посмотрели. Однако граждан из России нынешней не имелось. В основном скучающие престарелые иммигранты десятилетнего стажа. С Казахстана много. Самое забавное, что последние выглядели культурней европейских. Автобус симпатичный…
    -Евреи пытали евреев? —
    -Еще как. И не в угоду местной христианской власти. А во благо иудеям. Я думаю, вы среди соплеменников видели не мало дряни. Если её вовремя не начать пытать, она начнёт пытать тебя. Страх атрибут власти…»
    ————————
    Вот и «прокололся» автор, не ашкеназим он, а сефардим :). Были koгда-то «ашкеназы» , в Ашкеназии, а теперь все вышли, иммигранты-сефар-димы лучше и культурнее выглядят. Рассказ весёлый и живой., жаль что не в Мастерской, в Блогах пройдёт незамечен.
    /Повторяется дважды (3-жды) ошибка: «для нас он не кто», надо бы
    уточнить: «Никто» или «нЕкто», но это исправимо. /

Добавить комментарий