Дискуссия о туалетах и не только (из Гостевой)

Дискуссия началась постановкой 7 января с.г. В.Воробейчиком фотографии разрушенного дома в Архангельской области, вызвавшей оживленную беседу.

Г-н Суравикин оживленно откликнулся на поставленную картинку: «Владимир приветствую! Где же (примерно) это снято? Я бы предположил — где-то в Сибири? Примерно в таких условиях прошло детство моей супруги. Мы звоним иногда — там практически ничего не поменялось, только много работ закрылось, и на весь городишко остался один врач. Так что второй вопрос любопытствующего — какой примерно давности снимок?».

Г-н Воробейчик сразу же ответил: «Снято это в районном городе Каргополь Архангельской области. Вот ссылка на сайт, где это было опубликовано. На меня эта работа произвела сильное впечатление.
http://rasfokus.ru/photos/photo1706335.html#c4933974».

В разговор включился Борис Дынин: «Я прочитал отклики. Интересно общее их настроение — тоскливо-злое-ностальгическое, за исключение пары: «как хорошо было в простоте и коммуналке».

Суравикин продолжил беседу: «Насчёт сильного впечатления. У меня первые годы работы прошли в командировках «по северам, по СибирЯм». Насмотрелся такого вдоволь. И там, где не «столицы» и нет «нефтегаза» — виды теперь такие же как были а то и хуже. Вспомнил как в молодости один из соучеников (москвич) съездил в подмосковный город Верею (километров 90 от Москвы, не Сибирь и не Архангельская область). Вернулся и, трясясь, рассказывал, что побывал в 16-м веке. Всё это грустно — пока не поймёшь что это — генетика, неизлечимо. После этого тоже грустно, но понимаешь — природа. Её не изменить ничем кроме как завоеванием более цивилизованными. Но России это не грозит. И цивилизованным ныне не до завоеваний: своих проблем выше крыши».

Здесь в разговор включился я: «Не знаю, г-н Воробейчик, при чем тут впечатление. Возили туристов по Северному кольцу, показать им шедевры архитектуры. Подсмотрел турист и далеко не шедевр. Поместил этот не шедевр в Интернете. Прислали Вам этот не шедевр, и Вы под большим впечатлением поместили его здесь. Я все время спрашиваю наших корреспондентов, где они живут. Это их право не отвечать. Но зачем за такими нешедеврами ездить в Архангельскую область, если все это можно посмотреть гораздо ближе, можно сказать, в центре цивилизации, в городе Вашингтоне, столице США.
Вот что о Вашингтоне пишет наш автор, которому безусловно можно доверять:
«Вашингтом в те годы, конечно, был небезапасен и даже очень небезапасен. Одно время в 80-е годы он вообще считался столицей страны по убийствам. Кроме того, Вашингтон был, да и по-прежнему есть город глубоко сегрегированный по расовому признаку. И это вдобавок к сегрегации по классовому признаку. Для меня расовая сегрегация, расовые трения, расовый дискомфорт являются и являлись самым грустным и гнусным аспектом американского существования. Это постоянно и повсеместно бросается в глаза и отравляет существование. А в Вашингтоне, в городе, который по сути состоит из двух отдельных городов — черного и белого, это особенно ранит и бросается в глаза. То есть тут налицо как бы два города: фешенебельный город для богатых белых с безопасными улицами, бутиками, уютными кафе, знаменитыми ресторанами, галереями, театрами, концертными залами, с красивой архитектурой и ухоженными парками, — и этому городу белых как бы противостоит ужасный, разгромленный, пыльный, неуютный город, город без сервисов, город без городской жизни, город руин, выбитых окон, полусожженных домов, город, пораженный преступностью, бессмысленным насилием, наркотиками, алкоголизмом, безотцовщиной, бедностью и психическими болезнями. Почему это так — можно долго спорить, но стыдно то, что даже сейчас, во второй декаде 21-го века, после двух сроков правления черного Президента, эта сегрегация, это ужасающее разделение, влекущее за собой озлобление и взаимное неприятие, по-прежнему существует… Так и существуют щека к щеке два города, делающие вид, что они не замечают взаимного существования. То есть белые делают вид, что все замечательно и даже не представляют, что происходит за незримой стеной, разделяющей Вашингтон на две половины, а черные на своей половине убивают друг друга и испытывают почти нескрываемую ненависть к зажравшимся, самодовольным, живущим как на облаке белым. И потому время от времени черный гнев и ненависть наносят удары по белому соседу, который, как всегда, предпочитает прикидываться, что ничего не замечает и лишь увеличивает и без того немалый контингент полицейской охраны, и увеличивает цены на недвижимость, чтобы сделать город как можно более недоступным для нежелательных элементов. Только со временем таким нежелательным элементом становятся и такие небогатые представители американской интеллигенции, как моя жена и я, и это при двух очень приличных профессиональных зарплатах…». И я спрашиваю вас, дорогие читатели, почему к этой статье http://7i.7iskusstv.com/2017-nomer11-mioffe/, поставленной 2 месяца назад, всего 4 комментария, из них два — ответы самого автора, а к этому фото, поставленному 4-5 часов назад, такое внимание?».

Г-н Воробейчик мне сразу ответил: «Я не говорил, что это шедевр. Я говорил, что на меня это произвело сильное впечатление. Именно той затхлостью, в которой живут люди — я за четверть века успел от этого отвыкнуть. Если Вам видеть такую затхлость нормально и никак на неё не реагировать, то это Ваша среда. Я своих детей из этого вырвал. По поводу Вашингтона. Да, если отъехать от центра, то наткнёшься на пьяных, валяющихся на улице, причём как белых, так и чёрных, сам видел. Но там же на углах стоят и попрошайки-белые и попрошайки-чёрные. Их объединяет одно — у тех и у других морда кирпича просит. Это надо видеть самому, а не читать маразматические заметки, когда объяснение фактов полностью переврано в угоду своему мышлению или бизнесу. На самом деле это большой разговор, далеко выходящий за пределы гостевой книги портала».

Я не согласился с последним замечанием г-на Воробейчика: «Не могу с Вами согласиться. Здесь ставятся разные факты о России, которые почему-то не выходят за эти пределы, но когда разговор заходит об Америке, единственный ответ, который озвучивается: «А у вас негров вешают».

Но и г-н Воробейчик не замедлил с ответом: «Простите, «вешают негров» у вас в России. У нас в США (я здесь больше четверти века) чёрных (заметьте, чёрных, а не негров, потому что слово «негр» здесь имеет то же значение, что и слово «жид» для евреев) никто не вешает. Если вам в Питере нагнали в мозги пургу, то я в этом не виноват. А за пределы гостевой это выходит по тривиальной причине — слишком много надо бить по клавиатуре, что просто лень».

К дискуссии опять подключился г-н Суравикин: «Г-н Левертов, я мог бы продолжить бессмысленный спор, поскольку несколько месяцев назад мы провели в Вашингтоне неделю — наблюдали цветение сакуры. И — после долгого перерыва — естественно смотрели город. Но не буду продолжать «брито» — нет, стрижено», замечу пару вещей. Ни один имеющий мозги не станет уверять что Америка — идеальное место. И грязь в ней есть, и наркотики, и преступность. Но это не значит что стоит постить лажу вроде той что Вы постите. Вашингтон уже не «тот». Мы снимали квартиру в чёрном районе — он не хуже многих белых.
Есть много других грязных мест (я скажем видел пригороды Детройта, и он не один). Но описывать стоит именно их (факты), иначе это пустобрёхство в духе совковой пропаганды. Поэтому Вам и вспоминают «А в Америке негров вешают». Но и это — не всё. «Всё» — это невероятная разница жизни в России и в Америке. Российские трущобы, грязь и бедность — это нормальная жизнь её огромной части, не забывайте что Вы пишете туда, где большинство не только это видело, многие и жили так. И не надо нам про «Золотое кольцо» — я по нему проехался как раз перед уездом из России. «Кушать» это всерьёз можно только не выезжая за её пределы. Снимок выставленный Воробейчиком как раз «Золотому кольцу» и гармонирует. Только сортира во дворе не хватает».

Здесь в разговор включилась г-жа Майя: «Ответ вытекает их творений Марка Йоффе: Нужно было не по университетам шататься и изучать всякую ерунду, а учится на программистов».
Г-н Воробейчик ответил Суравикину: «Напомнило… Спас-Клепики (райцентр Рязанской обл-ти, есенинские места), центральная автобусная станция. При ней — туалет, точнее деревянная кабинка с очком. Подход залит, пардон, человеческим говном. Чтобы зайти в туалет, над этой огромной лужей проложены доски, которые плавают на этом говне. Что внутри кабинки — можно легко предположить. И контраст. Под Детройтом есть парк Kensington. Там тоже был туалет. Когда мы там были почти сразу после переезда в США, я пошёл туда, расчитывая увидеть нечто, вроде русского очка, но чище. Я был ошарашен, попав в сверкающий кафельный зал с абсолютной чистотой, раковинами с мылом для мытья рук и всеми соответствующими причиндалами.
И ещё один контраст. По-моему, в 1998-м мы были с сыном в Москве, я повёл его в Кремль. Зайдя в туалет в Кремле (!) на нас пахнул такой густой запах мочи, что мы быстро покинули это место. О мытье рук можно было не заикаться».

Г-н Воробейчик продолжает тему туалетов: «В дополнение к моему постингу №455. Общественный туалет в лесах северного Мичигана. Для особого внимания Ефима Левертова» и ставит фото образцового американского туалета.

Здесь г-на Суравикина повело на воспоминания: «Режете просто без ножа. Это можно продолжать без конца. Но Ваше так точно напомнило… Архангельск, лютая зима средины 70-х, городская автостанция… ВСЁ АБСОЛЮТНО ТО ЖЕ САМОЕ. Только «строение» на несколько «очков», в центре площади…Тут надо сразу подчеркнуть, что Россия — не самое жуткое место на земле в этом отношении. Китай не лучше. А Индия — вообще предел всему. Можно большой очерк на эту тему написать, только рвать потянет.
Но главное тут — адекватное понимание своего места. Китай и Индия не лезут В КУЛЬТУРНОМ ОТНОШЕНИИ состязаться с Западом. А российские не видят всей жуткой карикатуры — свои потуги на «величие» — при таких сортирах».

Аня пытается все-таки увести дискуссию от туалетной темы, обращаясь ко мне: «Ox, дорогой Ефим, ну совсем не знаю, что с вами поделать — не слушаете Вы меня, старую черепаху, опять за свое — и сами дураки, а у вас, конечно, тоже в квартире газ! Я не знаю, каким благородным родом человеческой деятельности Вы занимаетесь, но возьмите какую-нибудь книжку или журнал и разберитесь, уважаемый Ефим, что на самом деле происходит в Вашингтоне: узнаете о том, что там крепкий и постоянно растущий черный middle class, узнаете, что после работы толпа черных служащих всех уровней валит из дверей правительственных учреждений и разъезжается на шикарных машинах в тот ´фешенебельный город´, который описывает ваш автор. Только город этот давно уже не только для белых, это город и для образованных и хорошо зарабатывающих черных, о которых, похоже, Вы понятия не имеете. И тем не менее, описываемые ужасы бедного черного района не выдуманы, все так и есть. Но разберитесь, будьте добры, почему и из-за чего (и кого) эти люди оказались в такой ситуации, а самое главное, почему так трудно изменить их судьбу. Вот тогда и поимеем мы с Вами, уважаемый, ´intelligent conversation´, но уже без негров линчёванных. Looking forward!. А автору, которому ´можно доверять´, доверять-то как раз не надо, не очень честный он человек, есть много других, Вас более достойных».

Сначала я отвечаю г-ну Суравикину: «1) Вот оно что. Оказывается, я выбрал не тот город. В другой раз напишу про Детройт. Будет другая реакция? 2) Но ведь и американские трущобы — это нормальная жизнь большой части Америки. И то, что вы не жили в этой части, не делает ее чище, если не быть страусом.
Затем я отвечаю Воробейчику о туалетах: «Вот она, вожделенная тема наших коллег. Разрешите Вам не поверить! Вот Соне, написавшей когда-то о золотых туалетах в Петербурге, я поверил. Зачем же так: в лесах. Речь идет о культурном парке. Возможно, заповедном парке. Не хорошо».

Мне отвечает г-жа Сильвия: «Не то говорите, не то. Речь не о «расквитаться», а о врожденном знании, понимании и интересе к тому месту, где у многих из нас нас прошли, если не самые лучшие, то самые веселые годы детства и юности, когда и туалет на улице не превращался в катастрофу, и вредный учитель портил настроение на 5 минут, зато солнце светило каждый день. Я сама жила в детстве в таком доме, что в Каргополе. Надо стать взрослым, чтобы понять, что это было и, главное, не понимать, как это может продолжаться до сих пор. Сожалеть об этом надо, сочувствовать живущим в таком доме надо, а не превращать разговор в очередные «олимпийские игры, где нам нет преград». На днях долгий диалог о деградирующем Детройте не подвинул ни одного «американца» на мысль о «расквитаться». Об Израиле большинство из нас пишет честно и прямо, указывая и на недостатки и проблемы, не испытывая при этом счастья, а вот о России… Боже упаси! Святая земля, где и уличное сооружение в два очка — свято. Даже советские газеты позволяли себе писать о недостатках, но в «свободной России» — это прямое вредительство, предательство, эмигрантские выдумки дабы «расквитаться»… Это уже просто смешно, Ефим. И когда Вы пишете о чем-то другом, я Вам просто не верю, убедившись за годы присутствия на портале, что к объективности Вы не стремитесь. «А стремиться надо!» («Доживем до понедельника»)».

Сильвия продолжает разговор со мной: «Может и злорадство, но в отношении к государству, большого счастья нам, евреям, и вообще, всему народу не принесшему, а не к людям. Если для Вас это одно и то же, то и говорить не о чем — Вы так и остались на уровне Павлика Морозова».

В разговор вступает Роман Б.: «Вот же Вам, Сильвия, нравится ко всему подходить с «космическими» мерками. Каргополь и его окрестности — это рай земной, защищенный от массовой толпы путешественников всякими бытовыми неудобствами, которые для бывалых туристов вполне приемлемы. Но окружающая природа во все времена года, кроме позднеосенней, когда царит непролазная грязь, окружает своей незабываемой красотой и чистотой. Чистейшая еда, подруга умная и красивая рядом. Разговоры обо всем с местными людьми под выпивку и закуску до полуночи. Что ещё надо человеку зрелому и сохранившему интерес к жизни? Каргополь — город с почти 1000-летней историей и сохранившимися памятниками деревянной архитектуры. Потрясающие образцы «каргопольской игрушки», конные прогулки с хозяевами, где остановился. Деревянные дома, как на фото у уважаемого Воробейчика, хоть снаружи неказисты, но внутри удивительно уютны и теплы натуральным теплом. Полы у многих, где я бывал в гостях, паркетные, спутниковые ТВ у всех. Транспорт — велосипед, мотоцикл и высококлассные лыжи. Благодаря своим промыслам и хозяйствам, народ успел побывать во всяких европах и азиях. Как же там люди живут спокойно, уважительно, в разговорах не перебивают один другого, не размахивают при этом руками и не брызжут слюной в разные стороны. Два раза был в этом чудесном месте и очень хочется ещё разок побывать там хотя бы месяц-другой. Какой там чудесный воздух, аромат лугов!».

Сильвия отвечает Роману Б.: «Дорогой мой не Вам мне рассказывать о достоинствах Севера, я сама — человек северный и плюсы/минусы проживания там знаю. Если Вы решили, что я уверена в бедности и неблагоустройстве жителей всего города, то Вы меня, видимо, за дуру считаете. Даже в советские времена были разные уровни проживания и выживания населения, что уж говорить о «сейчас». Верю, что Каргополь, особенно в центре, прелестный город. И в селе моего рождения (основано в 1630 г.) тоже были очень милые уголки. И каргопольская халабуда (со снимка) — это не барак (как тут решили некоторые), а обыкновенный жилой дом на Севере, правда, в мои времена он был поновее, все квартиры были заселены и электрофицированы, остальные удобства на улицы и с улицы. Жили и были счастливы, что получили в нем комнату, оставив собственный разваливающийся домишко.
Но видеть такое «счастье» в 2017 мне, как и многим другим, не замороченным подреотизмом, как-то западло (извините за просторечие). Вот и все и не надо мне политинформации читать».

Я отвечаю на один из постов Ани: «Спасибо за Вашу благожелательность. Я почти со всем согласен с Вами, кроме Вашего совета не применять прием «сам дурак». Если я последую ему, я буду обречен бесконечно оправдываться, и перед кем: к примеру, перед американцем, 25 лет живущим в США и не знающим, что чернокожих американцев надо называть афроамериканцами? Также Вы толкаете меня на бесконечные оправдания перед людьми, прикованными к Интернету, как рабы к галерам. Не смогу я бесконечно отвечать на их бесконечные же ссылки, которые постоянно надо проверять и перепроверять, т.к. нет веры ни этим ссылкам, ни этим людям. Нет у меня ни их времени, ни их энтузиазма. Вы уж извините, но я буду придерживаться своей технологии борьбы с врунами. Позабыл добавить, что термин «сам дурак» — это Вы придумали, но я не согласен с ним. Мой прием правильней назвать симметричным ответом».

Илья Г. поправляет то, что я написал в одном из постов: «Имею Вам доложить, что слово черный (black) для обозначения человека негроидной расы так же допустимо, как и слово «афро-американец». При этом, многие не любят последнего, т.к. они или их предки могут быть родом из Вест-Индии или Гаити, либо считают, что они к Африке не имеют никакого отношения. Докладываю это потому, что у меня очень хорошие и теплые отношения со многими сотрудниками негроидной расы по прошлой и по нынешней работам, и мы не стесняемся говорить о расовых проблемах».

Я отвечаю Илье Г. с благодарнстью: «Спасибо, приму к сведению. Соответственно, извиняюсь если кого-то задел».

Наконец, некто К. Воробьянинов ставит точку в вопросе о туалетах: «А не взяться ли вам за путешествие по московским туалетам с разными весёлыми приключениями, способствующими аппетиту, здоровью и хорошему душевному состоянию. Сфотографирован самый чистый общественный туалет Москвы
В сети обнаружили самый чистый общественный туалет Москвы. Фотоотчет о находке опубликовал пользователь Pikabu под ником kostiak. По его словам, туалет находится «на Парке Победы, и за музеем». «Даже цветочки стоят. Людей вообще нет. Антивандальные писуары тоже чистые. Белый друг не такой белый, но тоже норм. Даже одноразовые сидушки были. А главное — это бесплатно», — написал он. «Вы правильно подметили — людей вообще нет. Будут люди — будет срач», — считает один из комментаторов. Также пользователи начали делиться адресами бесплатных общественных туалетов, где, по их мнению, было достаточно чисто. Так, они назвали ВДНХ, метро «Дмитровская» и «Ленинградская», парк Горького. По поводу уборной на Красной площади мнения разошлись. Кроме того, комментаторы отметили, что бесплатные общественные туалеты им показались куда чище, чем платные. «Я один раз в вашей Москве решил [сходить в туалет] — купил карточку в эти ваши автоматические [туалеты], отворяю ворота — там чел [человек] спит на полу. Ворота закрываются — карточка израсходована, офигенно, чудесный аттракцион. Посмотрел на бомжа за 60 рублей», — поделился историей пользователь Vingapurovsky. http://moslenta.ru/city/naiden-samyi-chistyi-obshestvennyi-tualet-moskvy-10-01-2018.htm?utm_source=from_lenta

.

Share
Статья просматривалась 366 раз(а)

2 comments for “Дискуссия о туалетах и не только (из Гостевой)

  1. Соня Тучинская
    31 января 2018 at 18:49

    Ефим, я, хотя и позже других, тоже вступила в эту дискуссию о питерских сортирах. Очень она меня задела. Но мой замечательный развернутый комментарий не попал в Ваш обзор, так как был безжалостно вытерт. Я там рассказала о безопасности пребывания в обеих российских столицах, о доброжелательности петербужцев и москвичей, о вежливейших клерках в гостиницах, о не только чистых, но и затейливо-развлекательных сортирах, не говоря об эстетическом наслаждении пребывания в двух этих прекраснейших городах мира. Видимо, из соображений не оскорбить чувства паталогических ненавистников сегодняшней России, вместе с ее людьми, университетами, и…, даже, сортирами, мой комментарий и был стерт. Чтоб им обидно не сделалось.

    • Ефим Левертов
      31 января 2018 at 19:31

      Дорогая Соня!
      Я успел прочитать Ваш пост, но так как он был стерт, я не смог поставить его в свой блог. В любом случае, спасибо Вам!
      Недавно я был в Большом зале Филармонии и, вспомнив дискуссию, два раза осматривал туалет. Скажу Вам честно, он в идеальном гигиеническом состоянии, но не из золота. Вот до чего они доводят, на что трачу свое время вместо музыки!

Добавить комментарий