Из Варшавы в Хайфу и обратно

Ничего не помогает. Стараешься, как афроамериканец, но всегда находится самурай или айсберг-вайсберг и т.д. — сайт-то еврейский, и все труды оказываются в мусорной корзине интернета. Нужны авиация и тяжёлая артиллерия, чтобы коварный враг не перешёл границу пол-лит-корректности, чтобы доплыть до Хайфы или до Варшавы.
— Эту историю недавно прислали старые-престарые знакомые Аврум Победоноскер и Гарик Мальцеф, друзья молодости, жившие со мной в Дормитории.
******
Давно дело было, до крымских событий и до победы Трампа, когда ещё жили в эколо-чистых озёрах русалки, когда на праздники древляне прыгали  через костры, налоги были разумные, по 2-3 воробья и голубя с одного семейства в сезон, — князь был Мал, но справедлив.
В те далёкие времена началось строительство теремов. В теремах жили принцы, принцессы, бурые волки и священнослужители культов Перуна, Дионисия, Дениса Первозванного, Осириса, Аполлона. В зависимости от сезона и климатических условий, культы менялись и совершенствовались. Менялись и терема — от деревянных до каменных, бетонных и дюралевых, от избушки на курьих ножках – до небоскрёба. Один из первых небоскрёбов построили наши люди, аборигены из Аляски. Построили этот терем-небоскрёб в Новом Йорке, у реки Гудзон.
Однако, в виде утюга, больно уважали северяне-строители утюги. И ладно, утюг так утюг,  для начала годится, была б жилплощадь.  А квартирный вопрос тогда и зародился, в том Йорке.
Кроме Утюга возвели семь главных теремов. Один в Варшаве польской, между железнодорожным вокзалом и Еврейским гетто, пять в нашей Варшаве и один в городе Горьком. Расскажу немного о Главном тереме на Ленинских горах, образцом для которого послужили высотные здания Йорка. “Обладавший прекрасным чувством монументального стиля Б.М. Иофан” еще до войны побывал в творческой командировке в США. Там он вдохновился и по желанию Вождя сделал проект Терема 1. В июле 1948 года, однако,  Иофан был освобожден от проектирования и разработку-доработку проекта поручили группе. Под руководством Л.В. Руднева новая группа, как отмечают наблюдательные журналистки, всё своеобразие силуэту Главного Терема придает его родство с силуэтом кремлевской стены, в которой позже был замурован Учитель всех архитекторов мира; но замурование произошло позже. “Создав поистине новаторское сооружение, авторы искусно запечатлели в его облике достижения русской национальной архитектуры, снискавшей славу в веках”.
Время от времени некоторые журналисты выступают в печати с «сенсационными» материалами, что нашу Варшаву, которую мы называем Москва, в послевоенные годы строили заключенные и военнопленные. Однако в полной мере это не подтверждается документами. Подрядчиком называют Министерство внутренних дел, курируемое Л.П. Берией, самым могущественным из наркомов. В Москву и Варшаву были направлены эшелоны строительных материалов и рабочей силы. Вот что по этому поводу говорит авторитетный источник – «История Москвы» (1997): «Предложение всесильного наркома сулило немалую выгоду, но горком партии все-таки настоял перед ЦК, чтобы на строительство домов в городе заключенных не привлекали. Архивы говорят лишь об использовании военнопленных немцев на строительстве домов в центре, в том числе и на улице Горького (ныне Тверская), чтобы люди смотрели на работу «завоевателей». Заключенные для этих целей в Москву не завозились. «Зона» была на строительстве университета, да и то лишь на установке фундамента и работах «нулевого цикла».
Нулевой цикл.
При строительстве нового здания было вынуто 7 млн м3 грунта, уложено 180 млн штук кирпича, смонтировано более 53 тыс. тонн металлоконструкций, облицовано более 270 тыс. м2 фасадов керамикой и 68 тыс. м2 гранитом, уложено свыше 480 тыс. м3 бетона и железобетона, оштукатурено 2160 тыс. и окрашено 2,5 млн м2 поверхностей. И вознёсся Терем главою непокорной на 239 метров, а его шпиль добавил 57 метров.
Примечание 1.
Для пытливых и внимательных: диаметр звезды с колосьями 9 м, около 9 м имеют в диаметре циферблаты часов, термометров и барометров, расположенных на башнях. В здании свыше 45000 помещений, чтобы обойти их все необходимо пройти путь свыше 145 километров и посвятить этому 750 часов, если тратить на осмотр каждого помещения хотя бы 1 минуту.       За эти 750 часов производится невероятное количество чугуна и стали, из которого изготавливаются мечи и орала, виноват, после 1953 г. мечи не изготавливаются, только орала.
После того, как внимательный читатель ознакомился с историей Терема 1, поговорим о русалках. Вспомнилась старая история, присланная года 2-3 года назад А. Победоноскером.  Вышел из Хайфы в Турцию пароход, и вздумалось капитану на минуточку заглянуть на Кипр. Бросил корабль якорь, остановились ненадолго. А когда капитан вернулся и приказал поднимать якорь, не получилось. Вцепилась русалка из Кипра, киприотка, в якорь и не отпускает, рвётся на судно. Видно, такое задание дали ей в штаб-квартире. Команда танкера в шоке: женщина на корабле — плохая примета, известное дело. » Руби цепь ! » — скомандовал капитан. Перерубили цепь , без якоря поплыли. Ничего хорошего из этого не получилось , якорь бросить теперь нельзя. Так и метались по морям , по волнам без остановки. И дали тому кораблю кличку «летучий»…
— Из-за такой ерунды ты начал писать эту ерунду, из-за русалки?
— Нет, из-за Аврумчика и Гарика Мальцефа. Представьте себе , Аврум и Гарик так боятся жары, что даже на пляж никогда не ходят, сидят дома в тазике с тёплой водой. Авром пишет про Исландию, Гарик – исключительно про Терем 1.
— Съездили бы лучше в Исландию,  или — в Хайфу.
— Какая там Исландия, они дальше черты оседлости не выезжают.
— Так и сидят за чертой?
— Да, вот именно , за чертой. А всё дело в том , что Аврум и Гарик Мальцеф очень любят бросать камни — в  птиц, кошек , в прохожих. За чертой это одно из самых уважаемых занятий. Перебраться бы за черту и — в Хайфу, да нельзя им туда, никак нельзя. Начнут Аврумчик с Мальцефым бросать камни в машины с хасидами. Потом — в  автобусы, в танки, в самолёты. Видно , пришло для них время разбрасывать камни.
«Всему свое время , и время всякой вещи под небом: время разрушать, и время строить; время разбрасывать камни и время собирать камни …» Экклезиаст , гл.3 .
Примечание 2
Хотите знать , откуда у Аврумчика такая страсть, бросать камни ?
— Тот, кто рождён был у моря, тот полюбил навсегда собирать плоские камни на берегу и бросать их в воду под таким углом , чтобы камень , касаясь поверхности воды, подпрыгивал на воде несколько раз. Так рождаются дурные привычки. А Мальцеф у Аврума научился, да.
Примечание 3.
Моя Отрада — в высоком Терему.
Это был невысокий терем, терем-теремок в три этажа, на улице Отрады, под нумером не помню каким. Поселились там друзья-товарищи, и было их поначалу шестеро, почти как в кино. Комната в теремке Дормитории была самая обычная: две койки у окна и четыре сбоку, шесть тумбочек, шкаф под названием шифоньер, стол, удобства – в конце длинного коридора. Двор большой, во дворе беговая дорожка и волейбольная площадка. Место – сказочное, рядом парк, река, мосты повисли над .., Крепость, в парке — широкоэкранный кинотеатр, напротив Дормитории — мусульманский молельный Дом. И вдруг нагрянул фестиваль, приехали дети разных народов и в Дормитории начался ремонт…
(продолжение следует)

Share
Статья просматривалась 161 раз(а)

1 comment for “Из Варшавы в Хайфу и обратно

  1. Александр Биргер
    25 января 2018 at 2:01

    “Обладавший прекрасным чувством монументального стиля Б.М. Иофан еще до войны побывал в творческой командировке в США…»Там он вдохновился и по желанию Вождя сделал проект Терема 1. В июле 1948 года, однако, Иофан был освобожден от проектирования и разработку-доработку проекта поручили группе под руководством…
    — — Аврум и Гарик так боятся жары, что даже на пляж никогда не ходят, сидят дома в тазике с тёплой водой. Авром пишет про Исландию, Гарик – исключительно про Терем номер 1.
    — Съездили бы лучше в Исландию, или в Хайфу.
    — Какая там Исландия, они дальше черты оседлости не выезжают.
    — Так и сидят за чертой?
    — Да, вот именно , за чертой. А всё дело в том …

Добавить комментарий