Марина Гарбер. За часом час крупу толчёт курант…

Тучки небесные…
М. Лермонтов

За часом час крупу толчёт курант,
у времени в ушах чернеет вата:
оправдывает выбор отъезжант,
отстаивает выбор оставант.
А ты молчи, поскольку виновата

в том, что не важно, с ними или без,
ты помнила талантливо и долго
не темный лес – ты разлюбила лес! –
не шум дождя, не крутизну пригорка,
а то, как грела сумрачный подъезд
считалочка твоя, скороговорка.

Гони тоску взашей – который год
в грудном кармане тлеет еле-еле.
Тот виноват, кто раньше всех умрёт,
кто помнит всё, но задом наперёд, –
как на златом крыльце впотьмах сидели
предатель, вор, стукач и патриот.

Неторопливо и по одному –
у времени, поди, губа не дура, –
всех в ступе растолчёт. А почему?
Хотя бы потому, что в слове courant
в английском – ударение на «у».

Сиди теперь, вины набравши в рот,
в своём кругу заняв чужое место:
они – наружу, ты, наоборот,
поглубже прячешь краденое детство –
в рукав, за пазуху, за шиворот.

Кто не отчалил – счастья не просил,
а кто в печали, тот остался в прошлом.
Но ты молчок! Но ты, что станет сил,
вини себя – за дырочку в подошве,
глотавшую подтаявший настил,

за влажный рот чужого сапога,
за разыгравшуюся не на шутку вьюгу,
за леденец родного языка
под языком, за то, что мы друг другу
читали «Тучи». В смысле, облака,
но тоже – к югу.

Share
Статья просматривалась 116 раз(а)

1 comment for “Марина Гарбер. За часом час крупу толчёт курант…

  1. Виктор (Бруклайн)
    27 декабря 2017 at 23:58

    Марина Гарбер

    Тучки небесные…
    М. Лермонтов

    За часом час крупу толчёт курант,
    у времени в ушах чернеет вата:
    оправдывает выбор отъезжант,
    отстаивает выбор оставант.
    А ты молчи, поскольку виновата

    в том, что не важно, с ними или без,
    ты помнила талантливо и долго
    не темный лес – ты разлюбила лес! –
    не шум дождя, не крутизну пригорка,
    а то, как грела сумрачный подъезд
    считалочка твоя, скороговорка.

    Гони тоску взашей – который год
    в грудном кармане тлеет еле-еле.
    Тот виноват, кто раньше всех умрёт,
    кто помнит всё, но задом наперёд, –
    как на златом крыльце впотьмах сидели
    предатель, вор, стукач и патриот.

    Неторопливо и по одному –
    у времени, поди, губа не дура, –
    всех в ступе растолчёт. А почему?
    Хотя бы потому, что в слове courant
    в английском – ударение на «у».

    Сиди теперь, вины набравши в рот,
    в своём кругу заняв чужое место:
    они – наружу, ты, наоборот,
    поглубже прячешь краденое детство –
    в рукав, за пазуху, за шиворот.

    Кто не отчалил – счастья не просил,
    а кто в печали, тот остался в прошлом.
    Но ты молчок! Но ты, что станет сил,
    вини себя – за дырочку в подошве,
    глотавшую подтаявший настил,

    за влажный рот чужого сапога,
    за разыгравшуюся не на шутку вьюгу,
    за леденец родного языка
    под языком, за то, что мы друг другу
    читали «Тучи». В смысле, облака,
    но тоже – к югу.

Добавить комментарий