Пара гнедых или Как я провела этим воскресеньем

Прежнее название этой безделицы — «Коньячные  сапоги».  Название так очевидно доказывает отсутствие у автора языкового слуха, что дальше можно было бы, в принципе, и не читать. Но поняла я это, только получив ответ на засыл этой «юморески» (еще до публикации) благословенной памяти Эрнсту Левину. Он мне всегда честно писал, что думает о моих опытах. В тот раз он написал:
Соня, лучше бы Вам оставить этот жанр Юлию Герцману. У него всегда получается смешно, чего не скажешь об этом тексте.  Но в любом случае, название — ужасное. Здесь же просто просится «Пара гнедых». Дарю. Смените немедленно. И начните писать что-то стоящее. Смешить — не Ваше призвание.
Тем не менее, вот они,  «Пара гнедых», по Левину:

Когда не ходишь на службу, ни в чем, кроме кроссовок и валенок системы UGG, которые в Москве называют «уги», нужды, как правило,  не случается. Но вот-вот надо ехать в зимний Израиль, и тоже можно было бы обойтись, но внезапно захотелось шику. Усугубить уже имеющийся в виде дизайнерского в стиле «country chic» плаща палаточной ткани сумрачно-неопределенного цвета — предмета откровенной зависти женщин и девушек с последнего места службы.
И вот, стала я искать себе сапоги под этот плащ в любимом мною стиле «деревенский шик».  Нигде ничего. Годы в Америке дают себя знать. Избаловались. Наконец нашла вчера в одном маленьком магазинчике в районе хиппи на Haight and Ashbury. Ну, перекресток в Сан-Франциско такой культовый , где хиппи в начале 60-х впервые легли на асфальт в виде протеста против того, что у них все есть. А отсюда уже по всему миру понеслось.
Так, не отвлекаться.
Сапоги фирмы FRYE, внутри тоже кожа, причем, аутентично рыжая, на низком, всем критериям как бы отвечает и очень ко всему, что в стеном шкафу на вешалках висит, подходит. Но стопа сверху и с боков малехо как бы в тисках, хотя и ослабленных. Мастью они рыжевато-коричневатые. Ни дать, ни взять — породистая «пара гнедых». Но на бирке цвет обозначен, как «коньячный». Так и написано: Cognac boots. И чем-то он для меня, безнадежно непьющей, необычайно привлекателен.
Я в них била в пол ногой, как застоявшаяся лошадь, битый час била, не меньше. Что-то в стопе было не так. Но вспомнив, как лет 30 тому мечтала о таких (нет, не о таких, а в сто раз хуже) в Питере, ретроспективно пожалела себя , и муж заплатил. С налогом вышло — 300. Цифирь для меня непривычная и даже несколько пугающая.
Модель эта была на распродаже. Видя мои сомнения, продавщица с мелко окольцованными губами и ноздрями, неискренне улыбаясь, предупредила — уцененное возврату не подлежит. Но я подумала, ни фига — разношу. В Питере случалось покупать не пользующийся спросом у советских женщин золушкин 33-ий. Это было на размер меньше, чем надо И ничего. Разнашивала.
Приношу нарядную коробку домой, жадно извлекаю из нее «пару гнедых» и…к ужасу своему — с трудом натягиваю их на свои недостойные этой неслыханной красоты конечности. «Постепенно холодея», понимаю, что ходить в них нельзя. Тиски уже почему-то не ослабленные, а вполне себе пыточные, испанские, и не по-детски сжимают стопу во всех пяти измерениях. Сжимают так, что ясно: разнашиванию не подлежит. Муж смотрит на меня безумными глазами: Как??? Ты же мерила, целый час, и всего час назад… Ты что, была невменяема?
А я говорю, спору не выйдет, да, была. Просто голову потеряла, так они мне полюбились. И нога, под влиянием этого чувства, видимо временно «усела».
Ложусь спать. Спать не могу. В спальне ночью опять стала мерить. К ужасу своему теперь не могу и просто натянуть обольстившие меня изделия фирмы FRYE ни на одну ногу. Снова ложусь. Снежинки в форме зловещей цифири, отданной за сапоги, которые нельзя носить, медленно, как первый снег, оседают на дне черепной коробки. Но там они почему-то не тают, а слепляются в снежки. Перед мужем ужасно совестно. О «блаженстве сна» по Томасу Манну можно забыть. Принимаю самую сильную из своих снотворных отрав. Под ее воздействием забываюсь коротким тревожным сном.
Утром — еще одна попытка влезть в ненавистную «пару гнедых». Неудачная. Забыв о завтраке, (чего вообще говоря не бывает) умоляю мужа немедленно отвезти меня в магазин. Он мне на повышенных объясняет, что хочет в воскресенье спокойно позавтракать, и что ему ВСЕ ЭТО надоело. Кротко соглашаюсь, что, мол, и кому бы, интересно, не надоело. Приступаю к изготовлению особого воскресного омлета, но на нервной почве не могу вспомнить ингредиенты. Муж, негромко матерясь, сам готовит омлет по-испански. Завтракаем. С удивлением замечаю, что несмотря на необычные нервные затраты аппетиту моему ни малейшего ущерба нанесено не было.
В магазине говорят — sale is final. То есть, то, что куплено со скидкой нельзя не только сдать; нельзя обменять; нельзя даже открыть store credit. Надо разворачиваться с коробкой этой проклятой и уходить. А в Израиль ехать в валенках. Чтобы муж не стал свидетелем моего позора , прошу его выйти подышать воздухом. Он радостно подчиняется.
Умоляю окольцованную работницу прилавка разрешить поменять «пару гнедых» на что-нибудь, на что угодно. Она не соглашается. ПлАчу. Рассказываю, как ребенком в условиях тоталитарного государства в сибирские морозы ходила в резиновых сапогах на босу ногу. Она пугается и разрешает в виде исключения обмен. Опять целый час бью в пол разнообразными по стилю и цене изделиями обувной промышленности Европы и Америки. Останавливаюсь на итальянских полуботиночках. Последнее поступление. Стиль «ретро». Ничего не скажешь, могут макаронщики, когда хотят. Вызываю по мобильному мужа. Он приходит, платит.
Вышло кругом бегом всего на 50 долларов дороже «лошадиных».
Прямо у входа в магазин переобуваюсь в итальянское и хожу широкими кругами вокруг мужа спортивной ходьбой и даже слегка подпрыгиваю на месте для окончательной их проверки на прочность и комфорт. С хиппиевских времен этот райончик славится высокой концентрацией проживания людей с неустойчивой психикой. Так что здесь мое поведение вполне в рамках обыденного.
Угодливо заглядывая мужу в глаза, предлагаю отметить покупку совместным ланчем в какой-нибудь едальне поблизости. Желательно — итальянской, под полуботинки. Приходим, заказываем. Он запивает «феттучини альфредо» красным вином. Я довольствуюсь водой с лимоном, чтобы этой добровольной аскезой наглядно продемонстрировать устойчивое чувство вины.
По дороге домой мне внезапно приходит мысль, что муж на мне еще и наварил.
Ведь если бы не мои «people skills», «пару гнедых» пришлось бы сдать в «Армию Спасения» и начинать все с нуля. А так — всего 50 долларов. Хотела было уже поделиться этой мыслью с мужем, но в последний момент благоразумно передумала.
П.С.
Уже пришел feedback от подруги, которой это было еще вчера заслано по емайл.
» Вижу прямо морду твою наглую. Как муж твой тебя не расчленил до сих пор и не припрятал на заднем дворике, не понятно. Думаю, его бы оправдали .»
Подруга просто не в курсе, что в качестве такового присяжного, я первая бы его и оправдала.
Share
Статья просматривалась 312 раз(а)

2 comments for “Пара гнедых или Как я провела этим воскресеньем

  1. Soplemennik
    28 декабря 2017 at 0:37

    Люблю я бешеную младость,
    И тесноту, и блеск, и радость,
    И дам обдуманный наряд;
    Люблю их ножки; только вряд
    Найдете вы в России целой
    Три пары стройных женских ног.
    Ах! долго я забыть не мог
    Две ножки… Грустный, охладелый,
    Я всё их помню, и во сне
    Они тревожат сердце мне.

  2. Соня Тучинская
    27 декабря 2017 at 21:43

    Прежнее название этой безделицы — «Коньячные  сапоги».  Название так очевидно доказывает отсутствие у автора языкового слуха, что дальше можно было бы, в принципе, и не читать. Но поняла я это, только получив ответ на засыл этой «юморески» (еще до публикации) благословенной памяти Эрнсту Левину. Он мне всегда честно писал, что думает о моих опытах. В тот раз он написал:

    Соня, лучше бы Вам оставить этот жанр Юлию Герцману. У него всегда получается смешно, чего не скажешь об этом тексте.  Но в любом случае, название — ужасное. Здесь же просто просится «Пара гнедых». Дарю. Смените немедленно. И начните писать что-то стоящее. Смешить — не Ваше призвание.

    Тем не менее, вот они «Пара Гнедых, по Левину:

Добавить комментарий