Кэрол В. Дэвис. Студент говорит: все, что мы читаем, действует очень угнетающе…

Кэрол В. Дэвис. Студент говорит: все, что мы читаем, действует очень угнетающе…

Студент говорит: все, что мы читаем, действует очень угнетающе.

На это я рассказываю ему про свежие листья под трупом,

про то, как осенние листья хрустят под ногами,

про то, как один мужчина угрожал другому пистолетом.

 

Хотелось также отвлечь внимание студента на туристические шорты в клетку, на темные носки с сандалиями.

Разве мы все это не видели?

 

Однажды, когда мне было восемнадцать лет,

а большинство американцев даже не думало, что это возможно,

я путешествовала одна по Советскому Союзу.

Я поела в ресторане отеля, хотя на просьбы о наличии большинства блюд  в меню получала ответ «уже нет».

Тем не менее, я не могла поверить своей удаче:

я находилась в стране, литературу которой очень любила.

 

За столом, недалеко от меня, сидела американская пара.

Я подумала, что они из Техаса. Мужчина говорил с женой слишком громко. Он сказал: «Я могу принять некоторые вещи,

но я видел, как Брежнев целовал другого мужчину прямо в губы».

 

Я надеялась, что официантка не понимала   по-английски,

и я, конечно, притворилась, что тоже не понимаю.

На следующий день в поезде, с пыхтением мчащемся по городам Золотого Кольца, сосед наградил  меня дорогим подарком – апельсином. Мой русский был не таким хорошим,

а я все еще помню аромат этого фрукта, настолько трудно было представить его в Советском Союзе зимой. И всю его сладость.

 

Share
Статья просматривалась 77 раз(а)

Добавить комментарий