«Прохожий! Помолись над этой работой за науку»(окончание)

Когда-то я написала статью « Вариации на тему Э.Бормашенко «Ученый для себя» (она стоит в Блогах). Бормашенко размышляет об ученых, которые, с точки зрения объективных критериев, не занимают первые строчки в рейтинге по количеству работ и цитированию их трудов. Обрисованная ситуация, касающаяся положения с научными публикациями, приводит автора к неутешительному выводу, что «ученому в оценке своей работы все более приходится опираться на собственное ощущение значимости и ценности добытого результата».

Эти размышления ученого невольно вызывают в памяти те времена, когда основным критерием было соответствие деятельности ученого господствующей идеологии, его лояльность партийной линии. За убежденность в своих идеях ученым приходилось платить высокую цену. Такая трагическая судьба постигла О.М.Фрейденберг.

Ее труды не публиковались, удивительные научные прозрения остались достоянием немногих учеников, преданных, но неуспешных в научной жизни. Лучшие ее сочинения остались в оттисках и рукописях.
Она была обречена на научную изоляцию. Но что такое для ученого быть в безвестности, оторванным от мировой науки?
«Мысль о вхожденье в науку, в заграничную настоящую науку, еще многие годы волновала меня безмерно. Она поневоле угасла со временем, как угасло все живое с воцареньем Сталина. Но прежде чем надежды погибли, сколько стояло за этими мыслями тревоги, поисков спасенья, сколько я билась над попытками внести свои работы в общее русло науки! Я прекрасно понимала, что в России были выдающиеся ученые, но науки не было» («Воспоминания о самой себе». Рукопись).

Эти слова Фрейденберг приводит исследовательница ее творчества Н.В.Брагинская в своей статье под названием «Мировая безвестность: Ольга Фрейденберг об античном романе»[1]

А в послесталинский период «над Фрейденберг тяготела причастность Марру, о которой и сейчас помнят больше, чем о ее открытиях», как пишет Н.В.Брагинская с горькой иронией.

«Она заплатила за поддержку Марра и ассоциацию с Марром забвением после смерти на долгие годы. Помощь Н. Я. Марра Фрейденберг была весьма относительна, а его поддержка в дальнейшем оказалась фатальной. Она определила в научной судьбе Фрейденберг и внешний успех, и внутреннюю трагедию, и уход из общественной жизни после «разоблачения» марровского учения Сталиным, и забвение коллегами по цеху, которые легко могли квалифицировать ее новаторские работы как марристские бредни».

И в самом деле, инкриминировать Фрейденберг связь с Марром – это вошло в обязанность ученого сообщества. Даже такой видный ученый, как И.М.Дьяконов, не преминул заметить к своей книге «Архаические мифы Востока и Запада», что «в работах И.Г.Франк-Каменецкого и О.М.Фрейденберг наличие семантических рядов, пучков и полей постулировалось, но они увязывались с ошибочными лингвистическими построениями Н.Я.Марра» [2].

Казалось бы, прошло время «свинцовой идеологии», работы О.Фрейденберг увидели свет. Но, если спросить, востребованы ли ее труды в языкознании, имеют ли они высокий «индекс цитирования», то ответом будет: скорее нет, чем да.

Возьмем для примера фундаментальную монографию « Поэтика библейского параллелизма» [3]. Ее автор видный ученый-гебраист, переводчик, филолог А. Десницкий. Эта работа напрямую касается проблемы древнего архаического мышления, мифотворчества, особенностей мифологической семантики, метафоризации древнего языка, т.е. тех вопросов, которые разрабатывались Ольгой Фрейденберг.
Однако ее имени нет в объемной библиографии Десницкого.

Не лучшим образом сложилась ее судьба и в мировой науке.
Чем это объяснить? На этот мой вопрос, насколько я помню (комментарии статье, к сожалению, отключены) Бормашенко ответил, что на Западе гуманитарные исследования, исходящие от русских авторов, не котируются. Почему?

Вот об этом проникнутая большой горечью статья Н.В Брагинской, о которой уже выше упоминалось.

В ней рассматривается проблема вхождения в заграничную науку в связи с судьбой идей О.М. Фрейденберг о «палеонтологии» античного романа». Но выводы Брагинской касаются вообще вопросов барьера между русской и мировой наукой или «присутствия/отсутствия русской гуманитарной науки в общеевропейском культурном пространстве».
По мнению Брагинской, «русский любой профессии является представителем своей национальной культуры как «туземец» и интересен только в этом качестве».
И такое в целом обывательское отношение к «русским» сохраняется по сей день и в самых образованных кругах европейских интеллектуалов.

Она пишет: «В 2000 г. на международной конференции по античному роману в Гронингене я делала доклад о работах О. М. Фрейденберг, которая в 1920-е годы открыла то, к чему после трех десятилетий активных исследований в этой области мировая наука постепенно приближается. Реакция наиболее заинтересованной моим сообщением аудитории была такой: надо выпустить номер журнала об античном нарративе под названием «Русские об античном романе». Фрейденберг немедленно была утоплена в «русских», хотя, понятно, никому бы не пришло в голову собирать номер «Французы о греческом романе».
Таково самое доброжелательное восприятие русского исследователя на Западе – как части национальной культуры, а не мировой науки.

«Гуманитарии России находятся по отношению к западным за стеклом, прозрачным только в одну сторону. Русские ученые прилагают чрезвычайные усилия, чтобы следить за достижениями мировой науки в своей области, западные ученые замечают русских, если их профессиональный интерес касается русских как таковых или регионального сырья.
«Региональным сырьем», — пишет Брагинская, — я называю все, что «водится» на территории России: иконы, литература и язык, музейные коллекции, архивы, курганы, этнографические объекты в виде целых народов, мамонты, шаманы… список можно продолжить. А к этому прилагаются проводники-туземцы. Ученые туземцы-переводчики. За исключением нескольких харизматических фигур, как М.М.Бахтин или В. Я. Пропп, русских ученых рассматривают скорее как информантов, нежели как коллег».

Еще один пример в подтверждение этого. Брагинская рассказывает о международной конференции в Лиссабоне в 2008. На ней в пленарном заседании молодой блестящий ученый делал доклад об античном романе. В дискуссии она сказала, что все это было высказано около 90 лет тому назад О.М.Фрейденберг в ее магистерской диссертации. Зал охнул. Но когда она добавила, что работа написана по-русски, все успокоились.
«Если какая-то идея высказана русским исследователем, особенно по-русски, ее допустимо игнорировать», — к такому неутешительному выводу приходит Брагинская.

Еще одну причину непризнания русских называет Брагинская – это традиционное неприятие миром слишком нового и слишком смелого.

«Мировая наука едва ли захочет заметить оригинального русского исследователя. Скорее всего, не захочет, пока ей не прикажут. Приказать ей может только ее же авторитет».
Получается замкнутый круг.

ЛИТЕРАТУРА

1. Брагинская Н.В. Мировая безвестность: Ольга Фрейденберг об античном романе
М.: Издательский дом Высшей школы экономики, 2009. — 40 с. — (Серия WP6 «Гуманитарные исследования»). — Препринт WP6/2009/05.
2. Дьяконов И.М. Архаические мифы Востока и Запада. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009, с.191
3. .Десницкий А. «Поэтика библейского параллелизма» esxatos.com/desnickyy-poetica-…

Share
Статья просматривалась 336 раз(а)

21 comments for “«Прохожий! Помолись над этой работой за науку»(окончание)

  1. Инна Беленькая
    2 декабря 2017 at 6:39

    Александр Биргер
    1 декабря 2017 at 19:38 (edit)
    Дорогая Инна, Ваше — «уж так и быть» — заставит читать Цицерона и др.
    Брагинскую — не обещаю.
    __________________

    Знаете, был такой анекдот старый. Вспомнился в связи с этим — «уж так и быть». Родители объясняют своим маленьким детям, откуда они появились, рассказывают про магазин, в котором они их купили. Дети слушают, а потом маленький мальчик говорит на ухо своей сестренке: сказать им, уж так и быть, правду, или пусть глупенькими умирают?

  2. Александр Биргер
    1 декабря 2017 at 19:38

    Инна Беленькая
    … (уж так и быть): Н.В. Брагинской принадлежат многочисленные переводы и комментарии трудов Аристотеля, Тита Ливия,Плутарха, Диона Хризостома, Цицерона.
    И главное, под её научной и литературной редакцией издан фундаментальный многотомный труд Греческие и римские авторы о евреях и иудаизме (1997—2001) и др.
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Дорогая Инна, Ваше — «уж так и быть» — заставит читать Цицерона и др.
    Брагинскую — не обещаю.
    Не обещаю и — Диона Хризостома 🙂
    Без знания древнегреческого, италИанского и др. — какая может быть наука.
    А мы с Вами в гимназиях не обучались, ни — в Пажеском Корпусе.

  3. Инна Беленькая
    1 декабря 2017 at 9:56

    На заметку уважаемому Алексу (уж так и быть): Н.В. Брагинской принадлежат многочисленные переводы и комментарии трудов Аристотеля, Тита Ливия,Плутарха, Диона Хризостома, Цицерона.

    И главное, под её научной и литературной редакцией издан фундаментальный многотомный труд Греческие и римские авторы о евреях и иудаизме (1997—2001) и др.

  4. Инна Беленькая
    30 ноября 2017 at 8:37

    Случайно попалось на глаза высказывание М.Носоновского о том, что «по современным западным представлениям древние языки не отличаются от современных» (правда, сейчас он не столь категоричен, судя по его последней статье «Перечитывая И.М.Дьяконова»). Но я сейчас не об этом, а о том, что его высказывание имеет прямое отношение к теме настоящей заметки. Кто после этого скажет, что там у них на Западе кто-нибудь читал Марра? А русский ученый интересен для них не как «туземец»?
    Если бы было не так, то они бы этого не говорили, потому что Марр писал, что в доисторические времена, во времена до эллинской культуры «существовали не только иные значения, но совершенно иные основы словотворчества и словоупотребления». И в справедливости его слов убеждает словотворчество и словообразование иврита, как бы этого не хотели замечать.

  5. Инна Беленькая
    25 ноября 2017 at 5:48

    Инна Беленькая
    25 ноября 2017 at 3:38 (edit)
    ___________________
    Я немного погорячилась. Я сама узнала о Брагинской, только открыв комментарии к книге Фрейденберг «Миф и литература древности». Но все равно так нельзя писать о том, кого вы не знаете, Алекс.

  6. Инна Беленькая
    25 ноября 2017 at 3:44

    Александр Биргер
    23 ноября 2017 at 21:33 (edit)
    Вы не увидели в моей заметке вот чего:
    … коллега напомнил мне об Алексее Г. Смирнове (фон Раух)…
    http://www.vitki.info/html — не поленитесь, полюбопытствуйте,
    __________________________

    Очень хотелось бы «полюбопытствовать», вы меня заинтриговали. Но ссылка не открывается, к моему великому огорчению.

  7. Инна Беленькая
    25 ноября 2017 at 3:38

    Александр Биргер
    24 ноября 2017 at 20:34 (edit)
    Что можно ответить на ваше понятное восхищение Брагинской? Так я Вам
    скажу, дорогая Инна, что oт работ Брагинской до Н.Я. Марра, О.М. Фрейденберг..- «дистанция огромного размера».
    _____________________________

    Да, вы что, Алекс? Не знать, кто такая Брагинская Нина Владимировна? Вы меня просто убили. Наберите в Гугле, тогда и поговорим.

  8. Александр Биргер
    24 ноября 2017 at 20:34

    Что можно ответить на ваше понятное восхищение Брагинской? Так я Вам
    скажу, дорогая Инна, что oт работ Брагинской до Н.Я. Марра, О.М. Фрейденберг..- «дистанция огромного размера». А Вы ссылаетесь на Бр-ую,
    чтобы подкрепить и без Бр-ой известное значение работ Фрейденберг О.М.
    Вспоминая Ваши работы в Блогах, их удивительно огромный диа-па-зон , —
    каких там нет «зон»: Солженицын А.И. с Матрёниным двором, Амос Оз,
    Э. Бормашенко… и про всякую др. еврейско-русскую кухню.
    Не помню, было ли у Вас из работы «Марксизм и ??-ы языкознания», но, если даже не было, то несомненно, что Брагинская сегодня — И. Сталин и Н. Марр, и Нарьян-Мар.
    И прошу Вас не писать, что я шуткую. Я сегодня серьёзен, как никогда.
    Я даже помолился утром за Брагинскую и, заодно, за Э.Брагинского,
    интересное выступление которого на 420-ом заседании Совета РФ, посмотрел в сети. И Вам рекоммендую, хоть вам и на… на мои советы.
    А зря.
    p.s.
    Марксизм и вопросы языкознания — работа Иосифа Виссарионовича Сталина, основная часть которой опубликована впервые 20 июня 1950 года в газете «Правда» и в том же году изданная массовым тиражом отдельной брошюрой. https://duckduckgo.com/?t=palemoon

  9. Инна Беленькая
    24 ноября 2017 at 10:35

    Сергей Чевычелов
    24 ноября 2017 at 8:56 (edit)
    «Цветаева тоже знала, что все ее собственное и индивидуальное воспринимается как «русское»» — о чем еще может мечтать РУССКИЙ поэт?
    _________________

    Наверное, о том же, о чем мечтает и ученый – быть частью мировой культуры, а не одной национальной.

  10. Инна Беленькая
    24 ноября 2017 at 10:05

    Сергей Чевычелов
    24 ноября 2017 at 8:56 (edit)
    То, что пишет Брагинская, извините, типичный сивокобыльный бред.
    __________________________

    Ну, вы и хватили… Так нельзя, Сергей. В чем вы видите этот самый …(слово – то какое противное) бред? Брагинская ничего голословно не утверждает. Вот читайте:
    « В 2002 г я сделала доклад о работах О. М. Фрейденберг, которая в 1920-е годы открыла то, к чему после трех десятилетий активных исследований в этой области мировая наука постепенно приближается. А потом мой доклад о концепции Фрейденберг предложили опубликовать в разделе о «рецепции» вместе с работами об Апулее в Средние века, романе об Александре Великом в Византии, Гансе Саксе и античном романе… Сюда же и греческий роман в восприятии «русских». Я ответила, что работы Фрейденберг не рецепция, а научное исследование. Западные классики – люди вежливые и не склонны к конфронтации по чисто научным вопросам, так что моя статья была опубликована не в разделе рецепций, а обычным порядком на английском языке в сетевом журнале и в бумажном виде в 2002 г.
    ………..
    Статья об идеях Фрейденберг, даже опубликованная по-английски и доступная в сетевом журнале, через восемь лет после доклада в Гронингене не была прочитана. Она проходила по разряду истории науки, причем такой, которая не затрагивает и не может затронуть актуальную историографию.
    …………
    Действительно, международное сообщество, которое в последние теперь уже три десятка лет сформировалось вокруг изучения античного романа, имеет свою собственную общепринятую историографию. На мои слова, что Фрейденберг впервые провела последовательное сравнение апокрифических Деяний с романом в диссертации 1924 г., мне возражают, что первой это сделала Роза Зёдер в своей работе об апокрифических Деяниях и Romanhafte литературе античности в 1932 г. Не станешь же спрашивать, какой год какому предшествует».
    И после этого вы будете говорить, что нет предубеждения в отношении русских в мировой науке и называть это тем самым бредом?

    • Сергей Чевычелов
      24 ноября 2017 at 12:58

      Бред потому, что аргументы Брагинской совершенно не убедительны и выражают только ее личное мнение. Я уже объяснял, что любая наука, какого бы языка она не была, принадлежит мировой культуре. А то, что русофобов хватало всегда, не говорит о массовом явлении и туземстве русской науки. Последнее надо доказать, пока таких доказательств нет.

  11. Инна Беленькая
    24 ноября 2017 at 5:53

    Борис Тененбаум
    23 ноября 2017 at 21:02 (edit)
    Сергей Чевычелов
    — 2017-11-23 20:41:55(1005)
    И русский, право же, мог бы быть интересен как язык великой литературы, но тут вмешивается политическая коннотация.
    _____________________________
    Вы правы, Борис Маркович. «После переворота 1917 г. социальный институт поступил в полное распоряжение идеократии, которая вменила ему соответствующие цели», как пишет Брагинская. А что это такое для науки и ученых, можно себе представить — .«вечная решетка перед глазами доводила меня до исступленья» (Ольга Фрейденберг).

    Как довлела над всем идеология в науке, как надо было подгонять наблюдения под установленные идеологические «вешки», принятый официоз, знаю не понаслышке, а могу судить по себе (не сочтите за нескромность). Мою диссертацию рецензент всю исчиркала. Когда же я пыталась что-то пролепетать насчет научной истины, она посмотрела на меня с сожалением и сказала: «У тебя семья, дети…»

  12. Инна Беленькая
    24 ноября 2017 at 5:24

    Сергей Чевычелов
    23 ноября 2017 at 19:54 (edit)
    Я не очень согласен. Просто исследование проведено неправильно. Я не отличаю русскоязычную литературу от прочей. И та, и та — мировая при нынешнем интернете.
    _____________________________
    Сергей, вашими бы устами…Приведу еще фрагмент из работы Брагинской: «Скажем, в руках у «туземца» находится общеинтересный ресурс. В. К. Шилейко был музейным хранителем и издателем коллекции шумерских и аккадских табличек, которые он расшифровывал, публиковал и переводил. Ведущие французские и немецкие ученые его времени переписывались с молодым ученым, но никогда не интересовались его идеями. Интерес представляли таблички, которые он мог сделать доступными, выполнив свои публикации на немецком или французском. Ахматова любила говорить в те годы, что немцы и французы скоро будут изучать русский язык, чтобы читать публикации Шилейко. Она ошибалась, ему советовали публиковаться только на языках «цивилизованного» мира».
    И «такое отношение возникло не сегодня, Цветаева тоже знала, что все ее собственное и индивидуальное воспринимается как «русское».
    Что вы на это скажете?

    • Сергей Чевычелов
      24 ноября 2017 at 8:56

      Инна Беленькая
      24 ноября 2017 at 5:24
      Сергей Чевычелов
      23 ноября 2017 at 19:54 (edit)
      Я не очень согласен. Просто исследование проведено неправильно. Я не отличаю русскоязычную литературу от прочей. И та, и та — мировая при нынешнем интернете.
      _____________________________
      Сергей, вашими бы устами…Приведу еще фрагмент из работы Брагинской: «Скажем, в руках у «туземца» находится общеинтересный ресурс. В. К. Шилейко был музейным хранителем и издателем коллекции шумерских и аккадских табличек, которые он расшифровывал, публиковал и переводил. Ведущие французские и немецкие ученые его времени переписывались с молодым ученым, но никогда не интересовались его идеями. Интерес представляли таблички, которые он мог сделать доступными, выполнив свои публикации на немецком или французском. Ахматова любила говорить в те годы, что немцы и французы скоро будут изучать русский язык, чтобы читать публикации Шилейко. Она ошибалась, ему советовали публиковаться только на языках «цивилизованного» мира».
      И «такое отношение возникло не сегодня, Цветаева тоже знала, что все ее собственное и индивидуальное воспринимается как «русское».
      Что вы на это скажете?
      //////////////////////////////////////////////СЧ////////////////////////////////////
      То, что пишет Брагинская, извините, типичный сивокобыльный бред (С). Чего только стоит фраза: «Ведущие французские и немецкие ученые его времени переписывались с молодым ученым, но никогда не интересовались его идеями». А чем они интересовались: где выпить-закусить?
      «ему советовали публиковаться только на языках «цивилизованного» мира»» — это не его, это ИХ проблемы!
      «Цветаева тоже знала, что все ее собственное и индивидуальное воспринимается как «русское»» — о чем еще может мечтать РУССКИЙ поэт?.

  13. Инна Беленькая
    24 ноября 2017 at 5:09

    Александр Биргер
    23 ноября 2017 at 21:33 (edit)СЧ прав, imho, — не совсем научен постинг уважаемой Инны Б.
    «Прохожий! Помолись над этой работой за науку» Само название «Помолись…» подтверждает эфемерность и условность Слова в работе ИБ.
    ____________________________
    Все шуткуете, Алекс. Постинг не научный, слово не научное… А вы вслушайтесь в это слово — Помолись!. Надеюсь, с вашим даром и чувством слова, может, и измените свое мнение.

    • Александр Биргер
      24 ноября 2017 at 19:00

      Дорогая Инна, я и не думал «шут-ковать». Напротив, считаю слово «молись»
      серьёзным. Вера, imho, — строгое понятие, превращая такие понятия в расхожие замусоленные штампы, возникает и крепчает маразм —
      и н ф л я ц и я- слова. Вы не увидели в моей заметке вот чего:
      … коллега напомнил мне об Алексее Г. Смирнове (фон Раух)…
      http://www.vitki.info/html — не поленитесь, полюбопытствуйте, не напоминайте мне, прошу Вас, некоторых писательниц-поэтесс , забегающих в журнал для того, чтобы напомнить о своём существовании, а написанное «коллегами» считают чепухой и бредом.

  14. Инна Беленькая
    23 ноября 2017 at 15:29

    Сергей Чевычелов.
    Может я ошибаюсь, но этот пост изолированно выглядит весьма ненаучно. Кто у нас «русский» и «русский туземец»? Татарин? Коми? Калмык? Или, как считал великий языковед — житель Курской области! А может финн? Или уже не дикий тунгус? А как быть с потомками эмигрантов в Парагвае? Пушкин, он, в конце-концов, кто? Или Кюхельбекер? Кто из них русский туземец? И чьи стихи исконно русские, а чьи, извините, нет. И как мог эфиоп понять кондовую душу Емели Пугачева, а тем более его язык?
    ________________________

    Согласна, Сергей, «эфиоп мог понять кондовую душу Емели», а вот мировая наука почему-то не понимает и принимает за «туземцев». А что тут поделаешь? «Да, Скифы мы…»

    • Сергей Чевычелов
      23 ноября 2017 at 19:54

      Я не очень согласен. Просто исследование проведено неправильно. Я не отличаю русскоязычную литературу от прочей. И та, и та — мировая при нынешнем интернете. В медицине не признают российскую медицину только из-за ее крайне низкого уровня и низкого качества научных исследований. Но если исследование проведено правильно и несет открытие в любой области, не имеет значения, на каком языке оно написано, тем более, что абстракты есть везде.

      • Борис Тененбаум
        23 ноября 2017 at 21:02

        Сергей Чевычелов
        — 2017-11-23 20:41:55(1005)

        Я не очень согласен. Просто исследование проведено неправильно. Я не отличаю русскоязычную литературу от прочей
        ==
        Если позволите, глубокоуважаемый доктор: как немецкий интересен химикам, так русский интересен шахматистам (ну, или был интересен, не знаю, как сейчас). Т.е. английский — да, лингва франка, но язык страны-признанного лидера в той или иной области интересен специалистам.

        И русский, право же, мог бы быть интересен как язык великой литературы, но тут вмешивается политическая коннотация. У меня был знакомый — обожал Чехова. Но он поляк, и Чеховым увлекся уже в Америке — а пока был в школе, делал все возможное, чтобы русский НЕ ВЫУЧИТЬ.

        СССР оставил по себе основательный след во всех местах, где его теперь нет …

      • Александр Биргер
        23 ноября 2017 at 21:33

        Сергей Чевычелов.
        Может я ошибаюсь, но этот пост изолированно выглядит весьма ненаучно. Кто у нас «русский» и «русский туземец»? Татарин? Коми? Калмык? Или, как считал великий языковед — житель Курской области! А может финн?..
        Кто из них русский туземец?
        :::::::::::::::
        СЧ прав, imho, — не совсем научен постинг уважаемой Инны Б.
        «Прохожий! Помолись над этой работой за науку» Само название «Помолись…» подтверждает эфемерность и условность Слова в работе ИБ. Сегодня один уважаемый коллега напомнил мне об Алексее Г. Смирнове,
        (фон Раух), который подсчитал, что на территории России образовался
        новый народ — русско-еврейский, в количестве около 20 миллионов.
        http://www.vitki.info/html
        Этот народ и отвечает за науку, литературу, музыку и т.д.
        Однако, это АГС (фон Раух), а «российский народ» идёт дальше:
        Евреи, евреи, кругом одни евреи…
        Средь ученых и врачей
        каждый пятый — не еврей…

  15. Инна Беленькая
    23 ноября 2017 at 10:16

    Не лучшим образом сложилась судьба О.М.Фрейденберг и в мировой науке. Чем это объяснить? На этот вопрос отвечает проникнутая большой горечью статья исследовательницы ее творчества Н.В Брагинской.
    По мнению Брагинской, «русский любой профессии является представителем своей национальной культуры как «туземец» и интересен только в этом качестве».
    «Если какая-то идея высказана русским исследователем, особенно по-русски, ее допустимо игнорировать»,

Добавить комментарий