КОНЦЕРТ  АККОЛАЯ.  СКРИПАЧИ.  ВУНДЕРКИНДЫ

 

«Если какая-то идея попала в учебники, ей обеспечено бессмертие», — заметил однажды знаменитый экономист Пол Самуэльсон.  Сам он — автор прославленного учебника «Экономика. Вводный курс», вышедшего в конце 40-х ХХ ст., выдержавшего где-то около 20 переизданий на родине и переведенного чуть ли не на 40 языков.  Казалось, что его высказывание подтверждалось.  Увы, прошли года, и учебник Самуэльсона безнадежно устарел.  Но прожить столько – почти бессмертие для учебника экономики.

В общем, это нормально в области науки, где, как считается, не может быть истин, установленных раз и навсегда.

Оставим сейчас области творчества, где творения великих мастеров могут заслужить бессмертие (во всяком случае, на обозримые века).  Например, музыка.  Мы (кто – мы?) говорим: «бессмертный Бах», «бессмертный Моцарт»… Далее по списку…

 

Педагогика.  Скрипка

Однако, в музыке есть имена, известные довольно узкому кругу людей, и все же несомненно претендующие на бессмертие.  Это те, чья музыка звучит в музыкальных школах.  Ее играют ученики в процессе подготовки и совершенствования свой игры – ученический репертуар.  В наше время это называлось: Педагогический репертуар, что, пожалуй, вернее: ведь репертуар для учащихся подбирают педагоги.

Скажем, вот ребенок начинает учиться лет с 6 – 7, и примерно известен перечень пьес, которыми ученик должен овладеть через год, через два, и т.д. – по возрастающей трудности.  Таких пьес в портфеле учителей не одна на каждый случай.   Как правило, конкретный выбор из этого перечня делается индивидуально для каждого ученика – по его способностям, трудолюбию,  быстроте продвижения в технике игры…

Помню, какие вещи играли я и сверстники, переходя из класса в класс.  У каждого была своя программа, в которую входили примерно одни и  те же вещи, но одному удавалось сыграть некий концерт, скажем, в 5-м классе, а другому – в 6-м.  Как-то, в 7-м уже классе, попросил учителя дать мне одну пьесу – ее играли многие, и она мне очень нравилась.  «Ты не сыграешь!» — сказал он.

 

В целом, репертуар этот отстоялся за многие-многие годы – наверняка с дореволюционных времен.  Примерно до 50-60-х гг. ноты не переиздавались. Учителя давали нам подчас довольно ветхие тетрадки, изданные в начале ХХ века, часто подклеенные и заново переплетенные кое-как на дому.  Иногда ноты были переписаны от руки, а случалось, что кое-какие «малые формы» тебя просили переписать и вернуть на следующем уроке.  Так, меня был свой рукописный текст пьесы «Вариации» Данкля (см. ниже).  Выданное мне учителем представляло сильно изношенный, почти ветхий листок с обтрепанными краями…

 

Все это рассказываю к тому, что этот репертуар используется и по сию пору, и похоже, умирать не собирается.  Конечно, сборники учебных этюдов или упражнений типа «школа игры на скрипке (фортепьяно, и др.), могут заменяться иногда более свежими сочинениями, но не думаю, что часто, и сомневаюсь, что новинки эти входят в широкий обиход.  А уж скрипичные концерты десятилениями исполняются буквально одни те же.

 

В педагогическом репертуаре фигурируют несколько пьес прославленных мастеров барокко – таких как Арканджело Корелли (1653-1713), Антонио Вивальди (1678-1741), Франческо Мариа Верачини 1690-1768), и более поздних, «предромантических» уже, как  Джованни Батиста Виотти — (1755-1854).  Они писали свои сочинения для концертирующих скрипачей, и попали в школьные программы, каждый — одной или двумя вещами, которые оказались технически доступными для ученичества.  В числе этих пьес знаменитый ля-минорный концерт Вивальди (медленной частью которого восхищался знаменитый скрипач Альберт Эйнштейн), а также концерты Виотти №№ 22 и 23.  Эти пьесы играют сегодня также и концертирующие скрипачи.

 

Однако в перечне пьес пребывают также концертные номера композиторов не столь известных – можно сказать, известных лишь в кругах музыкального образования.  Но их непременно играли почти все ученики спокон веку  – и продолжают играть до сих пор, и, очень похоже, будут играть еще сто или триста лет.

 

Вот авторы, которым строгий педагогический отбор и беспощадное время обеспечили бессмертие.

Оскар Ридинг (1840 -1918).  Его концерт играл у нас практически каждый первоклашка на весеннем экзамене по итогам года.

Фридрих Зейтц (1848-1918), чей «ученический концерт» № 2 приходился на 2 или 3 класс.

Шарль Данкля (1817 – 1907).  Французский скрипач и педагог.  От него попали в программу «Вариации» и «Вариации на тему Доницетти» (3 или 4 класс).

Шарль Огюст де Берио (1802 – 1870). Бельгийский скрипач и композитор.  Из его сочинений в школу попал 9-й концерт, примерно в 6 или 7 классы.

Федериго Фиорилло (1725 – 1873).  Написал он много разного, включая сборник 36 этюдов.  Из них один, 28-й, обессмертил его имя.  Играют его в старших классах.

Жан-Батист Акколай ((1833-1900).  Бельгийский скрипач и педагог.  Из всего им написанного в школах играют его ля-минорный концерт.  И мало кто прошел мимо этой вещи, которую давали в где-то в 4 или 5 классах.

 

Я указываю классы, как это было принято в нашей районной школе.  В элитных школах – при Консерватории и Гнесинской – эти вещи играли в более раннем возрасте.

При натаскивании нас первостепенное значение имело совершенствование  техники владения инструментом, на что  и была нацелена градация педагогического репертуара (от простого к сложному, но постепенно)  Большое внимание уделялось также чистоте интонирования, или просто чистоте.  Играть надо чисто!  Это не обсуждается.

 

Фальшь

У смычковых инструментов нет на грифе каких-либо знаков, подобных гитарным «ладам».  Пальцы музыканта должны сами «помнить», где нажимать на струну, чтобы извлечь надлежащую ноту.  И здесь все решает слух.  Нажал чуть-чуть выше или ниже, и получается «грязь» (на жаргоне учителей) или «фальшь» (можно и без кавычек).  Это почти нужная нота, но вот это «почти» и делает ее «грязной».

Например, есть две ноты: соль» и ля.  Между ними помещается соль-диез (или ля-бемоль, что почти одно и то же).  Но фальшивое соль – это не соль-диез, это «почти соль».  Можно назвать мягче:  неточная нота,  но суть та же.

Вообще, такое может случиться иногда с любым скрипачом. Если нота хотя бы чуть-чуть протяжная, хороший скрипач тут же выправляет ее.  Для этого не нужно палец передвигать, лишь слегка изменить его наклон (вверх или вниз) — и все.  Но нужно иметь хотя бы миг времени, и этого нет при выполнении быстрых пасажей.  В последнем случае нота просто проскакивает, и, если попала в запись, будет жить, пока запись эта цела…

Из тех, кого много слушал, ни разу не заметил фальшивой ноты у Менухина, Ойстраха, Шеринга…  Наверное, и другие великие скрипачи не допускали фальши, просто меньше их слышал.  Из именитых – не мог дослушать Ицхака Перельмана запись концерта Брамса.  Вообще, тут раз на раз не приходится, и, я уверен, более удачны в этом смысле другие записи Перельмана (и может даже тот же концерт Брамса)…

Но если у скрипача во время исполнения такие вещи случаются снова и снова, тогда есть проблема

Как понимаю, музыкальный слух (без которого вообще не примут учить) еще и развивается со временем.  Во время учебы часто бывало, когда учитель мог сказать раздраженно: «Тут у тебя грязь.  Слушай, что играешь». Или что-то в этом роде.  Не всегда удавалось слышать себя.  Насколько помню, в 6 и 7 классах я играл уже практически чисто.  Слышал себя, и слух развился…

 

Концерт №9 Берио ля-минор, ор. 104 ор. 104

Я не играл его, но другие моего уровня играли (6 – 7 классы).  Яркий, эффектный и красивый опус.  Обычно в школах играют первую часть.

На видео исполняет вундеркинд Альма Дойчер (2012 г., ей было семь лет).  Уверенная техника, минимум «грязи», играет с настроением.  Некоторые быстрые ноты бывают не слышны отчетливо, ну уж тут нужно планку слегка понизить…  Очень хорошо для такой малышки.   Время исполнения 5 мин. с половиной:

https://www.youtube.com/watch?v=hg9pOp_GAe0

 

А вот как играет это подросток Василий Соловьев в итоговом смотре учеников Елены Лукиной (2015).  Анкоридж, Аляска.  Длительность игры  – примерно на минуту больше.

Видно, что серьезный мальчик, много работает.  Играет очень чисто во всех смыслах, включая отчетливое выполнение быстрых пассажей (большая редкость у молодежи, многие играют слишком быстро, и вместо череды нот слышим кашу).

Для аккомпанемента крышку рояля  всегда закрывают.  Она уже и была закрыта, но ее зачем-то открыли перед самым началом.  Недоглядела Елена (вон она сидит там, слева от пианистки), и местами рояль почти заглушает скрипку:

https://www.youtube.com/watch?v=e95QbwaCQVU

 

Вундеркинды

 

Они были всегда.  Из известных мне: Борис (Буся) Гольдштейн, Иегуди Менухин.  Говорят, услышав его, вышеупомянутый скрипач Эйнштейн воскликнул: «Теперь я знаю, что есть Бог!»

Но сегодня это стало массовым явлением.  Виртуозная малышня заполнила концертные эстрады.  Увы, некоторые из них играют довольно грязно и, местами, сумбурно.  И кого винить, — ребенка, который не научился слушать себя, или педагога, который не придает значения развитию слуха в ученике, потому что сам не слышит фальши, но стремится поскорее выпустить на публику свое «открытие»?

Приведу несколько разных исполнений 28 этюда Фиорилло.

Исполняет Наталья Шкурган:

https://www.youtube.com/watch?v=TvW9P46fbCY

Не слишком быстро, практически чисто.  Все ноты слышны.

Для сравнения два исполнения:

  •  Алексей Бруни, концертмейстер Русского Национального Оркестра. Почти вдвое быстрее Наташи, и на кашу  не сбивается. Все равно слишком быстро – это годится для демонстрации виртуозной техники, но плохо для восприятия музыки.  Ты еще только  вслушался, а он уже все сыграл!

https://www.youtube.com/watch?v=2Q98iFLTi3c

 

  • Девочка, которую не хочу называть, потому что не ее вина. Учитель задал немыслимый темп.  Получилось грязно, да еще играет быстрее, чем умеет, много нот «проглочено» и местами «сумбур вместо музыки»:

https://www.youtube.com/watch?v=fzXEcFmTq9Q    Алло, мы портим таланты!

 

У нас в школе многие играли эту пьесу – примерно в темпе Наталии Шкурган.   Этот самый этюд отказался дать мне мой учитель («не сыграешь»).

 

Концерт Акколая

 

В некоторых изданиях его называют «концертино», маленький концерт.  Пьеса действительно небольшая (максимум около 8 минут игры), но в обиходе ее зовут «концертом».  Построена несколько необычно.  Своего рода «двойчатка».  Состоит из двух частей (обычно говорят «первое соло» и «второе соло»).  Второе построено целиком на темах первого.  Одинаковое число тактов и структура идентична.  То же самое начало, та же самая красивая медленная тема в середине (в другой тональности), такие же пассажи и фигурации, иначе организованные, но построенные на тех же трезвучиях.  По-моему, прекрасная музыка.

 

Чилийский учитель, исполнение нахожу образцовым – по чистоте интонирования и выбранным темпам (играет только первое соло):

https://www.youtube.com/watch?v=_7ut2MXnl2c

 

Не думайте, что если учитель, то это автоматически хорошо.  Вот англоязычный видеоучитель Рой Сонн начинает с того, что показывает начальный пассаж – все ноты фальшивые.  Ноты такие: Ля-а-а, до-ми-ля-до-ми-Д-о-о… Потом станет чище, но ни разу не попадает чисто в верхнее «до»:

https://www.youtube.com/watch?v=Tqq9f0v0Cec

 

– Андреа Астрабова (Кошице – это в Словакии).  Техника, уверенность — очень прилично для 13 лет, хотя на 4-й минуте начинает гнать – так, что дирижер развел руками и на момент перестал отбивать акценты.  И потом – как пойдут фигурации из шестнадцатых, так гонит вперед.  Исполнение не очень чистое.  Самая первая фраза – ля-минорное трезвучие, проведенное по двум октавам, завершается, ккак у Роя Сонна, фальшивым верхним до – и так почти всякий раз.

https://www.youtube.com/watch?v=M9S7d-9z8Dw

 

Консерватория Пасадены (кажется, Калифорния).  Консерваторией в Америке часто называют ДМШ (детскую музыкальную школу).  Ни имя, ни возраст не указаны.  Лет 10?  Или меньше?  Учат только технике.  Трудные места выполняет практически без ошибок, а играет механически.  И половина нот – фальшь:

https://www.youtube.com/watch?v=AuKNUmIHbZo

 

Играет Джессика Леон (5 лет):

Запись демонстрирует, что пьеса не для таких малышей.  Наглядно показано, что одаренного ребенка можно натаскать технически.  Но пятилетний ребенок еще чего-то не накопил в душе, чтобы играть романтическую музыку… Не понимают педагоги?  Удивить, поразить публику…

Фальши хватает, но на удивление не так много, как у иных.  На 7 минуте начала ошибаться, видимо, устала.  В скоростных пассажах, как начальный ля-до-ми-ля-до-ми-до… — там просто нет нот, она их не выполняет.  И не мудрено: на первое протяжное «ля» уходит у нее почти весь смычок, оставляя лишь самый кончик на весь последующий пассаж к верхнему «до» (какой бездарь учит так играть!)  Между прочим, не хухры-мухры, а ежегодный конкурс виртуозов 2014 г. (Нью-Йорк):

https://www.youtube.com/watch?v=FmyhNH3lBco

Чилийский учитель, кстати, отдает первому «ля» пол-смычка, и второй половиной спокойно  выполняет пассаж.

Когда я играл этот концерт, помню, старался сэкономить на первый пассаж как можно больше смычка.  В целом, сыграл я Акколая так себе.  Очень любил эту пьесу, но тренировался мало…

А теперь отойдем от школьного репертуара, ибо перед нами – подлинный вундеркинд.  Аким Камара.  Ему 3 года.  Играет практически без грязи (только под конец – видимо, устал).  А пьеску на бис сыграл вообще совершенно чисто (опять под конец устал, это чувствуется).  И еще, очень важный момент: раза два можно уловить, как он, «промахнувшись» попадает на фальшь, но тут же выправляет ноту до верного звука!  Он все слышит.  В том числе, слышит оркестр.  Феноменально!

https://www.youtube.com/watch?v=JN2SQ4m7M04

 

И еще вот какое чудо:

Ему (или ей?) всего год.  Скажете, малыш просто барабанит по клаве?  Так оно и есть, барабанит.  Только ребенок явно слышит музыку, возвращаясь к «правильным» созвучиям.  Ему подыгрывает скрипка, и он слышит ноты!  И вы должны услышать это:

https://www.youtube.com/watch?v=lr2WxlgP7-I&list=RD2l-3VhZ2Yik&index=2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Share
Статья просматривалась 162 раз(а)

6 comments for “КОНЦЕРТ  АККОЛАЯ.  СКРИПАЧИ.  ВУНДЕРКИНДЫ

  1. Евгений Майбурд
    15 ноября 2017 at 21:07

    Илья Г. — Евгению Майбурду
    — 2017-11-15 14:49:51(856)

    Евгений Михайлович! Спасибо за статью! Ей-богу, по-хорошему Вам завидую, что Вы так разбираетесь в музыкальных тонкостях, чему мне никогда не научиться…
    \\\\\\\\\\\\\\\\
    Дорогой Илья, спасибо за поддержку. Все мы по-разному одарены способностями, включая и остроту слуха. Конечно же, способности следует развивать с детства. Я уверен, что многие, кто считает, что виноват медведь, могли бы достичь большего, если бы в детстве получили хоть минимальное музыкальное образование. Но для этого нужно было особое стечение обстоятельств. И коли так сложилось – чего уж, с этим нам и жить. К примеру, я никак не мог научиться плавать, так и живу, не умея и завидуя всему остальному человечеству.

  2. Евгений Майбурд
    15 ноября 2017 at 20:48

    Григорий Быстрицкий — Евгению Майбурду
    Москва, Россия — 2017-11-15 13:46:45(848)

    Евгений, не могу поместить комментарий в блоге, извините.
    Прочитал Ваш интересный очерк о скрипичной жизни.
    Будет время, взгляните по ссылке:
    https://youtu.be/dixTDzSQab4
    Это моя внучка, о которой написан рассказ «За кулисами».
    Интересно Ваше мнение, если будет что сказать, пишите прямо под своей статьей, я найду.
    \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

    Уважаемый Григорий, знали бы вы, через какие сомнения я прошел! Обычно я слушаю много разной музыки, это часть моей жизни. И подчас, слыша то, что звучало фальшиво, думал: а может это просто аберрация слуха у меня, ведь не могут же большие скрипачи так небрежно играть! Потом приходило на ум: но в других случаях я ведь не слышу фальши! Если я могу различать, значит, что-то здесь есть, наверное…
    В последнее время, по подсказке Гугла, вышел на страницы ютюба с различными исполнителями. Началось с юной японки (ее зовут Саяка Содзи или Шотжи?? и сейчас она постарше, чем на тех записях), которая играла концертную музыку профессионалов – на их уровне! Ну и скоро дошел до вундеркиндов.
    Благодарю вас за интерес к моему мнению. По-моему вашей внучке повезло на учителей. Что касается данной записи, техника ее на уровне репертуара (играет легко, без напряга), и у нее хороший звук. Это объективно. А субъективно: играет она, слава Богу, чисто.
    Поздравляю вас с ее успехом и желаю дальнейшего прогресса!

  3. Евгений Майбурд
    15 ноября 2017 at 7:55

    Вряд ли кому-то это важно, но все же факт: слегка подредактировал.

    • Александр Биргер
      15 ноября 2017 at 18:49

      E.M.
      Учителя давали нам подчас довольно ветхие тетрадки, изданные в начале
      ХХ века, часто подклеенные и заново переплетенные кое-как на дому.
      Иногда ноты были переписаны от руки… Так, (у) меня был
      свой рукописный текст пьесы «Вариации» Данкля (см. ниже)…
      Из тех, кого много слушал, ни разу не заметил фальшивой ноты у Менухина, Ойстраха, Шеринга…
      Вряд ли кому-то это важно, но все же факт: слегка подредактировал.
      ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Уверен, что это важно многим. Однако, «многих» не научили замечать фальшивые ноты и в результате — читаем ноты, с трудом отличая
      ля-минор от фальшивого верхнего ДО…
      p.s. «Самая первая фраза – ля-минорное трезвучие, проведенное по двум октавам, завершается, ккак у Роя Сонна» — опечатка, одно k
      Спасибо, дорогой ЕМ, на Вашу работу требуется время, а я всё ещё на 1-ом томе «От пророков…» ( Слушаю Акима Камару…)

      • Евгений Майбурд
        15 ноября 2017 at 20:53

        А. Биргер: «Уверен, что это важно многим».
        Спасибо, что подбодрили меня.
        Желаю вам успехов в чтении моих сочинений 🙂

  4. Евгений Майбурд
    14 ноября 2017 at 6:44

    КОНЦЕРТ АККОЛАЯ. СКРИПАЧИ. ВУНДЕРКИНДЫ

Добавить комментарий