ПЕРЕЧИТЫВАЯ КЛАССИКУ. АНДРЕЙ ПЛАТОНОВ (Продолжение 2)

Андрей Платонов.  Город Градов

 

Героев город не имел, безропотно и единогласно принимая резолюции по мировым вопросам.

А может, и были в Градове герои, только их перевела точная законность и надлежащие мероприятия.

Отсюда пошло то, что сколько ни давали денег этой ветхой, растрепанной бандитами и заросшей лопухами губернии, ничего замечательного не выходило.

В Москве руководители губернии говорили правительству, что хотя нельзя сказать точно, на что истрачены пять миллионов, отпущенные в прошлом году на сельское хозяйство, но толк от этих миллионов должен быть: все-таки деньги истрачены в Градовской губернии, а не в чужом месте и как-нибудь скажутся.

– Может, пройдет десять годов, – говорил председатель Градовского губисполкома, – а у нас рожь начнет расти с оглоблю, а картошка в колесо. Вот тогда и видно будет, куда ушло пять миллионов рублей!

А было дело так. Случился в Градовской губернии голод от засухи. На прокормление крестьян и на особые гидротехнические работы отпустили пять миллионов рублей.

Восемь раз заседал президиум Градовского губисполкома: что делать с этими деньгами? Четыре месяца шло обсуждение серьезного вопроса.

В основу отбора голодающих крестьян от сытых был положен классовый принцип: помощь оказывать только тем крестьянам, у которых нет ни коровы, ни лошади, а наличный скот – не свыше двух овец и двадцати кур, включая петуха; остальным крестьянам, имеющим корову или лошадь, давать хлеб порциями, когда в теле есть научные признаки голода.

Научное определение голода было возложено на ветеринаров и на сельский педагогический персонал. Затем Градовским губисполкомом была детально разработана «Ведомость учета крестьянских хозяйств, на восстановление, укрепление и развитие коих может в некоторой степени повлиять частичный недород некоторых районов губернии».

Сверх натуральной кормежки решено было начать гидротехнические работы. Создана была особая комиссия по набору техников. Но она ни одного техника не приняла, так как оказалось: чтобы построить деревенский колодезь, техник должен знать всего Карла Маркса.

Комиссия решила, что технического персонала на рынке республики нет, и по одному доброму совету приняла, что эти работы надо поручить бывшим солдатам-военнопленным, а также сельским самоучкам, которые даже часы могут чинить, а не только насыпь сделать или яму для воды выкопать. Один член этой приемочной комиссии вслух прочитал книгу, где говорится, как холоп Микишка сделал аэроплан и летал на нем перед Иваном Грозным, – чем убедил окончательно комиссию в скрытых силах пролетариата и трудового крестьянства. Следовательно, решила комиссия, средства, отпущенные губернии на борьбу с недородом, помогут «выявить, использовать, учесть и в дальнейшем снова использовать внутренние умственные силы пролетариата и беднейших крестьян, тем самым гидротехнические работы в нашей губернии будут иметь косвенный культурный эффект».

Было построено шестьсот плотин и четыреста колодцев. Техников совсем не было, а может, было человека два. Не достояв до осени, плотины были смыты летними легкими дождями, а колодцы почти все стояли сухими.

Кроме того, одна сельскохозяйственная коммуна, под названием «Импорт», начала строить железную дорогу длиною в десять верст. Железная дорога должна соединить «Импорт» с другой коммуной – «Вера, Надежда, Любовь». Денег «Импорт» имел пять тысяч рублей, и даны они были на орошение сада. Но железная дорога осталась недостроенной: коммуна «Вера, Надежда, Любовь» была ликвидирована губернией за свое название, а член правления «Импорта», посланный в Москву купить за двести рублей паровоз, почему-то не вернулся.

Сверх того, на те же деньги десятниками самочинно были построены восемь планеров для почтовой службы и перевозки сена и один вечный двигатель, действующий моченым песком.

 

 

 

Share
Статья просматривалась 948 раз(а)

4 comments for “ПЕРЕЧИТЫВАЯ КЛАССИКУ. АНДРЕЙ ПЛАТОНОВ (Продолжение 2)

  1. Александр Биргер
    7 ноября 2017 at 21:40

    Такой основательный коммент послал на Вашу заметку.
    Попробую ПОКОРОЧЕ:
    Андрей Платонов
    Создана была особая комиссия по набору техников. Но она ни одного
    техника не приняла, так как оказалось: чтобы построить деревенский
    колодезь, техник должен знать всего Карла Маркса.
    ——————————————————
    «Всякое краткое изложение экономических идей способствует заблуждениям. Исключая, может быть, данное моё высказывание.» Альфред Маршалл.
    ————————————
    может быть, любых идей ? …
    ——————————————
    http://www.proza.ru/2015/09/08/127
    Такая судьба. Гл. 5. 4. Платонов
    Леонид Фризман

  2. Евгений Майбурд
    7 ноября 2017 at 5:31

    ПЕРЕЧИТЫВАЯ КЛАССИКУ. АНДРЕЙ ПЛАТОНОВ (Продолжение 2)
    Город Градов

    • Александр Биргер
      7 ноября 2017 at 20:02

      Андрей Платонов
      Создана была особая комиссия по набору техников. Но она ни одного
      техника не приняла, так как оказалось: чтобы построить деревенский
      колодезь, техник должен знать всего Карла Маркса.
      ——————————————————
      «Всякое краткое изложение экономических идей способствует заблуждениям. Исключая, может быть, данное моё высказывание.» Альфред Маршалл.
      ————————————
      может быть, любых идей ? …
      ——————————————
      http://www.proza.ru/2015/09/08/127
      Такая судьба. Гл. 5. 4. Платонов
      Леонид Фризман
      Такая судьба. Еврейская тема в русской литературе (2015). Глава 5.4.
      А теперь несколько слов об Андрее Платонове (1899-1951). Память
      Александра Межирова сохранила для нас такой фрагмент. Судя по oтточию, с которого он начинается, это часть более обширного текста…
      ******
      За сто первою верстой,
      Где живёт народ большой,
      Там же проживает малый
      Со своей большой виной.
      Потому что он виновен,
      Что греховен род людской.

      …Туго скатерть накрахмалена,
      И Кустодиев, Шагал
      На стене заместо Сталина…
      Только кто-то вдруг сказал,
      К сотрапезникам добрея:
      «Все ж приятно, что меж нас
      Нет ни одного еврея».
      И никто ему в ответ,
      Не сказал ни да, ни нет.
      Только встал Андрей Платонов,
      Посмотрел куда-то в пол
      И, не поднимая взгляда,
      К двери медленно пошел,
      А потом остановился
      И, помедлив у дверей,
      Медленно сказал коллегам:
      «До свиданья. Я еврей»…

      … Даже если этот случай
      Не переживёт века,
      Подноготную любую
      Обнажит наверняка,
      потому что правдой жизни
      Правит правда языка…

      Такой поступок – это характеристика. Если не считать комедии «Ноев
      ковчег», в которой вряд ли можно усматривать изображение евреев, то на
      появление еврейской темы в творчестве Платонова, по-видимому, повлияла война. Он был корреспондентом «Красной звезды» и, по воспоминаниям друзей и коллег, сотрудником очень своеобразным
      ————————————
      https://newizv.ru/news/culture/11-08-2006/51876-sochuvstvujushij-i-predchuvstvujushij
      Сочувствующий и предчувствующий
      11 августа 2006, 00:00 Культура Из антологии Евгения ЕВТУШЕНКО «Десять веков русской поэзии»
      Для Андрея Платонова, поэта по своей глубинно русской природе, насильственная коллективизация, превращение народа в винтики
      номенклатурной машинерии, лицемерно называемой социализмом, а на
      деле умерщвляющей его, были отвратительны по антипоэтичности, антиэстетичности, антихристианству. Вымечтанный платоновский
      социализм был добрый, нежный к людям, как он сам.
      Однако даже Горький, который в целом высоко ценил Платонова, отказался поддержать публикацию «Чевенгура»:
      «Хотели вы этого или нет, но вы придали освещению действительности характер лирико-сатирический. При всей нежности вашего отношения к людям они у вас окрашены иронически, являются перед читателями
      не столько революционерами, как «чудаками» и «полоумными». Это, разумеется, неприемлемо для нашей цензуры».
      Плохи дела той страны, где даже чудаки «неприемлемы»…
      ——————————————————-
      http://spectr.org/1999/013/orlov.htm
      Виталий ОРЛОВ (Нью-Йорк)
      Пушкин и Платонов

      Если все мы сразу задумаемся, то кто действовать будет?
      А. Платонов. «Котлован»

      Наверное, это все–таки случайность: в конце XIX века, в один и тот же
      год — 1899–й — родились три революционера художественной прозы. Один из них писал на английском, и это был Эрнест Хемингуэй. Второй был равно сильным в двух языках — русском и английском, и его прозу в равной степени считают своей русские и американцы. Речь идет, конечно, о
      Владимире Набокове, чье столетие со дня рождения американцы отметили,
      быть может, даже более впечатляюще, чем столетний юбилей Хемингуэя.
      Третий писатель, Андрей Платонов, ровесник первых двух, войдет, без
      сомнения, в историю мировой литературы великим мастером того, только
      ему, Платонову, принадлежащего языка, который стал основой его
      великолепной русской прозы.
      Перу Платонова принадлежит гениальное суждение о нравственной
      равноценности образов Петра и Евгения в «Медном всаднике»,
      предвосхитившее исследования ученых–пушкинистов: Петр для поэта, по
      Платонову, «был направлением в обширный деятельный мир, где, однако
      нельзя существовать без… Евгения, чтобы не получилась одна «бронза»,
      чтобы Адмиралтейская игла не превратилась в подсвечник у гроба умершей (или погубленной) поэтической души».
      Платонов был хорошо знаком с прозой своих зарубежных коллег.
      Она не была объектом его скрупулезного критического анализа. Его
      статьи конца 30–х годов, кажется, вовсе и не о литературе, а повод для
      оценки социального состояния мира. Говоря о героях Хемингуэя, он
      предположил, что им, «может быть, вовсе и не надо было прощаться с
      оружием, чтобы не оставлять лучших людей безоружными…».
      Но начинал Платонов со стихов. Их герои — «маленькие люди»,
      обделённые судьбой, калеки, нищие, убогие и странники.
      Ты живой, ты живой, ты единственный,
      И стена — только дым на глазах,
      Ты слепой, но в тебе свет таинственный,
      Ты у мира один на часах —
      это о слепом…
      ::::::::::::::::::::::::::
      p.s.
      https://45parallel.net/andrey_platonov/stihi/
      Все стихи Андрея Платонова.

      Отрывок из поэмы А.П. Межирова Позёмка
      взят из старого номера газеты Новое Русское Слово, где публиковались
      многие работы А.М., написанные им в США.

    • Александр Биргер
      7 ноября 2017 at 21:43

      продолжение 1 коммента 2:
      А теперь несколько слов об Андрее Платонове (1899-1951). Память
      Александра Межирова «сохранила» для нас такой фрагмент. Судя по oтточию, с которого он начинается, это часть более обширного текста…
      ******
      За сто первою верстой,
      Где живёт народ большой,
      Там же проживает малый
      Со своей большой виной.
      Потому что он виновен,
      Что греховен род людской.

      …Туго скатерть накрахмалена,
      И Кустодиев, Шагал
      На стене заместо Сталина…
      Только кто-то вдруг сказал,
      К сотрапезникам добрея:
      «Все ж приятно, что меж нас
      Нет ни одного еврея».
      И никто ему в ответ,
      Не сказал ни да, ни нет.
      Только встал Андрей Платонов,
      Посмотрел куда-то в пол
      И, не поднимая взгляда,
      К двери медленно пошел,
      А потом остановился
      И, помедлив у дверей,
      Медленно сказал коллегам:
      «До свиданья. Я еврей»…

      … Даже если этот случай
      Не переживёт века,
      Подноготную любую
      Обнажит наверняка,
      потому что правдой жизни
      Правит правда языка…

      Такой поступок – это характеристика. Если не считать комедии «Ноев
      ковчег», в которой вряд ли можно усматривать изображение евреев, то на
      появление еврейской темы в творчестве Платонова, по-видимому, повлияла война. Он был корреспондентом «Красной звезды» и, по воспоминаниям друзей и коллег, сотрудником очень своеобразным…

Добавить комментарий