ЕФИМ ЭТКИНД. ПОБЕДА ДУХА

Когда аплодисменты стихли, женский голос крикнул: «Автора!» В другом конце зала раздался смех. Нетрудно было догадаться, почему засмеялись: шел «Дон Жуан» Байрона. Публика, однако, поняла смысл возгласа, и другие поддержали: «Автора!» Николай Павлович Акимов, вышедший на сцену со своими актерами, еще раз пожал руку Воропаеву, который играл заглавного героя, и шагнул вперед, к рампе; ему навстречу поднялась женщина в длинном черном платье, похожем на монашеское одеяние. Она сидела в первом ряду и теперь, повинуясь жесту Акимова, присоединилась к нему на подмостках. Сутулая, безнадежно усталая, она смущенно глядела куда-то в сторону. Аплодисменты усилились, несколько зрителей встали, вслед за ними поднялся весь партер хлопали стоя; вдруг мгновенно воцарилась тишина: зал увидел, как женщина в черном, покачнувшись, стала опускаться, — если бы Акимов не подхватил ее, она бы упала. Ее унесли — это был сердечный приступ. Догадывалась ли публика, приглашенная на генеральную репетицию акимовского спектакля «Дон Жуан», о происхождении пьесы? Был ли возглас «Автора!» всего лишь непосредственной эмоциональной репликой — или зрительница, выкрикнувшая это многозначительное слово, знала историю, которую я собираюсь рассказать?..

https://www.litmir.me/br/?b=73059

 

Share
Статья просматривалась 857 раз(а)

1 comment for “ЕФИМ ЭТКИНД. ПОБЕДА ДУХА

  1. Виктор (Бруклайн)
    29 октября 2017 at 17:17

    ЕФИМ ЭТКИНД

    Когда аплодисменты стихли, женский голос крикнул: «Автора!» В другом конце зала раздался смех. Нетрудно было догадаться, почему засмеялись: шел «Дон Жуан» Байрона. Публика, однако, поняла смысл возгласа, и другие поддержали: «Автора!» Николай Павлович Акимов, вышедший на сцену со своими актерами, еще раз пожал руку Воропаеву, который играл заглавного героя, и шагнул вперед, к рампе; ему навстречу поднялась женщина в длинном черном платье, похожем на монашеское одеяние. Она сидела в первом ряду и теперь, повинуясь жесту Акимова, присоединилась к нему на подмостках. Сутулая, безнадежно усталая, она смущенно глядела куда-то в сторону. Аплодисменты усилились, несколько зрителей встали, вслед за ними поднялся весь партер хлопали стоя; вдруг мгновенно воцарилась тишина: зал увидел, как женщина в черном, покачнувшись, стала опускаться, — если бы Акимов не подхватил ее, она бы упала. Ее унесли — это был сердечный приступ. Догадывалась ли публика, приглашенная на генеральную репетицию акимовского спектакля «Дон Жуан», о происхождении пьесы? Был ли возглас «Автора!» всего лишь непосредственной эмоциональной репликой — или зрительница, выкрикнувшая это многозначительное слово, знала историю, которую я собираюсь рассказать?..

Добавить комментарий