Инна Ослон. Про чай

Когда я была ребенком, чай у нас в доме был слабого желтого цвета. То, что мы принимали за вкус чая, был вкус варенья или сахара. Но это шло не от бедности и не от жадности, а от нашего представления о чае. Наверное, оно передавалось из поколения в поколение с тех времен, когда чай был дорогим удовольствием, и так заваривали в большинстве домов.

Когда мама стала ездить по командировкам, цвет чая в доме быстро погустел. Это был другой напиток, заимствованный ею из других краев. Он имел вкус сам по себе и всем понравился.

А желтенький гомеопатический напиток, служивший по несколько дней способом доливания кипятка, вообще исчез из мира. Или мне он больше не попадался. Я о нем пишу, чтобы о нем не забыли.

Share
Статья просматривалась 948 раз(а)

5 comments for “Инна Ослон. Про чай

  1. Инна Ослон
    26 октября 2017 at 3:15

    Вспомнила: одно время я пила чай с лимонной кислотой. Ее приносила из лаборатории подруга-химик, которая проходила там практику. Надо ли объяснять, что лимоны были редким лакомством, обычно в единственном числе. Вкус лимонный у чая был, но запаха не было.

  2. Инна Ослон
    19 октября 2017 at 18:40

    Дорогие Ефим, Самуил и Соплеменник, спасибо за комментарии. Продолжу тему.

    При перемещении из Киева в Москву чай становится вкуснее. Это потому, что вода жестче, а заварка любит жесткую воду.

    Когда мы переехали из Подмосковья в Молдавию, чай заметно испортился, удивляя нас своим мылким вкусом, Потом мы узнали, что в Молдавии очень мягкая вода. Она хороша для уборки, но, когда купаешься, вылазишь из душа с ощущением, что мыло смыть не удалось. Местным жителям чай казался нормальным — они другого не знали.

  3. Soplemennik
    19 октября 2017 at 12:19

    Я о нем пишу, чтобы о нем не забыли.
    ===
    @http://www.youtube.com/watch?v=cosJf_SwTHY@

    «Не повторяется такое никогда!»,
    но … это уже по другому поводу.

  4. Самуил
    19 октября 2017 at 6:38

    Точное наблюдение. У моих деда с бабушкой (от них и у родителей) чай был чаем, крепко заваренным. Но это была привычка, оставшееся от жизни в Узбекистане в эвакуации. У всей же многочисленной родни чаем называлась водичка «слабого желтого цвета», получаемая путём добавления кипятка с щепоткой соды в чайник, на донышке которого лежало что-то склизко-белёсое, бывшее когда-то, пару лет назад чаем. Бабушкины сёстры обыкновение в бабушкином доме заваривать чай перед каждым чаепитием считали недопустимым расточительством и барством. Бабушка же в ответ, а она была остра на язык, называло их слабо-жёлтенькое пойло: «писи сиротки Хаси». Так у меня эта дефиниция с детства в голове и осталась.

  5. Ефим Левертов
    14 октября 2017 at 10:04

    Такое же представление о чае было в послевоенной Белоруссии. Это мне рассказывала моя дорогая теща.
    Спасибо за воспоминания!

Добавить комментарий