Дмитрий Волчек. Голоса палачей

80 лет назад, летом 1937 года, тысячи сотрудников НКВД, возглавляемого Николаем Ежовым, получили директиву начать кампанию по выявлению, аресту и уничтожению «контрреволюционных элементов». 16 июля состоялось совещание Ежова с начальниками областных управлений НКВД для обсуждения предстоящей операции. Участник совещания, начальник УНКВД по Западно-Сибирскому краю Сергей Миронов, вернувшись из Москвы, 25 июля 1937 года провел оперативное совещание начальников оперпунктов, оперсекторов, ГО и РО УНКВД по ЗСК СССР и объяснил им детали операции. Первым делом следовало брать весь «актив контрреволюции».

«Лимит для первой операции 11 000 человек, то есть вы должны посадить 28 июля 11 000 человек. Ну, посадите 12 000, можно и 13 000 и даже 15 000, я даже вас не оговариваю этим количеством. Можно даже посадить по первой категории 20 000 человек».

Объяснив, как выявлять и арестовывать контрреволюционеров и что делать с членами их семей, Миронов перешел к «техническим вопросам»: как убивать и хоронить арестованных…

https://www.svoboda.org/a/28737766.html

 

Share
Статья просматривалась 839 раз(а)

2 comments for “Дмитрий Волчек. Голоса палачей

  1. Александр Биргер
    18 сентября 2017 at 3:15

    Голоса палачей
    16 Сентябрь 2017

    Дмитрий Волчек
    Стенограмму оперативного совещания опубликовал на своем сайте исследователь из Томска Денис Карагодин. Несколько лет он занимается расследованием обстоятельств убийства своего прадеда. Крестьянин Степан Иванович Карагодин был арестован 1 декабря 1937 года сотрудниками Томского ГО НКВД, осужден Особым совещанием как «организатор шпионской-диверсионной группы и резидент японской военной разведки» и приговорен к расстрелу.
    Денис Карагодин решил установить имена всех, кто повинен в фальсификации обвинения против арестованных по «Харбинскому делу» (Миронов говорит на оперсовещании о необходимости арестовывать «харбинцев»), и проследить преступную цепочку – от кремлевских инициаторов Большого террора до простых исполнителей в Томске, вплоть до водителей «черных воронков» и машинисток, перепечатывавших бумаги НКВД. Архивы советских спецслужб неохотно делятся информацией, но Денису удалось раздобыть документы, свидетельствующие о том, как работала машина сталинских репрессий, убивавшая ни в чем не повинных людей.

  2. Виктор (Бруклайн)
    18 сентября 2017 at 1:01

    Дмитрий Волчек. Голоса палачей

    80 лет назад, летом 1937 года, тысячи сотрудников НКВД, возглавляемого Николаем Ежовым, получили директиву начать кампанию по выявлению, аресту и уничтожению «контрреволюционных элементов». 16 июля состоялось совещание Ежова с начальниками областных управлений НКВД для обсуждения предстоящей операции. Участник совещания, начальник УНКВД по Западно-Сибирскому краю Сергей Миронов, вернувшись из Москвы, 25 июля 1937 года провел оперативное совещание начальников оперпунктов, оперсекторов, ГО и РО УНКВД по ЗСК СССР и объяснил им детали операции. Первым делом следовало брать весь «актив контрреволюции».

    «Лимит для первой операции 11 000 человек, то есть вы должны посадить 28 июля 11 000 человек. Ну, посадите 12 000, можно и 13 000 и даже 15 000, я даже вас не оговариваю этим количеством. Можно даже посадить по первой категории 20 000 человек».

    Объяснив, как выявлять и арестовывать контрреволюционеров и что делать с членами их семей, Миронов перешел к «техническим вопросам»: как убивать и хоронить арестованных…

Добавить комментарий