Зоя Мастер — рассказ «Все почти довольны» — журнал «Слово»

Один необычный день обычной американской школы. День, после которого меняется понимание и оценка привычных представлений о себе и тех, кто рядом.
http://litbook.ru/article/10577/

Share
Статья просматривалась 883 раз(а)

20 comments for “Зоя Мастер — рассказ «Все почти довольны» — журнал «Слово»

  1. Зоя Мастер
    23 сентября 2017 at 16:54

    Дорогая Зоя! Я так и сумела войти в блог и разместить свой комментарий. Но может оно и к лучшему. Вы сами сможете решить, стоит помещать моё отзыв, или нет. Вот он:

    Дорогая Зоя! Вы написали мастерский рассказ, композиция прекрасная. Вы подняли очень много тем, некоторые из них судьбоносные – о жизни и смерти, о продолжительности жизни – мало жил, много жил и пр. Получилось безукоризненно. Но некоторые детали- символы мне совсем незнакомы — в т.ч. и увольнение по собственному желанию ( для меня, живущей в Германии, это неясно. Если так уволиться, то пособия по безработице не будет и пр. большие неприятности) и национальные ( расовые) тонкости.
    Почти все персонажи наделены либо нацинальностью, либо расой, либо страной исхода. В рассказе национальная проблема скользнула тенью. С одной стороны, это и плюс, поскольку для самой Марты нет проблемы рас, национальностей, но с другой стороны… я почувствовала, что проблема — есть!
    Мелькнул в рассказе больничный врач-немец, для бывшей жертвы нацизма по-прежнему враг, драматична история мальчика-румына. Она незабываема, Вы это хорошо сделали. Но меня смутили ножницы, которыми тоже можно убить. Однако же я вполне могла что-то не понять. Рассказ произвёл на меня большое впечатление. Вот уже столько времени прошло, а я помню, думаю о нём и не могу забыть страшную историю румынского мальчика, легкомысленное усыновление его и отказ от него — «благотворителей». Благотворительность оборачивается иногда изощренной жестокостью.
    С уважением
    Мина Полянская

    • Зоя Мастер
      23 сентября 2017 at 16:57

      Дорогая Мина,
      Насчёт пособия, ситуация может быть разная. К примеру, если учителю 55 лет, при достаточном количестве “выработанных” лет, он (она) может уйти на неполную пенсию и при этом продолжать работать где-то (кем-то) ещё, или почасовиком в той же школьной системе. (Я говорю о государственных школах).
      Расовая тема никак не влияет на качество преподавания, но Вы правы, взгляды, культура определённой группы (скажем так), меня сильно напрягает, поскольку в них ясно просматривается презрение и враждебное отношение к культуре и обычаям страны, этих людей принявшей.
      Ножницы.. Видимо, убить ими нельзя, но Нику и не говорит о том, что хочет убить. Он хочет, чтобы его боялись, и ему это удалось.
      Спасибо за отзыв.

      • Александр Биргер
        23 сентября 2017 at 19:50

        Ваши комментарии на (предложенный к номинации) рассказ уваж. Михаила П. вызвали столько новых противоречивых откликов, включая комментарии уваж. мною литератора Мины П., что я немного засомневался в способностях читателей. Неужто им и на самом деле — виднее?
        Мои сомнения укрепляются ещё больше, если вспоминить Булгарина и Пушкина, Демьяна Бедного и Есенина, Маяковского и Твардовского, «Молодую гвардию» и «Разгром» и т.д. , и т.п. А если до «Канареек» добраться, то хочется снова перечитать «чего-то нездешнего».
        Может — «Маугли»? Или — стихи Р.К. ?
        А ножницы… Видимо, убить ими нельзя, но попытаться можно . Был такой случай в Питере, очень давно. Десять лет дали молодому человеку. Он, впрочем, и себя тоже пытался — ножницами. Но ему это не удалось.
        Извините, грустная это история, когда увлекаются ножницами.
        Всем — Шана Това!

  2. Зоя Мастер
    3 сентября 2017 at 22:44

    С согласия A.S. размещаю его отклик здесь.

    A.S. Зое Мастер о рассказе
    NY, NY, — 2017-09-03 21:07:32(993)

    Для меня уже много лет невозможно «войти» в этот раздел блогов. Мой компьютер не может этого сделать, как и послать месседж из «Мастерской» — всё идёт обратно. Но к делу:
    На мой взгляд — блестящий рассказ-повесть о жизни в американской школе. Дело ещё в том, что этот текст, как и всё,написанное Зоей Мастер, имеет свою, я бы сказал, музыкальную форму, так как он многослоен, он имеет постоянный Контрапункт. Так писать могут только музыканты, ощущая форму ,главную тему и возможности её разработки. Многоголосие — это то, что невозможно воспроивести немузыкантам, хотя это и текст совсем не о музыке и её исполнении. Как уже отмечалось , дилетант ЗНАЕТ как правило больше профессионала, но эти знания — не более, чемс склад ненужных запасных частей. В этом рассказе или небольшой повести всё удивительно естественно и гармонично связано между собой — психологически,портреты взрослых, детей, вообще мне кажется эта работа редкой удачей. Спасибо Автору!

    • Александр Биргер
      3 сентября 2017 at 23:05

      Ну и дела…Уважаемый В.Ф. с при-частными оборотами против музыки . Уверен в его (ВФ) любви к Пушкину и -к л а с с и к е- всей. И разделяю любовь вышеупомянутую. Раз-деляя
      и отделяя прич. обороты, Зоя Мастер больше не мастер. И — точка.
      «- Был бы гвардии он завтра ж капитан.
      — Того не надобно; пусть в армии послужит.
      — Изрядно сказано! пускай его потужит…
      . . . .
      Да кто его отец?
      Княжнин.
      . . . . .
      Отец мой Андрей Петрович Гринев в молодости своей служил при графе Минихе и вышел в отставку премьер-майором в 17.. году. С тех пор жил он в своей Симбирской деревне, где и женился на девице Авдотье Васильевне Ю., дочери бедного тамошнего дворянина..
      Матушка была еще мною брюхата, как уже я был записан в Семеновский полк сержантом, по милости майора гвардии князя Б., близкого нашего родственника. Если бы паче всякого чаяния матушка родила дочь, то батюшка объявил бы куда следовало о смерти неявившегося сержанта, и дело тем бы и кончилось. Я считался в отпуску до окончания наук. В то время воспитывались мы не по-нонешнему. С пятилетнего возраста отдан я был на руки стремянному Савельичу, за трезвое поведение пожалованному мне в дядьки. Под его надзором на двенадцатом году выучился я русской грамоте и мог очень здраво судить о свойствах борзого кобеля…»

  3. В.Ф.
    3 сентября 2017 at 22:39

    Войти на сайт ЛитБук оказалось невозможным после многих попыток. Я точно исполнял все указания, но не смог войти. Пишу отзыв здесь.
    Нет, как раз к языку много замечаний. Например, все причастные обороты поставлены впереди слова, к которому они относятся. Похоже на плохой перевод с немецкого. Сам заголовок содержит двусмысленность: слово «почти» относится к «все» (все почти) или к «довольны» (почти довольны)?

  4. Александр Биргер
    3 сентября 2017 at 20:20

    Зоя М.
    «…Я всегда считала и считаю, что учитель тогда хорош, когда его ученики хотя бы НАЧИНАЮТ думать и задавать вопросы. А уж если он научил их УЧИТЬСЯ, то его миссия выполнена. Лепить можно вареники, а детей формирует, в основном, семья. Если в семье и её окружении режут баранов на глазах у детей…»
    :::::::::::::
    Дорогая Зоя,
    как это ЗАметно из комментов, каждый находит (в е з д е) то, что ему интересно. Кто-то — борьбу систем («и вся-то наша жизнь есть бороьба»), другой — пластилин, третий — что-то новое о школе и школьниках. Мне интересно само явление, — проза З.М. Imho, — проза мастерская, да и тема мне интересна. Если позволите, одно замечание: Показалось, есть небольшая «переперченность», насыщенность, которой хватило бы на большую повесть. Возможно, Вы хотели рассказать о многом — в коротком произведении. И — рассказали. Спасибо за
    «Все почти довольны» и за комментарии, и — дальнейших неизбежных успехов.

    • Зоя Мастер
      3 сентября 2017 at 20:54

      Ваша догадка верна: этот сюжет задумывался как что-то более «объёмное», чем рассказ. Отсюда — сюжет в сюжете. Но видимо, роман — не моё. Во всяком случае, пока…
      Спасибо за отзыв.

  5. Инна Беленькая
    3 сентября 2017 at 7:27

    Зоя, то. что вам не повезло с контингентом учащихся, это чувствуется с первых строк. И это главное, прав Соплеменник. Но у меня вопрос: а вот такое столкновение, по Соплеменнику, «двух систем» ( вспоминается из того же пропагандистского набора — двух лагерей — социалистического и капиталистического) как примета времени — это необратимо? Ведь дети — это такой материал, из которого можно все лепить. Или здесь уже невозможно ничего сделать, как с детьми — Маугли?

    • Зоя Мастер
      3 сентября 2017 at 19:46

      Инна, Соплеменник писал о другом. Тем более, что с первых строк это чувствоваться никак не могло — там о директрисе и кошке. «Не повезло с контингентом» — тоже непонятный вывод. Возможно, Вы не знаете, что на входе практически всех государственных школ написано: «All American School», что означает присутствие всех оттенков кожи и стран, откуда дети (да и педагоги) приехали. Здесь, знаете ли, учителя не концентрируют внимание на цвете кожи и первой стране проживания. Так что всем тем, кто работает в обычных школах, с контингентом везёт примерно одинаково. А кому не нравится, переходит в частные или чартерные заведения. Потому что — свобода передвижения и выбора. Если учитель работает в такой «невезучей» школе, значит, его это устраивает и даже, представьте, ему это может нравиться и быть более интересным, чем благополучная и «бесцветная» в смысле цвета кожи — школа. К рассказу же это (тем более, лично ко мне), вообще отношения не имеет. Вы, Инна, удивили меня стойкостью советских представлений о самОм предназначении школьного образования. Эти расходные «лепить, пластилин» звучали тогда и особенно странно звучат для моего слуха теперь. Лепить по чьему подобию? Учителя, директора, зав. гороно, президента? Я всегда считала и считаю, что учитель тогда хорош, когда его ученики хотя бы НАЧИНАЮТ думать и задавать вопросы. А уж если он научил их УЧИТЬСЯ, то его миссия выполнена. Лепить можно вареники, а детей формирует, в основном, семья. Если в семье и её окружении режут баранов на глазах у детей, при этом внушая определённые ценности, одной из которых может оказаться бесценность жизни(?), никакая школа не залезет в сознание ребёнка. Да и запрещено вторгаться и комментировать религиозные и семейные ценности. Мировоззрение может меняться от каких-то жизненных ситуаций. В данном случае, пережив испуг от вида ножниц, принятых за нож, ребёнок, возможно, задумается о вещах, которые до этого ему в голову не приходили. А уж назвать этих детей «маугли…» Ну, это Вы…. Я, честно говоря. думала, что Вас, как психолога больше заинтересует Нику.
      И ещё. Сопоставлять детали, эпизоды текстов с личной жизнью автора — дело неблагодарное. Проза рассказа и проза мемуаров — не одно и то же. Более того, — это разные жанры. Впрочем, Вы и так это знаете.

  6. Soplemennik
    3 сентября 2017 at 3:58

    Во-первых, с успехом!
    Во-вторых, в рассказе речь идёт, по-моему, не столько об учительстве и всём связанном с ним (это тоже интересно), сколько о двух системах, т.е. условно «румынско-сенегальской» и американской в её странной ипостаси; о печальных результатах столкновения этих двух систем.

    • Зоя Мастер
      3 сентября 2017 at 5:16

      Вы абсолютно правы: учительство – не столько тема, сколько фон, микроклимат со своими отливами-приливами, рутиной и встрясками местного значения. Но в то же время,
      школа, в определённом смысле, — машина времени. Вслушиваясь в сказанное учащимися, в их ответы на вполне нейтральные вопросы, можно (как бы пафосно это ни звучало) без труда спроецировать возможный путь страны. Я намеренно включила в рассказ подлинные, дословные диалоги с детьми, потому что именно эта неловкая, зачастую политически некорректная детская непосредственность как раз и является абсолютной истиной в повествовании, где что-то случилось, а что-то могло произойти.
      Спасибо за отзыв.

  7. Ефим Левертов
    2 сентября 2017 at 14:22

    Согласен с Инной. Очень хороший рассказ!

  8. Инна Беленькая
    2 сентября 2017 at 13:54

    Все очень грустно. И разочарование героини в своей профессии, признание бесполезности своего труда, провала своего миссионерства, которое оно видела в «обращения детей в религию языка и литературы», и усыновление ребенка коллегой, обернувшееся трагическими последствиями, и похороны «под завязку» — в общем, ни одного светлого луча нет в рассказе. Вдобавок к этому во время мнимого «захвата» школы «панихидное щёлканье секундной стрелки нещадно усугубляло ощущение обречённости».

    Но все искупается великолепным языком и литературным стилем: « Дождь прицельно сбивал бурые листья со старого, узловатого дуба. В своём предсмертном вираже, они слетали в лужу и продолжали покачиваться на поверхности ржавого болотца, издали похожие на подгоревшие коржики». И еще много таких находок.

    • Зоя Мастер
      3 сентября 2017 at 5:30

      Инна, я не совсем согласна по поводу отсутствия «светлого луча» и «признания бесполезности труда». Во-первых, у каждого нормального человека, как бы он ни любил свою профессию, бывают минуты, часы, дни (итд) усталости и разочарования. Во-вторых, действие рассказа, во всяком случае, его «разработка» (если пользоваться терминологией сонатной формы: экспозиция, разработка, реприза) происходит в течение одного дня. Но да, некое ощущение временной безысходности присутствует, хоть я не ставила перед собой задачу выкрасить текст в нелюбимый мною серый депрессивный цвет. Спасибо за то, что вчитались в текст и нашли время на отзыв.

Добавить комментарий