Бестселлер о Холокосте: Рута Ванагайте

ИНТЕРВЬЮ

«Я знала, что я себе жизнь испорчу этой книгой. Ну и что?»

Екатерина Гликман, спецкор

 

Бестселлер о Холокосте — вы себе можете такое представить?! «Наши» — от одного только названия этой книги всю Литву перетряхнуло. На обложке — два портрета: два парня, похожих друг на друга, как родные братья. Один — литовский еврей, был убит. Второй — литовец, был убийцей евреев. Это — «Наши», говорит автор книги Рута Ванагайте. И евреи — наши. И убийцы — наши. Вообще же, если название книги перевести еще точнее, это даже не наши — это свои.

Рута написала книгу, которую никто не ждал. На тему, которая неприятна всем. На самую табуированную в обществе тему. Много написано книг о евреях, которые выжили, и о литовцах, которые их спасали. Но вместо ответа на самый страшный вопрос общество довольствуется пассивным залогом, царствующим на мемориальных досках и памятниках, — «были убиты». «Кем?» — спрашивает Рута. Потому что Холокост — это не только шесть миллионов убитых. Это шесть миллионов убийств.

Что заставило человека на шестом десятке выпрыгнуть из своей картины мира и переосмыслить ее? Рута объясняет: узнала, что ее родственники причастны к Холокосту, и теперь, таким образом, возмещает ущерб от их преступлений. Похоже, она первая в Литве публично признала вину своей семьи. И устроила родине холодный душ.

 Подумав о моем отечестве, где судят Дмитриева, ставят памятники беспамятству, гордятся до самозабвения и с упоением ненавидят, я позавидовала Литве — что у них есть такая Рута. И захотелось увидеть ее своими глазами.

Некоторые друзья отговаривали меня от этой поездки. Написав о ней, говорили они, ты лишь добавишь жару нашей пропаганде, которая рисует всех наших соседей фашистами. Представляешь, говорили, как им будет это на руку. Не будет, думаю я. Просто потому, что правда никогда не на руку лжецам.

Но прошу читателей «Новой»: давайте все, что мы будем узнавать о произошедшем в Литве, воспринимать в контексте самих себя. Поверьте, это несложно...

 (читать также комментарии)

 https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/08/11/73447-istoriya-ne-religiya-v-nee-ne-nado-verit

Share
Статья просматривалась 183 раз(а)

3 comments for “Бестселлер о Холокосте: Рута Ванагайте

  1. Александр Винокур
    14 августа 2017 at 8:33

    ***
    Интеллигент Донатас Банионис,
    Артист от Б-га. Не напрасно жил,
    Когда в глуши, в Литве-доминионе
    Разноплемённый мир отобразил.

    Он не себя, он нас с тобой исполнил.
    Кино, театр. Где только не играл.
    В конце пути о долгой жизни вспомнил,
    О том, что знал, — ни слова ни сказал.

    http://alex-vinokur.dreamwidth.org/409479.html

  2. Александр Винокур
    14 августа 2017 at 8:32

    ***
    Вильнюс, Паланга, Нида
    Как любовь наповал.
    И сквозь года обида —
    Я ничего не знал.

    Просто нравился тихий,
    Немногословный край,
    Где явлением лика
    Показался Тракай.

    Но на дороге торной
    Ты постой, не спеши.
    Чувствуешь, как просторно,
    Здесь теперь ни души.

    Видишь, ковёр расстелен
    Для безвестной семьи.
    Это красная зелень
    Бьётся из-под земли.

    http://alex-vinokur.dreamwidth.org/366573.html

  3. Виктор (Бруклайн)
    13 августа 2017 at 21:06

    Бестселлер о Холокосте: Рута Ванагайте

    ИНТЕРВЬЮ

    «Я знала, что я себе жизнь испорчу этой книгой. Ну и что?»

    Екатерина Гликман, спецкор

    Бестселлер о Холокосте — вы себе можете такое представить?! «Наши» — от одного только названия этой книги всю Литву перетряхнуло. На обложке — два портрета: два парня, похожих друг на друга, как родные братья. Один — литовский еврей, был убит. Второй — литовец, был убийцей евреев. Это — «Наши», говорит автор книги Рута Ванагайте. И евреи — наши. И убийцы — наши. Вообще же, если название книги перевести еще точнее, это даже не наши — это свои.

    Рута написала книгу, которую никто не ждал. На тему, которая неприятна всем. На самую табуированную в обществе тему. Много написано книг о евреях, которые выжили, и о литовцах, которые их спасали. Но вместо ответа на самый страшный вопрос общество довольствуется пассивным залогом, царствующим на мемориальных досках и памятниках, — «были убиты». «Кем?» — спрашивает Рута. Потому что Холокост — это не только шесть миллионов убитых. Это шесть миллионов убийств.

    Что заставило человека на шестом десятке выпрыгнуть из своей картины мира и переосмыслить ее? Рута объясняет: узнала, что ее родственники причастны к Холокосту, и теперь, таким образом, возмещает ущерб от их преступлений. Похоже, она первая в Литве публично признала вину своей семьи. И устроила родине холодный душ.

    Подумав о моем отечестве, где судят Дмитриева, ставят памятники беспамятству, гордятся до самозабвения и с упоением ненавидят, я позавидовала Литве — что у них есть такая Рута. И захотелось увидеть ее своими глазами.

    Некоторые друзья отговаривали меня от этой поездки. Написав о ней, говорили они, ты лишь добавишь жару нашей пропаганде, которая рисует всех наших соседей фашистами. Представляешь, говорили, как им будет это на руку. Не будет, думаю я. Просто потому, что правда никогда не на руку лжецам.

    Но прошу читателей «Новой»: давайте все, что мы будем узнавать о произошедшем в Литве, воспринимать в контексте самих себя. Поверьте, это несложно…

Добавить комментарий